Для вас в нашей организации двери аргус предлагаем всем желающим.
                    Стратегия МСОП по степям

Постановка проблемы

                Специфика агроэкологических проблем в России и странах СНГ заключается в том, что они развиваются на фоне общего кризиса в экономике и в условиях неопределенности отношений собственности на землю. Кроме того, они во многом стали следствием сложившейся в условиях коллективного хозяйствования ХХ в. системы землепользования и последовавшими за ним негативными изменениями земель, почв, растительного покрова, поверхностных и грунтовых вод в аграрных регионах. Коренное отличие ситуации в странах постсоветского пространства от таковой в развитых странах состоит в том, что в России и странах СНГ наиболее уязвимыми оказались почвы как компонент агроэкосистем.
                В настоящее время в России все земли сельскохозяйственного назначения подвержены процессам антропогенной деградации, однако наибольший ущерб нанесен субаридным и аридным регионам юго-востока ее европейской территории. Ведущие негативные процессы, инициированные не экологичным ведением сельского хозяйства - это водная и ветровая эрозия, разрушение структуры, слитизация, уплотнение, дегумификация, загрязнение засоление, осолонцевание и подтопление почв, потеря видового и экосистемного разнообразия под влиянием пастбищной дигрессии. Эти понятия, чаще всего объединяемые в одном широком значении терминов "опустынивание" и «деградация земель», определяют сущность главных агроэкологических проблем аридных регионов Юга России.
                В России аридные территории занимают около 75 млн. га, а вместе с переходными территориями семиаридной и субгумидной зон - свыше 155 млн. га. Процессами опустынивания только в России охвачено около 60 млн. га, что составляет 27% площади всех сельскохозяйственных угодий страны. В аридных регионах европейского Юга России за последние 30 лет площадь продуктивных сельхозугодий сократилась почти на 50%, но при этом плотность населения возросла почти в 1,5 раза.
На юге европейской части России от антропогенной деградации особенно пострадали Черноземельные массивы Калмыкии и равнинные районы Дагестана. В настоящее время эти регионы отличаются наиболее интенсивным проявлением опустынивания. Оно охватывает здесь более 70 % территории. В Калмыкии сухие степи сохранились лишь на юго-западе; здесь возникла первая и единственная в Европе антропогенная пустыня площадью около 3 млн. га, которую с полной уверенностью можно назвать агрогенной. В Астраханской, Волгоградской, Саратовской, Самарской, Ростовской областях (Сальские степи)  и Татарстане опустыниванием поражено до 50 % территории.
                Современный агроэкологический кризис аридных регионов России ведет начало еще с XIX века, когда переход кочевников к оседлости сопровождался увеличением нагрузки на пастбищные угодья, площадь которых из года в год уменьшалась, а сезонность их использования нарушалась. В период советской власти, действие негативных (субъективных) факторов (неоправданно высокая нагрузка на пастбища, неадекватные природным условиям и системам традиционного хозяйствования породы скота) многократно усилилась. Уменьшилось количество овец, перегоняемых на летние пастбища или в горные районы, возросло поголовье и крупного рогатого скота с круглогодичным содержанием. Создание крупных стационарных животноводческих хозяйств, увеличение поголовья скота обусловили 2-3-кратный рост нагрузок на пастбища и снижение их продуктивности в геометрической прогрессии. К этим проблемам прибавились новые, связанные с широкомаштабной распашкой сухих степей и даже полупустынь и проведением оросительных мелиораций без соблюдения необходимых технологических требований. Если в начале 1960-х гг. ХХ в. проблема опустынивания, деградации естественных пастбищ и природной кормовой растительности оформилась в полном объеме (в частности, о ней заговорили и начали писать), то к концу 1970-х гг. она приобрела катастрофические масштабы. Но к этому времени в СССР закончилась короткая "оттепель" 60-х гг. и в стране вновь наступили времена «застоя» с его слабым интересом к проблемам охраны природы и экологизации сельского хозяйства.
                Начало перестройки обозначило резкий рост интереса к аграрным реформам, которые, однако, были приостановлены в первой половине 90-х гг., т.к. они проходили на фоне глубокого экономического спада. В этот период существенно сократилось поголовье скота (в некоторых районах Казахстана в 2,5–3,0 раза, в Заволжье и на Южном Урале в 1,5–1,8 раза), что временно снизило пастбищную нагрузку. Однако, сосредоточение скота в частных руках при отсутствии упорядоченной системы землепользования привело к деградации пастбищ вокруг населенных пунктов и летних лагерей. Нерентабельная пашня была заброшена, а образовавшиеся на месте пашни и деградированных пастбищ залежи стали очагами ветровой эрозии, распространения саранчи и карантинных сорняков. Обнищавшее население, лишенное доступа к рыночным ресурсам, занялось массовым браконьерством, в результате чего, например, под угрозой полного исчезновения находится европейская популяция сайгака. Среди населения стало процветать воровство скота, наркомания, участились случаи эпидемий. Не случайно именно в Калмыкии, была зафиксирована крупнейшая в стране эпидемия СПИДа. Социальную опасность указанных проблем обостряет трансграничное положение регионов, распространение в них тоталитарных идей, военные конфликты и терроризм (Чечня, Республика Дагестан, Ставропольский край). Таким образом, агроэкологический кризис аридных регионов, связанный с опустыниванием, приобрел ярко выраженный социальный и политический характер.