Диагностическая карта для осаго

Помощь с получением! Помощь с техосмотром и получение диагностической карты

ТЕХОСМОТР-ДЛЯ-ОСАГО.РФ

Интернет магазин спецодежды

Детский магазин / Косметика для малыша Моё солнышко. Купите сейчас

sww.com.ru

Купить оптом от производителя детскую одежду

Интернет-магазин детской итальянской одежды и аксессуаров Borgo ITALIA

detodejdaopt.ru

По фиксированным ценам продажа алкоголя несовершеннолетним под любые нужды.
             Информационные ресурсы BioDat

1.  Экосистемы полярных пустынь, тундр и лесотундр

 1.2. Современное состояние арктических экосистем и влияющие на них процессы

            Фоновое состояние биоразнообразия российской Арктики в настоящее время по формальным критериям можно считать относительно благополучным. Здесь сохранились большие пространства тундр и акваторий, не подверженных непосредственному воздействию человека, на которых развиты коренные типы экосистем. Это, например, обширные территории Таймыра, Гыдана, междуречья Яны и Индигирки, акватории морей Лаптевых и Восточно-Сибирского. Однако, в последние десятилетия чрезвычайно быстро нарастают очень опасные тенденции его разрушения.
            Распределение промышленности, имевшее прежде очаговый характер, переходить в фазу фронтального и даже сплошного освоения территорий и акваторий. В настоящее время существенно укрупнились контуры хозяйственной деятельности вплоть до их слияния, включая коммуникации, промышленные объекты, населенные пункты. Под угрозой оказались обширные районы Кольского полуострова, низовий Печоры, Большеземельской тундры, Ямала, юга Таймыра, северной Якутии, Чукотки и др. (Рис. 12). На этих территориях происходит интенсивное уничтожение, изменение, сокращение и фрагментация природных экосистем и местообитаний видов животных и растений. Огромное разрушающее воздействие оказывает широкое неконтролируемое использование вездеходного транспорта летом.


Рис. 12. Антропогенная трансформация тундровых экосистем – главная экологическая проблема районов разведки, добычи и транспортировки углеводородов

            Процессы антропогенной деградации арктических экосистем особенно опасны тем, что  в первую очередь от них страдают наиболее типичные арктические виды. Пришельцы из других природных зон, космополитичные или синантропные формы, тесно связанные с поселениями человека, наоборот, получают определенные преимущества перед арктическими видами, вытесняя их и тем самым еще более усиливая процессы разрушения природных экосистем.
            Коммерческое использование биоресурсов Арктики вышло из-под государственного контроля и приняло абсолютно стихийный хищнический характер. Браконьерство приобрело промышленные масштабы, которые в ряде случаев практически "узаконены" на местном уровне. В масштабах, превышающих все допустимые эксплуатационные нормы, производится отлов, сбор и бесконтрольный вывоз за пределы регионов и страны редких животных и биологического сырья, что подрывает состояние популяций, сокращает ареалы ряда видов млекопитающих, птиц, рыб. Неконтролируемый, коммерческий промысел особенно интенсивно распространяется в последнее время в приатлантическом секторе и на Северо-Востоке.
            В последние годы в Арктику проникла еще одна специфическая форма браконьерства - бесконтрольное изъятие, в том числе вывоз за границу коллекционных материалов (с целью личного коллекционирования или пополнения музейных фондов). Среди них велик удельный вес редких, в том числе краснокнижных видов (в первую очередь птиц, их яиц, некоторых насекомых - бабочек, жуков, шмелей и др., млекопитающих, морских беспозвоночных и т.д.).
            В связи с задачами сохранения арктических экосистем крайне остро стоит вопрос о сочетании экстенсивного традиционного природопользования коренных народов Севера с современными интенсивными формами освоения природных ресурсов. Традиционные системы не только не снижают, но эффективно поддерживают биоразнообразие ландшафта при выпасе домашних оленей (при прекращении выпаса оленей может наступить деградация растительности, что свидетельствует о тесных эволюционно обусловленных коадаптивных связях фитофагов с фитоценозами), обустройстве охотничьих участков, использования направленных палов, спускании тундровых озер в целях сельскохозяйственного использования земель. Разумная регламентация динамики численноти популяций дикого северного оленя препятствует истощению пастбищ и падежу поголовья. Сегодня большинство районов проживания коренных народов оказалось в сфере интересов добывающих компаний, деятельность которых ведет к нарушению системы традиционного природопользования. Сохранение в местах проживания малых народов и старожильческого населения экстенсивных форм хозяйства, запрет передачи и продажи этих земель в иную форму собственности - одно из важных условий поддержания высокого уровня биоразнообразия.
            В системе сохранения биоразнообразия Арктики особое место должно быть уделено проблеме химических загрязнений, к которым особенно чувствительны арктические виды и экосистемы. В Арктике в настоящее время действуют все основные формы загрязнений. К химическому загрязнению крайне чувствительны относительно примитивные группы, играющие большую роль в растительном покрове тундры - водоросли, лишайники, печеночные и листостебельные мхи, а также многие типичные арктические виды цветковых растений, обитатели специфических тундровых и полярнопустынных биотопов, в еще большей степени - типичные арктические виды животных. Лишайники интенсивно накапливают загрязняющие вещества в длительно живущих тканях и в итоге первыми выпадают из экосистем в зоне влияния металлургических комбинатов и химических производств. В результате интенсивно идет визуально трудно фиксируемый процесс обеднения и деградации экосистем, например лишайниковых и мохово-лишайниковых тундр и редколесий. Различные загрязняющие химические вещества интенсивно накапливаются в верхних звеньях трофических цепей наземных и водных арктических экосистем и концентрируются в телах долгоживущих плотоядных млекопитающих, птиц, рыб, удельный вес которых особенно высок в арктической фауне. В связи с этим создаются предпосылки для проявления в экосистемах отдаленных последствий химических загрязнений, в том числе гибели потомства, сокращения или вымирания популяций и обеднения фауны. Основными загрязнителями трофических цепей арктических экосистем в настоящее время являются хлорорганические углеводороды (DDT, HCH, PCBS), накопление которых в организмах связано с глобальным загрязнением океана, трансграничным переносом, осаждением аэрозолей в Арктике, а также с миграциями птиц.
            Все более остро встает вопрос о загрязнении морей и морского побережья Арктики и его влиянии на гидробионтов. Основными источниками загрязнений являются глобальные и региональные переносы веществ. Глобальные загрязнения в первую очередь связано с Гольфстримом, стоком сибирских рек и атмосферным переносом, региональное - с последствиями новоземельский ядерных испытний в атмосфере и на море, выбросами токсикантов комбинтами цветной металлургии - Норильского, Печенганникель, Североникель и др., деятельностью атомных флотилий и береговых баз, демпенгов военных и промышленных отходов на шельфе, нефтегазодобычей на Ямале, Колгуеве и других прибрежных районах, а также разведкой месторождений нефти и газа на арктическом шельфе. Особенно большую тревогу вызывают возможные нефтезагрязнения экосистемы Баренцева и Карского морей в связи с перспективами эксплуатации Штокмановского газоконденсатного, Приразломного нефтяного и других месторождений. Возможные негативные влияния нефтезагрязнений на компонентны биологического разнооброазия в этих регионах чрезвычайно тревожны. Так, акватории, примыкающие к Печорской губе, - один из важнейших районов промысла ценных видов рыб, место обитания краснокнижного атлантического моржа, ряда колониальных птиц. Необходимы специальные законодательные акты на федеральном уровне, в том числе - срочная организация охраняемых территорий в ранге биосферных заповедников, национальных парков, например на острове Долгом.
            Следует особо подчеркнуть один факт, пока не всегда осознаваемый в теории и практике природопользования и охраны природы в Арктике. По отношению к планетарным процессам переноса загрязнителей (атмосферный перенос, речной сток, морские течения) Арктика является своего рода аккумулятором загрязняющих веществ. В силу шарообразности Земли протяженность широт к полюсу резко снижается, поэтому общая площадь полярных геофизических поясов относительно очень мала по сравнению с более южными широтами. В связи с этим в процессе глобальных переносов загрязнений воздушными массами, реками, морскими течениями и мигрирующими животными, загрязнители, собираясь с огромных пространств, концентрируются на относительно небольшой площади арктических экосистем. Это обстоятельство должно быть осознано как ключевой момент в расчетах последствий глобальных антропогенных процессов и при разработке природоохранных программ в Арктике.
            Результатом антропогенных нарушений экосистем является вытеснение аборигенных, глубокоадаптированных к арктическим условиям видов полизональными или бореальными эврибионтными экспансивными формами. Эти процессы весьма интенсивны в самой южной полосе Арктики, в лесотундре и отчасти в южной тундре, где адвентивные, в том числе синантропные виды могут занимать заметные позиции в структуре биоценозов. Здесь характерен пример с популяциями аборигенных лососевых и сиговых рыб, подрыв которых внедрением чужеродных видов приводит к  доминированию в ихтиоценозах "сорных" малоценных полизональных видов. Велики темпы продвижения на север "сорных" антропохорных видов растений вслед за нарушениями почвенно-растительного покрова исходных зональных и интразональных элементов ландшафта (Рис. 13).. Пока не вполне  ясны синэкологические последствия этого своего рода "обогащения" арктической флоры. Совершенно очевидно, что с позиций сохранения биоразнообразия не все составные части процессов продвижения в Арктику пришельцев с "юга" должны оцениваться негативно.   В северной полосе Арктики, в условиях собственно арктического климата на фоне интенсивных природных и антропогенных  инвазионных явлений натурализация южных элементов резко ослабляются. Инвазионные  явления, в широком экологическом смысле, в условиях Арктики изучены еще очень слабо и нуждаются в более глубоком анализе на базе полевых количественных и экспериментальных исследований.


Рис. 13. Доля синантропных адвентивных видов растений в локальных флорах Европейского Севера

            Сложнейшая комплексная проблема сохранения биологического разнообразия Арктики, требующая международных программ - состояние популяций мигрирующих птиц и мест их зимовок и путей пролета. Особенно большую тревогу вызывает состояние популяций водоплавающих птиц, гнездящихся в тундровой полосе центральных секторов евразиатского материка (от Урала до Лены). У большинства их видов, особенно гусей, отчетливы тенденции снижения численности. Миграционные пути этих популяций проходят по сложным для пролета ландшафтам, например аридным или с высокой плотностью сельского населения, а зимовки распложены в странах с невысоким уровнем экономического развития и природоохранных традиций. Совершенно очевидно, что сохранение этих популяций водоплавающих птиц возможно лишь при консолидации усилий специалистов и соответствующих государственных структур России, Китая, Индии и других стран Азии.
            Пожалуй, единственным "положительным" фактором, отчасти сдерживающим уничтожение биоразнообразия, стало резкое сокращение населения в ряде районов Севера.
            В результате перечисленных негативных процессов в настоящее время популяции многих видов млекопитающих, птиц, рыб, некоторых морских, пресноводных и наземных беспозвоночных, растений, а также ряд уникальных сообществ, экосистем и их территориальных комплексов регионального масштаба находятся в критическом или даже катастрофическом состоянии, требующем незамедлительных мер на федеральном уровне.

            Основные угрозы для биоразнообразия арктических экосистем

•  Загрязнение среды следующими источниками:
– комбинаты цветной металлургии (Норильский, Печенганикель, Североникель и др.);
– нефтегазодобыча, транспортировка нефти и газа, разведка месторождений нефти и газа в прибрежных районах и на арктическом шельфе;
– глобальное загрязнение Российской Арктики, осуществляемое посредством  Гольфстрима, через трансширотный сток сибирских рек и тропосферный перенос (Рис. 14);
– последствия новоземельских ядерных испытаний в атмосфере и на море;
– атомные флотилии и береговые базы;
– сбросы твердых и жидких отходов военных и промышленных объектов на шельфе.
•  Промышленное освоение арктических территорий, неконтролируемое использование вездеходного транспорта в летнее время.
•  Крайнее ослабление государственного контроля за состоянием биоразнообразия в Арктике, ослабление режима охраны заповедных территорий.
•  Неконтролируемая эксплуатация природных популяций животных и растений - промысел, охота, коммерческий сбор коллекционных материалов (эта особенно опасная для редких и находящихся под угрозой исчезновения видов форма воздействия стремительно усиливается в последние годы).
•  Вытеснение и уничтожение добывающими компаниями экологически сбалансированных систем традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера.

Рис. 14. Экосистемы тундр крайне уязвимы к антропогенному воздействию: в районах нового освоения они подвергаются необратимому разрушению

Результаты антропогенных воздействий на арктические экосистемы

•  Уничтожение, изменение и фрагментация природных экосистем.
•  Процессы криогенной эрозии в результате нарушений естественного растительного покрова и загрязнений.
•  Инвазии чужеродных видов, вытеснение аборигенных арктических видов пришельцами из более южных природных зон, космополитными или синантропными формами, имеющими преимущества в антропогенно преобразованных ландшафтах.
•  Нарушения биоценотической структуры и подрыв кормовой базы животных вследствие загрязнения и перевыпаса.
•  Неблагополучное состояние мест зимовок и путей миграции ряда видов животных.