На выгодных условиях ES2053 по низкой цене.
             Ресурсы водоплавающих птиц России

ГЛАВА  VI

 

УПРАВЛЕНИЕ ВОДНО-БОЛОТНЫМИ УГОДЬЯМИ
КАК ОСНОВА СОХРАНЕНИЯ ВОДОПЛАВАЮЩИХ ПТИЦ

 Сохранение водно-болотных угодий –  главный приоритет проблемы

Как показано в  предыдущей главе, охота в России не играет ведущей роли в состоянии популяций водоплавающих птиц страны. Хорошие утиные угодья занимают в России огромные площади, численность охотников невелика, а охота довольно жестко регулируется.

Поэтому основной проблемой сохранения водоплавающих в России является сохранение водно-болотных угодий от негативных антропогенных воздействий. Охрана местообитаний водоплавающих птиц на международном уровне осуществляется в рамках Международной конвенции об охране водно-болотных угодий, имеющих международное значение в качестве местообитаний водоплавающих птиц (Рамсарская конвенция). Россия как сторона конвенции имеет 35 Рамсарских угодий, с общей площадью более 10,0 млн. га. В дальнейшем планируется развитие этой сети. В настоящее время подготовлена информация по перспективному (теневому) списку Рамсарских угодий в количества 165 новых районов (рис 6.1, подробнее см. Водно-болотные угодья России. Т. 3. Водно-болотные угодья, внесенные в Перспективный список Рамсарской конвенции. Wetlands International, 2000. 490 с.).

Рис. 6.1

В настоящее время разработана Стратегия сохранения водно-болотных угодий Российской Федерации, в которой обозначены целый круг проблем, требующих решения: инвентаризация водно-болотных угодий, создание экономических механизмов их защиты, совершенствование законодательства (Кривенко, Виноградов и др., 1999). После утверждения Стратегии государством этот документ должен стать основой для деятельности по сбережению и управлению водно-болотными угодьями страны.

Так как состояние популяций водоплавающих птиц в первую очередь зависит от состояния водно-болотных угодий, то и прогноз возможных изменений с их популяциями может быть дан только на основании прогноза ситуации  на водно-болотных угодьях.

 

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВОДНО-БОЛОТНЫХ УГОДИЙ РОССИИ

 Россия обладает самыми большими в мире ресурсами водно-болотных угодий. На ее территории насчитывается около 120 тысяч рек общей длиной 2,3 млн. км, около 2 миллионов озер общей площадью 370 тыс. кв. км (без Каспийского моря), 1,8 млн. км2 занимают болота. Площадь заболоченных лесов в России оценивается примерно в 1,5 млн. км2. Общая протяженность морских побережий составляет около 60 тыс. км. Водно-болотные угодья России, наряду с ее лесами, а также бразильской сельвой, служат основными на планете наземными регенераторами кислорода, а болота – одним из основных резервуаров связанного углерода.

Водно-болотные угодья занимают 25,4% площади Российской Федерации, местами - до 95% (рис. 6.2, табл. 6.1). Значение водно-болотных угодий в ландшафтном разнообразии страны очень велико. Основную ландшафтообразующую роль водно-болотные угодья играют на севере Русской равнины и по всей Западносибирской низменности, а также на большей части тундровой зоны.

Водно-болотные угодья России отличаются высоким разнообразием. Особенно разнообразны и занимают наибольшую площадь торфяные болота и озера. Большинство водно-болотных угодий служит местообитаниями водоплавающих птиц. Особенности водно-болотных угодий России, их продуктивность и биологическое разнообразие, подробно освещены нами в главе 2 настоящей работы, а также в публикации Водно-болотные угодья России, т.3, 2000.

Современное состояние водно-болотных угодий в стране определяется двумя составляющими – природной, связанной с гидроклиматической цикликой и антропогенной, связанной с прессом социально-хозяйственного комплекса.

Антропогенные воздействия на водно-болотные угодья имеют следующие особенности. Россия – одна из немногих промышленно развитых стран, на территории которых сохранились крупные массивы нетронутой природы, в том числе и водно-болотных угодий. В настоящее время 60-65% территории страны практически не затронуто антропогенной трансформацией (рис. 6.3).

Рис. 6.3

Наибольшие антропогенные нарушения произошли в экосистемах морей, омывающих Россию с запада (Балтийское, Черное, Азовское), а также в некоторых речных системах, особенно в системе Волга-Каспий. Низкий уровень трансформации прибрежных морских вод северо-востока страны определяется относительно малой ролью морских промыслов и слабым развитием хозяйства регионов, прилегающих к Ледовитому и Тихому океанам.

Среди континентальных водно-болотных угодий в наибольшей степени нарушены речные системы, поскольку они испытывали воздействия как промышленности (сброс загрязненных вод, гидроэнергетика и др.), так и сельского хозяйства. Торфяные болота в стране деградировали в основном под воздействием добычи торфа и осушения, однако, на фоне огромных площадей торфяников, эти потери относительно невелики и имеют локальное значение. Напротив, пойменные луга, южные травянистые болота и торфяники лесостепи и степи уничтожены или трансформированы в значительной степени (табл. 6.2).

Как видно из табл. 6.2, общий показатель нарушенности озер и болот практически одинаков. В то же время уровень антропогенной трансформации озер в разных частях России различается в гораздо большей степени.

Основные нетронутые территории и водно-болотные угодья расположены в Сибири, на Дальнем Востоке и в Арктике. Такая ситуация определяет хорошую сохранность в стране торфяных болот, олиготрофных и дистрофных озер, влажных типов тундр, специфических сибирских заболоченных редколесий - марей.  В ряде районов, в местах добычи углеводородов (Западная Сибирь, Европейский Север) водно-болотные угодья существенно трансформированы, а водоемы сильно загрязнены нефтепродуктами (Рис. 6.4, табл. 6.3). Значительно повреждены речные долины в районах добычи россыпных ископаемых (рис. 6.5).

Наиболее сильно изменена человеком природа Европейского Центра и юга России. В этих зонах  наблюдается максимальный уровень деградации водно-болотных угодий – водотоки зарегулированы, болота осушены, поймы и озера трансформированы.

Одной из важнейших характеристик антропогенных  воздействий на водно-болотные угодья является использование воды хозяйственным комплексом. Такое воздействие объективно характеризуется показателем отношения объема водозабора к объему местных ресурсов воды (рис. 6.6, табл. 6.3).

Рис. 6.6

Как видно из рис. 6.6 и табл. 6.3 Приложения, в наиболее тяжелом положении находятся водно-болотные угодья Предкавказья, Прикаспия и Южного Урала. Здесь водные ресурсы в очень большой степени используются в хозяйстве и поэтому водоемы в наибольшей степени зарегулированы и загрязняются человеком. К сожалению, удельное водопотребление (на единицу продукции) в хозяйственном комплексе страны продолжает расти.

Другой важный фактор – загрязнение вод (рис. 6.4), который мы иллюстрируем, с одной стороны, нефтяным загрязнением рек, с другой – использованием пестицидов в годы максимального их применения (конец 80-х гг.) – рисунок 6.7.  Материалы по нефтепродуктам особенно интересны в связи с положением в Сахалинской области. Современное освоение нефтепромыслов здесь идет как нигде интенсивно и «грязно». Сахалинская область в последнее время перегнала нашего традиционных «лидеров» – Омскую область и Ханты-Мансийский АО.

Рис. 6.7

По пестицидам, к сожалению,  положение то же, что и с использованием вод – максимальное применение и, следовательно, накопление в водоемах (водах, грунтах, растительности и фауне) также наблюдается на юге Европейской России (рис. 6.7), что бывает особенно опасно в условиях дефицита воды. В настоящее время в России вследствие экономических трудностей в сельском хозяйстве наблюдается резкий и практически повсеместный спад использования пестицидов.

Следует отметить, что за 90-е гг. резко увеличилась аварийность очистных сооружений, не производятся во время их регламентные работы, часто не хватает необходимых препаратов, комплектующих запасных частей. Сказывается и деятельность малого бизнеса, сбрасывающего промышленные отходы в  неприспособленные для этого коммунальные сети (Мартынов и др., 1995).

В кризисные 90-е гг. одним из важнейших неблагоприятных показателей в России были прогрессирующая технологическая деградация производства, рост уровня экологических издержек производства на единицу произведенной продукции, особенно загрязнений. По этому показателю в наиболее неблагоприятной ситуации находились  Забайкалье и Верхний Амур, Тюменская область и Ямало-Ненецкий и Ханты-мансийский автономные округа, Южный и Средний Урал, а также Предкавказье (Мартынов и др., 2000а, б).

Несмотря на негативный технологический фон, на фоне повышенной водности водоемов, 90-х гг. ситуация с их загрязнением  несколько улучшилась.

Спад производства в сельском хозяйстве привели к  значительному снижению поголовья скота, прежде всего в крупных хозяйствах. По всей стране заброшено масса животноводческих комплексов, что привело к снижению эвтрофикации водоемов, особенно малых.

Отдельным и острым вопросом является проблема сохранения пойменных комплексов, которые, как указывалось выше, особенно пострадали от антропогенного воздействия. Здесь в последние годы складывается своеобразная картина. С одной стороны, ряд факторов благоприятствуют сохранению пойм – страна практически прекратила строить гидроэлектростанции и вообще крупные гидротехнические сооружения. В ряде пойменных районов, ранее интенсивно использовавшихся под овощеводство, прежде всего -  Волго-Ахтубе, часть земель выведена из интенсивного использования. Поэтому в целом по стране ситуация с пойменными угодьями несколько улучшилась. С другой стороны, вокруг крупных городов происходит интенсивное освоение земель горожанами под дачи. Значительную часть этих земель составляют поймы, которые обваловываются, осушаются и интенсивно используются. Естественно роль угодий как местообитаний для водоплавающих здесь резко падает. В поймах активно работают и фермерские хозяйства. Отсутствие в действующем законодательстве четкой регламентации природо-  и землепользования позволяет фермерам самовольно преобразовывать свои угодья, в том числе производить гидромелиорацию. К сожалению, В подготовленных проектах  Земельного кодекса соответствующие защитные нормы отсутствуют.

Суммируя все вышесказанное, можно констатировать, что ситуация с состоянием водно-болотных угодий России в 90-х гг. несколько улучшилась.

Одновременно снизился объем добычи водоплавающих птиц. Снижение уровня жизни населения, подорожание дробовых патронов и горючего сделали охоту на водоплавающих птиц для многих слишком дорогим удовольствием.

 

ОСНОВНЫЕ  ОЖИДАЕМЫЕ  ТЕНДЕНЦИИ  В  СОСТОЯНИИ  ВОДНО-БОЛОТНЫХ УГОДИЙ И ПОПУЛЯЦИЙ ВОДОПЛАВАЮЩИХ ПТИЦ В РОССИИ

Дальнейшее развитие ситуации с водно-болотными угодьями и водоплавающими птицами будет зависеть от взаимодействия природных и антропогенных факторов.

 

ПРИРОДНЫЕ ФАКТОРЫ С ПОЗИЦИЙ КОНЦЕПЦИИ ПРИРОДНЫХ  ЦИКЛОВ 

Современная методология прогноза многолетних изменений климата базируется на  представлениях о взаимосвязях космических факторов и общей циркуляции атмосферы. Поскольку движение космических тел надежно рассчитываются на десятки лет вперед достоверность прогноза очень высока, и составляет 70-80% (Полозов и др., 1992).

Проведенный нами анализ гидрологического режима ряда бессточных водоемов аридных территорий Евразии, позволил существенно доработать временную схему А.В.Шнитникова (1976) о внутривековой и вековой изменчивости климата (Кривенко, 1991), а также построить прогнозную кривую на ближайшие 20 лет (рис. 1.1). Согласно этих построений за последние два столетия в Евразии прослеживается три гидроклиматических цикла векового масштаба проявления. Эти циклы, отсчитываемые по схеме - максимум-минимум-максимум прохладно-влажных условий, охватывали периоды 1800-1860 гг., 1861-1920 гг. и 1921-1996 гг. и колебались в пределах 60-75 лет. Современная прохладно-влажная фаза климата векового масштаба проявления, началась в 1978-1979 гг. и предположительно закончится в 2001-2005 гг. Тепло-сухая фаза, также векового масштаба, обозначится в период 2003-2006 гг. Ее максимум придется на время 2011-2015 гг., а окончание на 2025-2028гг.

Важная составляющая прогноза – развитие современных внутривековых и вековых циклов климата на фоне тепло-сухой эпохи 2000 летнего цикла, которая началась со второй половины Х1Х в. Этот многовековой климатический тренд потепления несколько сглаживает развитие внутривековых прохладно-влажных фаз климата и наоборот резко усиливает масштаб проявления тепло-сухих тенденций. С позиций сказанного тепло-сухую фазу климата 2006-2025 гг. следует ожидать очень мощной. Возможно также, что она проявится несколько раньше прогнозируемого времени (Кривенко, 1992).    

Сверхдолгосрочное прогнозирование изменений климата является предметом внимания многих исследователей (Климаты прошлого и климатологический прогноз, 1992). Базовой основой прогнозов является концепция о цикличности ритмики увлажнения Северной Евразии (Шнитников,1957). Наиболее прогнозируемыми являются 30-45 летние (Брикнеровские) циклы увлажнения и 60-90 летние (вековые) циклы.

Все прогнозы разных авторов ожидают в начале XXI в. вековую тепло-сухую фазу - но мнения о времени прохождения ее отдельных стадий несколько расходятся (табл. 6.4).

Как видно из таблицы, расхождения по прогнозу лежат в пределах 7 - 12 лет. Несмотря на то, что нам представляется наиболее вероятным четвертый вариант, не считаться с остальными невозможно, тем более что третий вариант прогноза подготовлен Главной геофизической обсерваторией им.А.И.Воейкова (Полозов,1992; Полозов и др.,1992). Расхождения в датировках начала тепло-сухой фазы усложняет прогнозирование, так как сдвиг дат возможен примерно на десятилетие.

С началом тепло-сухой фазы следует ожидать существенную и довольно быструю смену климатической ситуации. Мы считаем, что она проявится еще более сильно, чем аналогичная фаза 30-х гг. столетия, когда высохло не менее 70% озер Казахстана. К такому же выводу работая на другой базе, пришли специалисты ГГО им. А.И.Воейкова (Полозов и др.,1992).

 

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ 

Для прогноза развития экономической ситуации в России наиболее перспективными представляется следующие: 1.показатели экономической стабильности, тесно связанные с адаптивной устойчивостью (изменчивостью) хозяйственного комплекса; 2.показатели инвестиционной эффективности, то есть способности наращивать производство при притоке инвестиций; 3.показатели технологической деградации производства, отражающей, как уже указывалось, уровень роста в кризисный период экологических издержек производства на единицу произведенной продукции (Мартынов и др., в печати).

К сожалению, в ближайшие десятилетия социально-экономическая ситуация для водоплавающих птиц и водно-болотных угодий в России будет складываться весьма неблагоприятно.

Наблюдающаяся экономическая стабилизация России несет все характерные черты данной стадии общесистемного кризиса. Экономика стремится максимально опереться на собственные ресурсы, до предела снизив накладные расходы, куда бизнесмены традиционно относят и вложения в охрану природы. Ликвидация Госкомэкологии РФ и природоресурсных отраслевых ведомств в 2000 г. – отнюдь не чья-то прихоть или злой умысел. Напомним, что на той же стадии своего кризиса (в 50-х гг.) ФРГ едва не погубила Рейн, бездумно наращивая в его бассейне горнодобывающую промышленность и металлургию. Один из важнейших постулатов общей теории систем гласит, что в кризисе не люди управляют системой, а система – людьми. Отсюда – сходство поведения разных систем (Российской и Немецкой) на одинаковых стадиях кризиса.

Следует на какое-то время ожидать отступление российских властей на фронте экологической политики. Однако вряд ли оно будет особенно долгим, так как международные отношения, особенно инвестиционный климат, отреагируют на такого рода действия весьма негативно. Поэтому природоохранный кризис вряд ли затянется больше, чем на несколько лет.

Гораздо опаснее собственно развитие экономики. Сельское хозяйство – один из основных разрушителей водно-болотных угодий в России, еще не скоро выйдет из кризиса и его негативное воздействие будет долго оставаться на сравнительно невысоком уровне. В противоположность этому, развитие промышленности создаст огромные угрозы в связи с ростом удельных (на единицу продукции) экологических издержек производства. В этой ситуации приток инвестиций вызовет рост экологических издержек, прежде всего загрязнений, и в гораздо большей степени, чем рост самого производства. В Предкавказье, на Нижней Волге, Южном  Среднем Урале, Западной Сибири, Забайкалье и Верхнем Амуре,  то есть в регионах, где наблюдался особенно быстрый рост экологических издержек производства, водно-болотным угодьям предстоит пережить весьма резкий рост антропогенного пресса.

Следует также ожидать новый взлет добычи россыпных ископаемых, который ведет к полному разрушению экосистем долинных комплексов, особенно в Магаданской области и Якутии. В Бурятии этот процесс уже начался.

Таким образом, основной тенденцией в России станет рост негативного воздействия промышленности на водно-болотные угодья при сохранении относительно низкого уровня воздействия сельского хозяйства.

Следует также ожидать, что некоторая социальная стабилизация (плавный рост доходов основной массы населения), повлечет за собой начало роста охоты на водоплавающих, однако быстрый скачок их добычи маловероятен.

 

ОБЩИЙ ПРОГНОЗ СИТУАЦИИ 

Начиная с конца 70-х гг. в России наблюдается вековая прохладно-влажная фаза климата. Весь этот период нарастал уровень Каспийского моря, а годовой сток Волги возрос до 307 куб. км по сравнению с 200 куб. км в сухие 60-е – 70-е гг. (Кривенко, Мошонкин, 1998). Это максимальный зарегистрированный сток Волги в ХХ в. Одновременно в этот период сильно увеличилось наполнение озер степной и лесостепной зон.

Таким образом, в последние десятилетия условия для воспроизводства водоплавающих, в общем были благоприятными. На юге страны вследствие обилия воды доминировали благоприятные для птиц ранние и средние стадии сукцессий водоемов. На севере, благодаря повышенным температурам, как следствие многовекового тренда потепления, сукцессии шли быстрее, также повышая продуктивность угодий для водоплавающих птиц.

В противоположность вышесказанному, основным фоном первых десятилетий XXI в. в России станут уменьшение обводненности водно-болотных угодий и нарастание негативного воздействия на них промышленности.  Соответственно,  следует ожидать и негативных изменений в состоянии популяций водоплавающих птиц.

Как уже указывалось нами, во время внутривековой тепло-сухой фазы климата 60-х – 70-х гг. численность водоплавающих в России упала на 15 – 20 млн. особей (Кривенко, 1991). Правда, этот период совпал с максимальным за всю историю страны гидромелиоративным бумом, когда  осушались многие миллионы гектаров водно-болотных угодий. Однако, скорее всего, из всех факторов основную роль в этот период все же сыграла климатическая динамика.

В ближайшие годы, как сказано выше, мы ожидаем еще более мощную засушливую фазу. Спад увлажнения всегда неблагоприятен, особенно в водо-дефицитных  районах. Сам по себе объем воды служит одной из важнейших составляющих устойчивости водно-болотных экосистем. Уменьшение водной массы всегда влечет за собой рост концентраций всех растворов, ускорение эвтрофикации и скорости сукцессий.

В результате снижения обводненности на степных и лесостепных озерах увеличатся площади, занятые малопродуктивными для птиц тростниковыми займищами, возрастет количество ультрагалинных озер. Особенно негативно это скажется в регионах с наиболее нестабильным климатом, то есть в степной и полупустынной зоне (Мартынов и др., 1998). Засуха вызовет повышенную потребность в дефицитной воде, и крестьяне начнут перегораживать водотоки, чтобы сохранить на лето водопои для скота, что еще более усугубит проблемы озер. На юге Западной Сибири эти проблемы встанут особенно остро еще и потому, что большинство рек региона течет из Казахстана, где закон не предусматривает никаких ограничений на строительство  такого рода плотин. Напомним, что Правительство России еще в 1992 г. предложило Казахстану подписать соглашение «О совместном использовании и охране трансграничных водных объектов» (Постановление Правительства России от 8 августа 1992 г. № 564). Однако эта инициатива не была поддержана Казахстаном.

Следует ожидать мощного оттока водоплавающих птиц из степной и лесостепной зон страны к северу - в лесную зону, в менее продуктивные угодья, как это уже наблюдалось в 30-е годы (Формозов, 1981).

С другой стороны, реки в промышленных регионах испытают быстро нарастающий пресс со стороны промышленности, которая наращивает производство на технологически низком уровне. К сожалению, негативные векторы природных и экономических трендов здесь совпадут. Уменьшение объемов стока вызовет рост концентраций всех поллютантов в водах. Кроме того, недобор воды водохранилищами ГЭС вызовет размыв илов, отложившихся  по краям лож водохранилищ во влажное время, а эти илы также обогащены практически полным набором поллютантов.

Безусловно, в сложившейся ситуации есть и свои положительные моменты. Прежде всего, это возникновение в 90-х гг. значительного количества полузаброшенных зон, где резко сократилась численность населения. Таких участков в настоящее время много даже в центральных областях России (Смоленская, Владимирская и т.д.). Дороги там быстро зарастают и служат своеобразными очагами заболачивания лесов, брошенные карьеры превращаются в продуктивные пруды, небольшие болота среди нераспаханных полей притягивают чирков и болотную дичь, и т.д.

Тем не менее, в ближайшие годы общая ситуация для водоплавающих птиц, в России ухудшится. К сожалению, принципы прогноза динамики этой группы животных не разработаны. Тем более, что для водоплавающих – одной  из самых подвижных групп класса птиц, огромную роль будет играть и ситуация за пределами страны.

Мы полагаем, что в 2005-х –2015-х гг. Россия вновь потеряет не менее 20 млн. особей поголовья водоплавающих птиц, и, скорее всего, эта цифра будет заметно выше.

 

ПРИНЦИПЫ УПРАВЛЕНИЯ ВОДНО-БОЛОТНЫМИ УГОДЬЯМИ РОССИИ С ОЦЕНКОЙ ИХ РЕГИОНАЛЬНОЙ СПЕЦИФИКИ

            ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ УПРАВЛЕНИЯ ВОДНО-БОЛОТНЫМИ УГОДЬЯМИ

Как было показано нами ранее, для многолетней динамики водно-болотных угодий характерны последовательные изменения - сукцессии - от ранних до средних и затем поздних (затухающих) стадий. Сукцессии водных местообитаний развиваются на фоне циклических изменений гидротермических условий, но являются в значительной мере эндогенным процессом, который протекает по собственным законам.

Наиболее выражены во времени сукцессии в засушливых и полузасушливых районах, менее заметно они протекают в северных широтах.

Наиболее продуктивны для водоплавающих птиц относительно ранние и средние стадии сукцессий, которые неизбежно сменяются длительной затухающей стадией динамики с пониженной жизненной емкостью. Затухающие низко продуктивные стадии динамики характерны для тепло-сухих климатических периодов. Разнообразие сукцессионных стадий водно-болотных экосистем обеспечивается прерыванием затухающих стадий динамики и обновлением биогеоценозов, которые обычно происходят в прохладно-влажные климатические периоды. До интенсивного антропогенного изменения  водно-болотного угодья природной энергии гидрологического режима было достаточно для прерывания их затухающих стадий динамики. В настоящее время механизмы «возвращения» озер на более ранние, ценные для водоплавающих птиц стадии, нарушены на огромных пространствах.

Хозяйственная деятельность человека – изъятие части стока рек, осушение водно-болотных угодий, распашка водосборных площадей и загрязнение водоемов совпадает по направлению воздействий с естественным трендом развитием многовековой тепло-сухой эпохи - и многократно усиливает негативные тенденции. По этим совокупным причинам в водно-болотных угодьях ускоряется скорость сукцессий и сглаживается разнофазность их динамики, снижаются темпы прерывания затухающих стадий развития, подавляются гидробиологические процессы в трофических звеньях и самоочищение водоемов.

Очевидно, что в засушливых районах человек должен взять на себя труд по управлению динамикой водно-болотных угодий - замедлять скорость сукцессий средних стадий или возвращать поздние стадии к ранним. Опыт таких работ в России имеется - от скашивания чрезмерно разросшейся надводной растительности, до полного осушения и последующего наполнения озерных котловин (Кривенко, 1991).

При управлении динамикой водно-болотных угодий одним из важных положений является обеспечение разнофазной системы местообитания - создание на той или иной компактной территории комплекса водоемов, находящихся на разных - от ранних до поздних - стадиях сукцессий. Реализация этого принципа, с одной стороны, позволит создать максимальное видовое разнообразие птиц, так как вследствие экологической специализации для одних из них более благоприятны ранние стадии динамики угодий, для других - более поздние. С другой стороны, вследствие непрерывности сукцессионных процессов более молодые стадии динамики местообитаний будут переходить в разряд более поздних стадий, обеспечивая оптимальные условия для другой группы видов птиц, а в итоге - суммарно высокую жизненную емкость территории.

            С точки зрения экономической целесообразности при планировании многофазной системы местообитаний следует отдавать предпочтение тем стадиям динамики, на которых сообщество водоплавающих птиц имеет максимальную численность. В то же время целесообразно создавать значительный резерв водоемов затухающих стадий, так как именно они, согласно законам экологии, обеспечивают максимальную стабильность экосистемы в целом.

            В сущности, процесс управления динамикой водных местообитаний обеспечивает управление популяциями водоплавающих птиц. При поддержании постоянной большой жизненной емкости угодий достигается высокая территориальная стабильность популяций птиц, которые ежегодно будут возвращаться на данное водно-болотное угодье. Одновременно эти действия обеспечивают и высокую численность размножающихся птиц, повышают их репродуктивные показатели.

            Современными исследованиями доказано, что наибольшая продуктивность популяций животных наблюдается не в период оптимальных условий среды обитания, а при установлении тенденции к ее улучшению. В этой экологической ситуации вид, получив сигнал об улучшении условий жизни, усиленно мобилизует свои репродуктивный потенциал. В оптимальных же условиях он заблаговременно прогнозирует близкое снижение жизненных условий и подавляет свои репродуктивные способности.

            В условиях современного водного дефицита при планировании гидромелиоративных работ необходимо создание водных угодий комплексного назначения, для чего следует сохранять наиболее перспективные для этих целей водоемы и не обводнять низко продуктивные озерные котловины. На перспективных водоемах необходимо интенсивно развивать рыбоводство, охотничье хозяйство (дичеразведение, ондатроводство), сохраняя при этом убежища редких видов животных и учитывая производственные интересы каждой отрасли. Такие водоемы могут служить и рекреационным целям при строгой регламентации этого вида природопользования.

            Таким образом, в засушливых районах России система мероприятий по сохранению водно-болотных угодий должна включать следующие приоритеты:

§        развитие на водоемах многопрофильного хозяйства - водоплавающие птицы, рыборазведение, ондатроводство, рекреация, экологический туризм;

§        интенсификация выращивания зерновых культур на водосборных территориях, т.е. достижение максимальной урожайности при сокращении площади пахотных земель, что позволит поддерживать полноценный сток поверхностных вод в водоемы;

§        при строительстве дорог в степных и лесостепных районах соблюдать условие - обеспечивать поверхностному стоку свободный проход в озера (исключение строительства глухих плотин);

§        при посевах озимых зерновых проводить вспашку водосборных территорий вдоль склонов, а не поперек, улучшая таким образом, поверхностный сток воды в озера;

§        создание эффективной системы контроля за сбросом загрязняющих вод в водоемы при промышленном и сельскохозяйственном производстве.

В северных районах общая стратегия сохранения ценных водно-болотных угодий для водоплавающих птиц несколько отлична от районов южных и умеренных широт. Скорость развития водной растительности здесь низка, а антропогенное обогащение минеральными удобрениями, промышленной и бытовой органикой незначительно. Поэтому в решении задач по улучшению условий обитания водоплавающих птиц наибольшее значение приобретает локальное ограничение фактора беспокойства в наиболее критические периоды их жизни: ограничение рыболовства, сенокошения, пастьбы скота, а в ряде случаев и полный запрет охоты. Важно также в северных районах соблюдать принцип поддержания естественного гидрологического режима пойменных водоемов и не допускать их загрязнения в процессе добычи полезных ископаемых.

 

О ПРИРОДООХРАННЫХ ДЕЙСТВИЯХ ОБЩЕГО ХАРАКТЕРА 

Столь негативный прогноз определяет необходимость искать пути максимального смягчения последствий грядущих процессов. Общим свойством современного природоохранного движения во всем мире является то, что все большее значение в нем играют  не собственно природоохранные акции (создание резерватов, ограничения на добычу, и т.д., и т.п.), а воздействия на хозяйственный комплекс или психологию народа с целью добиться более благоприятного взаимодействия природы и цивилизации. Особенно энергично такие работы ведутся в рамках Конвенции о биоразнообразии  и «Повестки дня XIX в.».

Планета представляет собою систему, каждая из основных подсистем которой - Природа, Социум и Хозяйство – обладают собственной устойчивостью. Для того чтобы добиться желаемого результата, не следует тратить средства, силы и время на попытки изменить устойчивые элементы. Наоборот, надо найти элементы мало устойчивые и воздействовать на них.

При поиске таких малоустойчивых элементов следует исходить из того, что эти показатели тесно связаны с показателями подсистемы «Хозяйство», а именно: с адаптивной устойчивостью (изменчивостью) хозяйственного комплекса, инвестиционной эффективностью и технологической деградацией производства (Мартынов и др., 2000а, б).

Перечисленные показатели позволяют найти наиболее однозначные решения при выборе стратегии действий по охране водоплавающих птиц и водно-болотных угодий. С одной стороны, при восстановлении хозяйства они позволяют определить направление воздействия на природу. Наиболее опасный вариант развития ситуации – сочетание низкой экономической устойчивости с высокой инвестиционной эффективностью и технологической деградацией.

С другой стороны, эти показатели часто позволяют напрямую выявлять наиболее эффективные пути инвестирования. Так, безусловно, при реализации проектов, требующих максимального сохранения среды (эталоны природы, сохранение сезонных скоплений животных) максимально благоприятен вариант с высоким уровнем экономической устойчивости при низких уровнях инвестиционной эффективности и технологической деградации, то есть, характерный для регионов, где рост производства наименее вероятен и потенциально наименее опасен для природы. При большинстве же других типов проектов наиболее важна обратная ситуация, так как в большинстве случаев особенно важно предотвратить негативные последствия хозяйственного воздействия на природу.

Показатели хозяйственного комплекса позволяют выбирать оптимальный путь выбора решений,  какие виды деятельности следует в первую очередь стимулировать или подавлять. Так, при сложившимся в стране высоком уровне технологической деградации необходимо внедрение прогрессивных природосберегающих технологий. Высокая технологическая эффективность станет одновременно основой для создания повышенной конкурентоспособности передовых производств. По мере стабилизации экономики станут возможны и вложения в собственно природоохранные мероприятия (очистка отходов, создание резерватов, усиление инспекций и т.п.).

Изложенные принципы позволяют дать некоторые рекомендации о стратегических природоохранных действиях.

В первую очередь это необходимо в регионах с пониженной фондовоооруженностью, где социальные процессы превалируют над  производственными и большую роль в прогнозировании эффективности охраны играет социальная структура общества.

Максимальная угроза при стабилизации экономики России для водоплавающих птиц ожидается на Нижней Волге и на Урале. Причем улучшения ситуации в этих регионах можно ожидать лишь в случае коренной перестройки хозяйственных комплексов на водо-сберегающие технологии и принципиально иной уровень очистки вод. Чисто природоохранная деятельность – создание резерватов, биотехнические мероприятия и т.п. - здесь будет мало эффективна.

В Центральных районах и на Северо-западе страны, где рост негативного воздействия будет также нарастать, напротив, наиболее перспективной будет именно природоохранная деятельность.

По югу Сибири, району особенно интенсивного роста антропогенного воздействия на угодья и птиц - наиболее эффективными будут меры по природоохранной пропаганде и образованию населения, так как здесь максимально значимы социальные аспекты антропогенного пресса.

Остальные регионы дают довольно пеструю картину развития – рост или снижение уровня антропогенного воздействия зависит здесь от конкретных, часто узколокальных условий (наличие тех ли иных ископаемых, спектр конкретных хозяйственных комплексов и т.п.). Поэтому на этой территории нужен более четко ориентированный подход на конкретную ситуацию.

В новых экономических условиях роль образования и пропаганды должна быть огромна, во всяком случае, значительно выше, чем была когда-либо ранее.

 

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ СОХРАНЕНИЯ ВОДОПЛАВАЮЩИХ ПТИЦ И ИХ МЕСТООБИТАНИЙ

            В период становления в экономике страны рыночных отношений и явного доминирования недродобывающих отраслей, актуальнейшей задачей государственной политики в области рационального природопользования является создание экономических механизмов защиты биоразнообразия (Стратегия..., 1999). В частности, актуальна разработка методологии стоимостной оценки позвоночных животных и компенсационных платежей, за ущерб, нанесенный хозяйственной деятельностью природным сообществам, в том числе водоплавающим птицам (Кривенко, 1998).

            Сохранение водоплавающих птиц через экономические механизмы эффективно лишь при решении этой задачи для всего видового разнообразия позвоночных животных. Это тезис мы иллюстрируем следующими данными. По нашим расчетам доля водоплавающих птиц в стоимостной оценке позвоночных животных ряда Рамсарских угодий России выглядит следующим образом: Парапольский Дол - стоимость 1 кв.км угодий - 1640 USD, в которой на долю водоплавающих приходится 46,7 % стоимости; остров Карагинский – 19182 на 1 кв. км угодий -  USD, доля водоплавающих - 23 %, Мыс Утхолок – стоимость 1 кв.км угодий – 11680 USD, доля водоплавающих птиц – 23,1 %.

            И з приведенных цифр, очевидно, что сохранять через экономические механизмы водоплавающих птиц наиболее эффективно путем решения общей проблемы сохранения всего видового разнообразия животных конкретной территории.

            Второе направление действий по созданию экономических механизмов сохранения водоплавающих птиц и биоразнообразия в целом является внедрение в практику Методики оценки ущерба от уничтожения объектов животного мира и деградации среды их обитания. Этот  нормативный документ разработан ЦИМЖ Евразией (авторы В.Е.Флинт, В.Г.Кривенко, В.И.Перерва, В.О.Авданин, О.Е.Медведева) и в апреле 2000 г. утвержден Государственным Комитетом Российской Федерации по охране окружающей среды. Методика включает в себя следующие параметры и процедуры расчета:

§        Оценка состояния животного мира. Предусматривает процедуру ресурсной (кадастровой) оценки животного мира - определение численности и продуктивности каждого вида животных с четкой привязкой этих данных к оцениваемой территории.

§        Определение территории воздействия и ее зонирование по интенсивности антропогенного влияния.

§        Определение длительности воздействия: разового или продолжительного, с определенными стадиями (проектирование объекта, его строительства, начало функционирования и т.д.).

§        Оценка изменений состояния животного мира в результате антропогенных воздействий. Выявление величины снижения численности и продуктивности животных от исходного состояния с помощью специально разработанных “коэффициентов реагирования” на антропогенные воздействия. При наличии необходимой информации предусмотрен и другой метод оценки - сравнение оцениваемой территории с эталонными территориями аналогичных ландшафтов.

§        Порядок и варианты расчета натурального (экологического) ущерба. Натуральный ущерб для каждого вида животного определяется суммой величин - единовременной потери базовой численности и потери продуктивности за весь период воздействия. Процедура расчета предусматривает три варианта ситуаций: при прямом подсчете убытка - “по факту”, при планируемом воздействии, при свершившемся многолетнем воздействии.

§        Расчет ущерба биологическому разнообразию. Рассчитывается как особый вид ущерба методом сравнения индексов видового разнообразия Симпсона до начала воздействия и на каждой из стадий воздействия.

§        Стоимость объектов животного мира - устанавливается в соответствии с действующими нормативными документами: по “Шкале гражданских исков, предъявляемых организациям и лицам в возмещении ущерба, причиненного государственному охотничьему фонду” и утвержденных Правительством РФ такс для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный юридическими и физическими лицами незаконным добыванием или уничтожением животных.

§        Стоимостная оценка натурального (экологического) ущерба - определяется дифференцированно по группам животных.

            Для хозяйственно используемых животных стоимость ущерба исчисляется суммой двух величин: стоимостной оценки экологического ущерба и размера упущенной выгоды, рассчитанной через показатели стоимостной оценки охотничьих угодий или рассчитанные доходным методом; рыночные цены на продукцию, получаемую от объектов животного мира; ставки платы за использование объектов животного мира.

            Для наземных беспозвоночных, включая редкие и исчезающие виды, стоимость ущерба рассчитывается через таксы взысканий за ущерб, причиняемый уничтожением или деградацией почвенного покрова на соответствующей территории субъекта Российской Федерации, утвержденных Правительством РФ, и показатели биомассы (кг/га), рассчитанные Ю.И.Черновым (1975).

            Величина итогового ущерба объектам животного мира и среде их обитания представляет собой сумму всех стоимостных величин ущерба, полученных для каждого вида животных оцениваемой территории и деградированного биоразнообразия.

            Для эффективного внедрения в практику названной методики необходимы некоторые изменения в действующем природоохранном законодательстве России. Это не простой вопрос, но вполне решаемый.           

 

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ВОДНО-БОЛОТНЫМИ УГОДЬЯМИ

Регионы России весьма разнообразны по природным условиям и в них, безусловно, не может быть однотипных подходов к управлению водоплавающими птицами и их местообитаниями. Принцип регионального планирования в наших условиях абсолютно необходим.

К тому же в России, как и в ряде других стран с федеративным государственным устройством, основными правами по регулированию природопользования обладают именно субъекты Федерации.

Стратегия сохранения водно-болотных угодий Российской Федерации (Стратегия…, 1999) выделяет пять групп регионов по особенностям управления популяциями водоплавающих птиц и водно-болотными угодьями.

 

Районы Арктики и Крайнего Севера

Основные направления сохранения водоплавающих птиц и водно-болотных угодий обусловлены характерными чертами этих районов. Здесь водно-болотные угодья занимают очень большие площади. Среди угодий резко преобладают олиготрофные озера, влажные тундры и моховые болота.

Основные водно-болотные угодья низкопродуктивны, но имеют огромные площади. Имеются и исключительно богатые угодья. Поэтому этим регионам принадлежит исключительно большая роль в воспроизводстве водоплавающих птиц, исчисляемых десятками миллионов и используемых на большей части Восточного полушария планеты. Все это придает водно-болотным угодьям Арктики и Крайнего Севера особое международное значение. Охота на водоплавающих птиц и рыбная ловля имеют здесь важнейшее значение для жизнеобеспечения коренного населения. Эти виды природопользования играют ключевую роль в жизни пятнадцати малых народов Севера и большого числа субэтносов русского народа.

Антропогенные нарушения водно-болотных угодий носят преимущественно локальный и очаговый характер, поэтому уровень антропогенного пресса на угодья и птиц на основной территории невелик за исключением северо-восточных районов европейской части страны и Западной Сибири, территории которых сильно загрязнены нефтепродуктами и скважинными водами.

Имеются и широко распространенные, хотя и менее существенные угрозы. Во-первых, в структуре населения региона большую долю составляют люди, считающие себя временными жителями, с откровенно хищническим отношением к природе. Во-вторых, водный транспорт, включая маломерный, в большинстве районов – один из основных источников загрязнения и оказывает существенное негативное влияние на водоплавающих птиц как фактор беспокойства. Следует отметить, что противодействовать этому намного труднее, чем даже нефтедобывающим компаниями, так как это объективные особенности жизни населения этих районов.

С другой стороны, здесь имеются и надежные союзники в деле сохранения водно-болотных угодий – этносы и субэтносы, ведущие традиционный образ жизни.

Исходя из специфики Арктики и Крайнего Севера, основные направления планирования сохранения водоплавающих птиц и их местообитаний должны развиваться в следующих направлениях:

§        инвентаризация водно-болотных угодий с учетом их ценности как мест массового обитания водоплавающих птиц и как территорий, играющих важную роль в традиционном природопользовании малых народов;

§        создание сети особо ценных водно-болотных угодий международного, федерального и регионального значения, а также сети этно-экологических территорий как формы сохранения водно-болотных угодий и традиционных форм природопользования; при реализации этой задачи следует уделять особое внимание выявлению и сохранению объектов религиозного культа и почитания коренных народов;

§        развитие законодательных инициатив по сохранению водно-болотных угодий с учетом их региональной специфики, с юридическим приоритетом традиционных форм природопользования в водно-болотных угодьях Крайнего Севера, принятие законодательных актов о традиционном природопользовании, оленеводстве, охоте, об ограничении движения маломерного флота в наиболее важных местах гнездования и линьки водоплавающих птиц, о правах коренных народов в разделе прибыли, полученной от реализации полезных ископаемых, добываемых в недрах их территорий;

§        постоянная пропаганда охраны водоплавающих птиц, соблюдения охотничьего законодательства, с особым акцентом на борьбу с традиционным сбором яиц водоплавающих птиц в тундре;

§        совершенствование процедуры государственной экологической экспертизы и контроль за исполнением ее решений, особенно в части гарантий сохранения естественной среды обитания коренных народов;

§        привлечение внимания общественных природоохранных и других организаций к обеспечению прав малых народов.

 

Средняя полоса Европейской части России

Для региона характерна значительная степень нарушенности водно-болотных угодий. Высока доля угодий, состояние которых определяется деятельностью человека (водохранилища, зарегулированные долины рек и т.п.). Здесь, как нигде, воды загрязнены промышленными, сельскохозяйственными и коммунальными стоками.

Для региона характерен высокий уровень рекреационного использования водно-болотных угодий населением, включая такие его виды как сбор ягод, спортивные рыболовство и охота. Высокая плотность населения, густота дорожной сети, легкая доступность угодий определяют сильные рекреационные нагрузки на них и, следовательно, высокий уровень беспокойства водоплавающих птиц, снижающий их успех размножения. Наблюдается серьезное сопротивление населения сохранению водно-болотных угодий, особенно вокруг региональных центров, где угодья традиционно используются для целей рекреации и под дачные застройки.

С другой стороны, благодаря высокому разнообразию типов водоемов и способов воздействия на них хозяйственной деятельности, здесь может быть применен самый широкий круг природоохранных мероприятий. Наличие максимального в России количества квалифицированных специалистов, наибольшее в стране развитие общественных природоохранных организаций с огромным положительным опытом и хорошо поставленной агитационной работой, не только обеспечивает относительно высокую степень изученности водоплавающих птиц и водно-болотных угодий, но и создает благоприятные предпосылки для контроля за соблюдением природоохранного законодательства. Наличие региональных традиций охраны и использования водоплавающих птиц и водно-болотных угодий также способствует повышению эффективности действия природоохранного и охотничьего законодательства.

Вследствие перечисленных особенностей, для средней полосы Европейской части России основой для дальнейшей работы должны стать следующие направления:

§        инвентаризация водно-болотных угодий должна производиться в максимально полном объеме с максимально полными учетами водоплавающих птиц;

§        при развитии сети особо охраняемых территорий следует создавать особо охраняемые природные территории  в хорошо сохранившихся водно-болотных угодьях, выбирая для этих целей периферийные части административных регионов;

§        при создании особо охраняемых территорий необходимо учитывать, что, закрывая для рекреации, рыбалки и охоты одни угодья, следует обязательно оставлять для этих целей другие, менее ценные угодья, при этом создавая в них более комфортные рекреационные условия;

§        введение жесточайшего контроля качества сточных вод с соответствующими санкциями против нарушителей;

§        тесное взаимодействие администраций регионов с общественными природоохранными организациями.

 

Юг Европейской части России

Для региона особенно характерен высокий уровень сельскохозяйственной трансформации большинства водно-болотных комплексов. Водно-болотные угодья и водоплавающие птицы распространены локально компактно и потому особенно уязвимы для антропогенного пресса. Для региона характерна четкая дифференцированность использования водно-болотных угодий – интенсивное развитие охотничьего хозяйства и рыболовства в низовьях и дельтах рек и преобладание рекреационного использования на остальной территории.

            Работа по сохранению водоплавающих птиц и водно-болотных угодий региона должна строиться на следующих основных направлениях:

§        сплошная инвентаризация водно-болотных угодий;

§        объявление всех сохранившихся в естественном состоянии угодий водно-болотными угодьями особого значения (международного, федерального, регионального) и создание на таких угодьях или их частях особо охраняемых природных территорий;

§        безотлагательная разработка и реализация Плана управления для каждого вновь организованного угодья особого значения;

§        жесткая регуляция охоты, основанная на строжайшем квотировании объемов добычи;

§        осуществление межрегиональной координации деятельности потребителей водных ресурсов для оптимизации взаимодействия гидроэнергетики, орошения и сохранения биологического разнообразия водно-болотных угодий;

§        управление многолетней динамикой (сукцессиями) водно-болотных угодий, позволяющее поддерживать наиболее ценные стадии или прерывать малоценные;

§        совершенствование системы регламентации промышленных и сельскохозяйственных сбросов загрязненных вод в водно-болотные угодья;

§        разработка и реализация программ сохранения малых рек и создания искусственных водоемов, как элементов ландшафта, способствующих сохранению биологического разнообразия и поддержанию уровня грунтовых вод;

§        контроль соблюдения водо-охранного законодательства, особенно сохранения прибрежных полос от распашки и строительства животноводческих ферм;

§        привлечение общественных организаций к работе по пропаганде охраны вод, особенно в сельскохозяйственном производстве.

 

Лесостепи и степи Сибири

Это регион России с наиболее динамичными водно-болотными угодьями (от максимального заполнения до полного пересыхания водоемов) и, поэтому, наиболее непостоянным состоянием популяций водоплавающих птиц. Сукцессионные процессы в водных экосистемах и связанные с ними циклические изменения численности водоплавающих птиц протекают здесь как нигде бурно. Именно здесь наблюдается наибольшая для России естественная биологическая продуктивность водно-болотных угодий, в том числе, и для водоплавающих. Для региона характерно доминирование среди водно-болотных угодий степных мелководных озер и озерных систем с максимальным для России типологическим разнообразием – одними из наиболее оптимальных в стране местообитаниями водоплавающих.

В антропогенной трансформации водно-болотных угодий ведущая роль принадлежит сельскому хозяйству.

Охота на водоплавающих птиц и рыболовство, являются здесь традиционными занятиями населения и важными дополнительными источниками продовольствия.

Приоритетные задачи в сибирских степях и лесостепях следующие:

§        инвентаризация особо ценных водно-болотных угодий на основе районирования территории региона;

§        регламентация видов сельскохозяйственной деятельности, нарушающей естественную цикличность обводнения (запрет строительства плотин на реках и ложбинах стока талых вод, забор воды на орошение, распашка и использование прибрежных полос для выпаса и сенокосов);

§        расширение сети водно-болотных угодий международного, федерального и регионального значения;

§        реализация принципа сохранения крупных комплексов озер и суши как единых природных образований;

§        концентрация мер по поддержанию естественного гидрологического режима, особенно  подачи дополнительной воды в сухие периоды климатических циклов;

§        организация широкой пропаганды среди работников сельского хозяйства и охотничьей общественности, разъяснение особой важности водо-охранных и биотехнических мероприятий.

 

Юг Дальнего Востока

Регион отличают своеобразные, не характерные для других регионов России, типы водно-болотных угодий с очень специфичным населением водоплавающих, включающим ряд редких и угрожаемых видов (сухонос, клоктун, мандаринка, чернеть Бэра,  чешуйчатый крохаль). Уровень антропогенной трансформации водно-болотных угодий и пресса на водоплавающих птиц здесь относительно невысок и в основном локален.

Приоритетные задачи по сохранению водоплавающих птиц и водно-болотных угодий региона:

§        инвентаризация наиболее важных территорий, в первую очередь пойменных ландшафтов долин Амура и Уссури, заболоченных приморских низин, а также болот в горах и межгорных понижениях;

§        постоянная работа по повышению экологической грамотности охотников в целях снижения ущерба редким видам;

§        учет региональной специфики при выборе методов и форм охраны водно-болотных угодий;

§        создание обширной сети угодий особого значения разного уровня;

§        установление тесного сотрудничества по проблемам охраны водно-болотных угодий природоохранных органов с армией, военно-морским флотом и пограничной службой;

§        совершенствование экологической экспертизы при строительстве народнохозяйственных объектов.