Верхняя мужская одежда

Производство и продажа мужской одежды из льна. Цены от производителя. Опт

ktl-shop.ru

Курсы игры на ударных

Игра покорившая весь Мир! Попробуй поИграть. Играй в Войны Престолов

drumskill.ru

По вашему желанию аудит сайта бесплатно по низкой цене.
             Электронный журнал BioDat

Концепция проектной заявки в ГЭФ 
«Развитие территориальной охраны живой природы на основе экологизации систем землепользования староосвоенных регионов России в условиях формирования рынка земли»

Инициативная группа, включающая специалистов и экспертов завершившегося в сентябре 2003 г. Проекта ГЭФ «Сохранение биоразнообразия» и Представительства МСОП для России и СНГ предлагает вниманию краткую концепцию новой проектной Заявки в ГЭФ, посвященной экологизации системы землепользования в староосвоенных регионах России при становлении рынка земли. Заявки получила поддержку на многих отечественных и международных форумах и передана в ЮНЕП для представления на Совете ГЭФ. Параллельно веб-портал www.biodat.ru проводит ее обсуждение. Надеемся, что данная публикация расширит круг заинтересованных лиц, поможет уточнить набор пилотных проектов, а также их будущих исполнителей и участников.


                Представленные материалы обосновывают необходимость эффективного выполнения обязательств России по Конвенции о биологическом разнообразии (КБР), ратифицированной Россией в 1995 г. В основу заявки положены рекомендации Пан-Европейской стратегии в области сохранения биологического и ландшафтного разнообразия и ее Плана Действий “Создание Пан-Европейской экологической сети”, рассматриваемой в качестве главного инструмента выполнения КБР в Европе. Также она опирается на положения Национальной стратегии сохранения биоразнообразия России (2001). Методологической основой будущего проекта должно стать представление о экологизации землепользования и экосетях, как эффективном инструменте борьбы с деградацией земель староосвоенных регионов. Географически Проект ориентирован на “природный коридор  Восток-Запад”, и реализуется преимущественно в регионах центра и юга Европейской России, Северного Кавказа и, частично, юга Западной Сибири.

Регионы планируемой  реализации Проекта

                Будущий проект должен стать продолжением Проекта ГЭФ “Сохранение биоразнообразия” в регионе, где сконцентрированы наиболее приоритетные задачи экологизации землепользования и охраны природы в России. Он проведет мобилизацию национальных финансовых ресурсов для предотвращения деградации земель, экологизации аграрного производства и поддержки экосетей в регионе. Также он учтет важнейший вывод реализации Проекта ГЭФ “Сохранение биоразнообразия” – основная задача развития территориальных форм сохранения биоразнообразия не в механическом приращении площадей ООПТ, а в создании политических, экономических, законодательных, организационных условий для повсеместной охраны живой природы.
                После затяжного экономического кризиса с конца 90-х гг. ХХ в. в России взят курс на “ресурсный подъем экономики”, который сведет на нет многолетние усилия по повышению эффективности землепользования и развитию территориальных форм охраны природы. Последствия этого для природы крупных регионов хорошо известны и нуждаются в международной профилактике. Концентрация политического руководства, бизнеса и общества на восстановление национальной экономики создает условия для диспропорции в развитии разных отраслей и секторов экономики и запаздывания природоохранных механизмов для предотвращения деградации земель в аграрных староосвоенных регионах. В США аналогичная ситуация сложилась в период Великой депрессии 30-х годов ХХ в., Европа пережила подобное в 50-70 гг., когда шла общеевропейская интеграция и переход на интенсификацию сельского хозяйства. Именно тогда были уничтожены лесные и кустарниковые изгороди между угодьями, рефугиумы дикой флоры и фауны в крупных хозяйствах. Сама концепция Пан-европейской экосети и включения в нее полуприродных лесных и луговых экосистем во многом сформировалась на понимании экологических утрат тех лет, а также, например, на позитивном опыте и инициативах альпийских стран по сохранению традиционного агроландшафта.
                В последние десятилетия природоохранная инвестиционная политика (как национальная, так и международная) в России была ориентирована преимущественно на сохранение биоразнообразия и экосистем Севера, Сибири, Байкала и Дальнего Востока (Система финансирования охраны…, 2002). В результате явного территориального “перекоса” в финансовой поддержке природоохранных мер староосвоенные регионы  Европейской России, не получили даже минимальных средств на создание новых ООПТ, восстановление экосистем, охрану редких видов и пр. Федеральная Целевая Программа “Экология и природные ресурсы” (2002-2010 гг.), решения Правительства Российской Федерации "О развитии системы особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации" (2001) и другие стратегические правительственные документы последних лет, существенно сократили планы создания новых ООПТ в стране.

                Одновременно с этим в последние годы наметилась тенденция улучшения ситуации в аграрном производстве и решения ключевых вопросов собственности на землю. Начинает формироваться реальный, а не суррогатный, рынок земли, появляется заинтересованный хозяин, а значит - и устойчивый производитель. Аграрный сектор экономики вместе с добывающими отраслями уже несколько лет подряд показывает закономерный подъем производства. В России постепенно накапливается и позитивный опыт реформ аграрного сектора. Запущены процессы кадастровой оценки земель, как условия внедрения экономической регламентации землепользования.

Земли сельскохозяйственного назначения, находящиеся в собственности граждан и юридических лиц


                Для сохранения биоразнообразия необходимо предотвратить деградацию природы староосвоенных регионов и развивать формы повсеместной охраны, в т.ч. на используемых землях. Однако в России развивается земельный рынок, игнорирующий охрану природы. Это связано с принятием нового Земельного Кодекса (2001) и Федерального Закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (2002), и поправки к Лесному кодексу об упрощении перевода лесов первой группы в нелесные земли (2003). Природоохранные усилия должны напрямую связываться с развитием аграрного сектора экономики. Если же продолжать вкладывать “экологические деньги” преимущественно в Арктику, леса Сибири, а не на сохранение и восстановление природы старых аграрных регионов центра и юга России, то эти уникальные, играющие реальную роль в поддержании климата и окружающей среды Западной Европы и всей биосферы экосистемы исчезнут необратимо.
                Сохранение биоразнообразия староосвоенных регионов Европейской России,  Северного Кавказа и юга Западной Сибири – вопрос сохранения традиционных форм хозяйствования и агроландшафта, формирование которого шло не менее 7 000 - 10 000 лет, а с учетом влияния земледелия – последние 3000 – 3 500 лет. Исключительно высокое биоразнообразие сложилось здесь и за счет сочетания природных, полуприродных и антропогенных экосистем. В зоне реализации будущего Проекта сосредоточены местообитания более 8000 растений, около 150 – млекопитающих, 250-300 – птиц, десятков тысяч видов насекомых и других беспозвоночных животных. Адаптации к сосуществованию по соседству с человеком и к определенным нагрузкам при хозяйственном использовании у биоты районов старого освоения так велики, что длительная изоляция, например от выпаса, сенокошения или действия огня приводит к выпадению из сообществ части видов растений и животных. Значительное количество видов Красной Книги Российской Федерации облигатно связаны с агроландшафтом.
                В настоящее время сохранение биоразнообразия рассматриваемых регионов ориентировано исключительно на экстенсивные задачи - медленное приращение площади заповедных территорий и покровительственная охрана и разведение редких видов. В первом случае, например, доля заповеданных степей даже при оптимистических прогнозах развития сети охраняемых территорий в России в степных регионах центра и юга России не превысит 0,3-0,5% (!) от площади зоны. Репрезентативность зональной биоты на ООПТ, в т.ч. и редких видов растений, не достигает даже 50%. Во втором случае, сама покровительственная охрана видов способна дать отрицательные эффекты. Это связано с ослаблением их природной конкурентоспособности, подавлением развития соседних, экологически близких видов. Восстановление численности (обилия) редких видов без реставрации среды их обитания - достаточно рискованное мероприятие, чреватое развитием экологических аномалий.
                Использование международного опыта, особенно европейской “Общей аграрной политики” для оптимизации землепользования в России на настоящий момент проблематично. Во-первых, отстает законодательство в этой области. Не принят Федеральный Закон “О растительном мире”, который должен регулировать отношения в сфере охраны и использования объектов растительного мира вне лесного хозяйства и аграрного производства. Под его юрисдикцию подпадут и вопросы охраны агроландшафта и их биоразнообразия. Во-вторых, в стране нет экономических стимулов и “ценовых премий” для экологически чистой аграрной продукции и за ведение хозяйства по экологическим технологиям. Еще можно представить ситуацию, когда международные экологические организации выплачивают компенсацию за потери скота при охоте леопарда. Но выплаты фермерам России за снижение пастбищных нагрузок для борьбы с эрозией, сохранения степной флоры – в далекой перспективе.
                В стране не создано политических, экономических и социальных предпосылок для перехода на устойчивое аграрное производство и его экологизацию. Поэтому наши прогнозы в отношении перспектив предотвращения деградации земель в староосвоенных регионах России без поддержки ГЭФ скорее пессимистические. Государство, представленное в данной сфере Минсельхозом России, ориентирует свою политику по-прежнему на крупные сельскохозяйственные предприятия. Их руководители вместе с местной администрацией выступают в качестве крупных владельцев (арендодателей) земли. В условиях ее избытка и отсутствия заинтересованности в сохранении биоразнообразия в крупных хозяйствах происходит разрушение агроландшафта, прежде всего природных кормовых угодий.

                   По критериям высокой доли сельхозземель находящихся в частной собственности и высокой активности процессов переоформления правового статуса земель можно выделить регионы, где уже сейчас идут активные процессы на рынке земли. В зоне планируемого проекта такими "точками роста" для рынка земли являются к западу от Волги - Белгородская, Ростовская области и Краснодарский край; к востоку от Волги - Оренбургская, Курганская, Омская области и Алтайский край.

                С другой стороны – изменения в системе землевладения и землепользования привели к тому, что возврат к дроблению аграрных земель (особенно полуприродных экосистем крестьянских лесов, пастбищ и сенокосов) оказался не менее опасным, чем ориентация на крупноконтурные колхозные земли. Оно развивает процессы фрагментации, не позволяющие многим видам растений и животных использовать агроландшафт как местообитание. Владения колхозов в б. СССР были более 5 тыс. га, что позволяло иметь внутри хозяйства крупные массивы лугов, степей и лесов. Еще с начало 90-х гг. наблюдался опережающее снижение поголовья коллективного стада при стабилизации и росте личного стада. Площадь частных кормовых угодий росла не пропорционально. Сохранился дефицит пашни для производства фуражного зерна и силоса. Сократились закупки фуража за рубежом. Возросли нагрузки скота на мелкоконтурные частные пастбища и сенокосы. Особенно остро эти проблемы проявились в центральных и южных регионах Европейской России, где идет деградация пастбищ на склонах рек и оврагов – природных рефугиумах степной флоры и фауны.
                Сохранение диспаритета цен на горючее, технику, промышленные услуги и на продукцию сельского хозяйства (зерно, молоко, мясо и шерсть) привело к тому, что происходит возврат к неэкологичным технологиям, низкой культуре производства, использованию неэффективных методов агротехники. Из-за экономии горючего основные нагрузки по заготовке кормов сосредоточены вблизи усадьбы, а периферийные кормовые угодья брошены под зарастание лесом, или ежегодно выжигаются. Шире для внутрихозяйственных перевозок стала применяться лошадь. Отсутствие земельных банков, возможностей для долгосрочного кредитования (для сельских жителей нет специальных фондов льготных кредитов) и сохранение сложной системы налогообложения привели и к невозможности получения возвратных средств на работы по мелиорации земель, оплаты услуг по повышению их продуктивности. Закупщики продукции охотнее дают средства на улучшение пашни, чем на развитие пастбищного хозяйства. Кроме того, у мелких хозяйства нет средств на новые научные разработки и технологии. Низкая культура хозяйства приводит и к утрате контроля за размножением насекомых-вредителей. Например, летом 1999 и 2000 гг. на 23 млн. га в 20 лесостепных и степных регионах России наблюдался резкий подъем численности саранчи. Еще около 28 млн. га было заражено клопом-черепашкой, а 0,7 млн. га посевов – луговым мотыльком. На юге Европейской России идет внедрение в агроландшафт чужеродных видов растений и насекомых. Частные хозяйства в современных условиях самостоятельно бороться с этими негативными процессами не могут.
                Неопределенность в правах фермеров на землю и ее дефицит (особенно кормовых угодий) приводят к неустойчивости фермерских хозяйств и отсутствию заинтересованности в природоохранных мероприятиях.  Права фермеров на землю остаются нереализованными, а значит - нет стимула для объединения с другими фермерами. Наоборот, у фермеров и других сельских жителей в условиях нищеты  возникает необходимость поиска дополнительных средств к существованию. Источником для этого становится эксплуатация биоресурсов в прилегающих к хозяйству природных угодьях – нелегальные заготовки древесины, браконьерство (добыча копытных и пушных животных), вылов рыбы  и пр. Достаточен пример резкого сокращения в последние годы популяции сайгака в Калмыкии и Астраханской области. Поэтому положительные явления восстановления степных экосистем на залежах при забрасывании малопродуктивной пашни в степной зоне полностью перекрываются потерями, из-за роста нагрузок на биоразнообразие в результате бедности сельского населения. Механизмы социальной регуляции и обычного для западных локальных сообществ самосохранения в этом случае не работают. Также в отсутствии экономических основ не действует и очень прогрессивное экологическое законодательство Российской Федерации.
                Негативное влияние современных экономических реформ на обострение проблем деградации земель и территориальных форм сохранения биоразнообразия староосвоенных территорий России  следующие. Во-первых, идет быстрое разрушение традиционного аграрного хозяйства, которое складывалось столетиями и поддерживало многообразие биоты и полуприродных экосистем, в т.ч. лесных и травяных (луговых и степных сенокосов и пастбищ). Во-вторых, уничтожается основа реализации в перспективе “экосистемного подхода” Конвенции о биологическом разнообразии. Локальные сообщества, заинтересованные в сохранении традиционного агроландшафта, из-за своей экономической и политической слабости проигрывают активным субъектам из промышленных центров при решении вопросов собственности. В-третьих, теряются сами стимулы предотвращения деградации земель и охраны биоразнообразия на сельскохозяйственных землях (непосредственно лесных и травяных экосистем), т.к. понижается их роль в аграрном производстве. В-четвертых, при смене тенденций в аграрном производстве (переход от коллективного хозяйствования к частному, фермерскому) происходит интенсификация использования тех земель, которые переданы населению на условиях приватизации, аренды и пр. Так, передача кормовых угодий населению в России выросла почти в 16 раз и достигла 5 млн. га. В основном на этих землях производится частным сектором 82% баранины, 52% говядины, 48% молока.

Изменение площади травяных экосистем с 1989 по 2000 г.


                Задача развития территориальных форм охраны природы и формирования экосетей в староосвоенных аграрных районах может быть сведена к созданию новых охраняемых территорий на нарушенных землях, к их экологической реставрации и оптимизации региональных систем землепользования. За счет установления щадящего режима аграрного производства земли, вовлеченные в хозяйственный оборот, могут выполнять функции элементов экосетей и местообитаний аборигенных видов флоры и фауны, использующих как коренные, так и полуприродные местообитания.
                К сожалению, становление рынка и структурные перестройки систем землепользования – процесс длительный. А пока в России не удается остановить деградацию природы, хозяйства и сельского населения, которое в условиях нищеты вынуждено заниматься нелегальными промыслами и браконьерством. На селе не работают такие саморегулирующие социальные механизмы охраны природы и использования биоресурсов, как: деятельность местных охотничьих коллективов и их прикрепление к охотничьим хозяйствам, коллективное пользование водоемами, передача в пользование деревень и поселков участков побережий морей, озер и рек, общественное управление пастьбой скота и сенокошением, сбором ягод, грибов и орехов.
                Современная политическая и экономическая ситуация в России вносит существенную коррекцию в стратегию охраны живой природы. Для реализации, намеченной Президентом России административной реформы, в ближайшее время актуальным станет вопрос о распоряжении землями федеральной, региональной и муниципальной собственности при разделении полномочий органов государственного управления и органов местного самоуправления. Согласование вопросов, связанных с экологической регламентацией землепользования, созданием охраняемых природных территорий, формированием и управлением региональными и локальными экологическими сетями, столкнется с неопределенностью и незаконченностью регламентации множества административных и экономических действий. К этому страна, несмотря на принятие в 2001 г.         Национальной стратегии сохранения биоразнообразия, в 2002 г. – Экологической доктрины Российской Федерации не готова:

- нет опыта продажи земель и экологического регулирования земельного рынка;
- в отсутствии гражданского общества не созданы инструменты защиты в земельном рынке общественных интересов, в т.ч. развития территориальных форм охраны природы;
- практически отсутствует профессиональная подготовка специалистов-экологов, которые должны контролировать земельный рынок и выполнение в нем экологических требований;
- не проведены превентивные действия по резервирования земель и оптимизации системы землепользования;
- не созданы ресурсы для экологической реставрации земель для целей формирования экосетей.
                Без обеспечения экологизации земледелия в России внешними ресурсами Европа рискует получить на Востоке не экологический буфер, а новую промышленно-аграрную зону, требующую масштабной экологической реставрации. Необходим финансовая поддержка и инвестиции: в “ландшафтное земледелие” (учет ландшафтного разнообразия в планировании производства), “адаптивное земледелия”, “сохранение традиционного природопользования”, “экологически ориентированные фермерские хозяйства”, “биологизацию аграрного производства”, “создание микрорезерватов на фермерских землях” и пр. Все эти действия ориентированы на увеличение доли природных и полуприродных экосистем в структуре аграрного предприятия, что в перспективе даст возможность включать их в формирующиеся региональные экосети и рассматривать как будущие элементы Пан-Европейской экологической сети. Если сформировать и закрепить практику кластеризации и минимизации ООПТ в староосвоенных регионах (в их промышленных и аграрных центрах), то можно рассчитывать на снижение хозяйственных нагрузок на “заповедные ядра” и окружающий их буфер из полуприродных экосистем и аграрной периферии. Есть потребность внедрения “функционального зонирования” земель, как средства  борьбы с деградацией земель и формирования экосетей.
                Именно решению  этих проблемам и посвящена обсуждаемая проектная Заявка.
 

Цели и задачи будущего Проекта

                В основу Проекта заложена идея профилактических действий по адаптации систем землепользования в староосвоенных регионах юга России к нарождающемуся земельному рынку, перераспределению полномочий в управлении землепользованием и охраной живой природой и повышению роли в этом местного самоуправления. Не менее привычным, но очень важным на данном этапе для России (а, демонстрационно, и для других стран СНГ) оказывается постановка в рамках будущего Проекта задач борьбы с бедностью локальных общин. В условиях, когда охрана природы диктует ограничение экономического роста, требуется создать механизмы обмена части ресурсов из экономически активных центров на компенсацию усилий сельской периферии по сохранению и восстановлению земель и обеспечению равного доступа к “экосистемным услугам” населения России и сопредельных стран.
                Цель проекта – создать законодательные, организационные, политические и финансовые возможности для укрепления региональных систем комплексного управления землепользованием и охраной живой природы  посредством содействия формированию экологических сетей в староосвоенных регионах центра и юга России в условиях новых административных реформ и становления рынка земли.
 

Староосвоенные регионы России - слабое звено Пан-Европейской экосети

                   В 1998 году к конференции министров окружающей среды в Орхусе была издана первая из книг серии «Пособия для детей и министров» (Общеевропейская Стратегия сохранения биоразнообразия. рус., анг., М.: - 1998) посвященная популярному объяснению научного подхода к выбору общеевропейских приоритетов природоохранной деятельности. Персонажи книги разбирались в проблеме, рассматривая целый атлас карт Евро-Азиатского пространства. В заключении этого «недетского» исследования они наложили друг на друга карты дефицита охраняемых природных территорий, нарушенности природных экосистем, видового богатства и наличия разных типов экосистем.

                Экологическая реабилитация земель юга России и строительство здесь экосетей позволит существенно снизить риск негативных изменений окружающей среды Европы в целом и оздоровить ее. Только принципиально новый подход к развитию территориальных форм охраны природы в староосвоенных регионах в границах “природного коридора Восток-Запад” даст Европе в полном объеме пользоваться “экосистемными услугами” природы России. Он обеспечит полноценный доступ к ним населения экономически развитых центров и биотический обмен между природными и восстановленными европейскими местообитаниями.
                Для реализации поставленных целей в рамках будущего Проекта потребуется решение комплекса задач разного уровня – межгосударственного сотрудничества, национальной экологической политики и реализации стратегии сохранения биоразнообразия, развития экосетей, привлечения органов самоуправления и частных агрохозяйств. Успех действий по охране природы в России зависит от их согласования с разными секторами общества – государственными структурами, частным бизнесом и НПО на разных уровнях организации общества – от национального до локального.
                Для обеспечения межгосударственного сотрудничества требуется:

                Для реализации национальной  политики экологизации землепользования, предотвращения деградации земель  и сохранения биоразнообразия необходимо:                 Для развития региональных экосетей в староосвоенных районах требуется:                 Для включения органов местного самоуправления и частных агрохозяйств в развитие локальных элементов экосетей предстоит:

Глобальное значение будущего Проекта

                Староосвоенные регионы России – один из глобальных коридоров, обеспечивающих биогеографическое единство Евразийского пространства, миграций биоты и географическую целостность лесных, степных, пустынных и горных экосистем. По параметрам биоразнообразия, эндемизму биоты и наличию представителей Красной Книги России рассматриваемый регион существенно превосходит другие регионы России. Так, локальные фауны (на 100 км2) млекопитающих здесь составляют до 50-60 видов, а локальные флоры (на 100 км2) - от 400-500 (в сухих степях) до 1000-1100 (в лесостепи). В границах региона сосредоточено много участков с реликтовой растительностью, очагов концентрации редких видов флоры и фауны. Наконец, само по себе уникальное природное образование - чернозем - как объект сохранения  должен занять важное место. Именно его качества обеспечивают высокий уровень разнообразия степной биоты, а также высокую способность к регенерации экосистем после нарушений.
                Планетарное значение биоразнообразия Кавказа общеизвестно. Здесь отмечено более 6000 видов растений, 130 - млекопитающих, 360 - птиц, 57 – пресмыкающихся, 14 – земноводных, более 8000 – жесткокрылых, более 2000 – бабочек, 280 – наземных моллюсков (самое высокое разнообразие в Палеарктике). Эндемизм среди высокогорных растений достигает 50%, а среди позвоночных животных – 10-25%.
                Наиболее значимыми глобальными характеристиками в рассматриваемом регионе можно считать “экосистемные услуги”. На первом месте - лесостепь и степь, в границах которых распространены черноземные почвы. Они лидеры на планете по долгосрочной аккумуляции углерода. В течение XVIII-XX вв. чрезмерная распашка (до 50-70% площади), эрозия, пастбищная дигрессия и загрязнение пестицидами привели к значительному увеличению здесь стока углерода. Восстановление черноземов в процессе формирования экосетей – эффективное средство стабилизации глобального баланса  углерода и, соответственно, европейского климата. В этом случае у собственника земли занятого аграрным производством возникает реальный стимул думать не о расширении пашни, а о повышении ее продуктивности. Высвободившиеся земельные ресурсы становятся “полигонами” для экологической реставрации, восстановления степей и черноземных почв или лесовосстановления. По данным Г.В. Добровольского с соавторами (1998) запасы гумуса при восстановлении деградированных распашкой и эрозией черноземов центра и юга России могут составить до 350-500 т/га и выше в 1 м толще (сейчас не менее 70-80% всех черноземных почв потеряли до половины своего гумуса). По данным А.С. Исаева и Н.Г. Коровина (1998) объемы годичного депонирования углерода лесной растительностью центра и юга Европейской России превышают 1,25 – 1,5 т/га в год, что в 3-4 раза выше, чем в сибирских и дальневосточных лесах.
                Фрагменты некогда единой полосы европейских хвойно-широколиственных и широколиственных лесов  в рассматриваемом регионе по-прежнему могут считаться важными регуляторами глобального углеродного баланса. В отличие от старовозрастных лесов, где в функционировании преобладают деструкционные процессы, леса центра и юга Европейской России и Кавказа омоложены, “растущие”, т.е. реально выполняют, в соответствии с занятыми площадями, такие глобальные функции, как:
- поглощение углерода и поддержание его глобального баланса (в среднем 1,5 т/га в год);
- регулирование стока и качества воды, ее аккумуляции и обеспечения населения питьевой водой;
- сглаживание сезонных природно-катастрофических явлений, таких как аномальные паводки, сели, лавины, оползни и пр.;
- регулирование климата и сглаживание его негативного влияния на население и хозяйство (этот эффект был продемонстрирован массовыми лесопосадками в центральных и южных регионах страны в начале 50-х гг. 20 в.);
- предотвращение эрозии, закрепление склонов и берегов, снижение риска стихийных бедствий в горах;
- сохранение биоразнообразия и генетических ресурсов экосистем, представленных разными динамическими состояниями;
- обеспечение локальных сообществ биологическими ресурсами, лекарственными средствами, топливом и пр.
                В категорию глобального значения следует отнести “транзитную функцию” рассматриваемого “природного коридора Восток-Запад” как ключевого звена, объединяющего действия ГЭФ по созданию экосетей и сохранению биоразнообразия в странах Центральной Азии и в некоторых странах Восточной Европы. Кроме того, в данном регионе, как нигде в России, сосредоточены глобальные проблемы, требующие срочного решения в рамках обязательств России по международным конвенциям:
- распространение процессов опустынивания и деградации земель, в т.ч. в результате эрозии, нерегламентированного выпаса и пр.;
- растущая с каждым годом угроза сокращения и потери биоразнообразия;
- катастрофические потери, ожидающие представленные здесь экосистемы, биоту и хозяйство в связи с возможными изменениями климата;
- активизация природных катастрофических явлений, особенно в горах (паводки, лавины, сели, сходы  ледников, засухи, вспышки численности саранчи и пр.);
- реально ощущаемый и возрастающий дефицит питьевой воды и воды на нужды ирригации;
- широкое распространение таких социальных явлений среди местного населения как бедность, безработица, природно-очаговые болезни, слабость местного самоуправления, а как следствие – чрезмерная эксплуатация природных ресурсов.
                Проект направлен на комплексное решение перечисленных выше проблем, ориентируя действия в регионах и на местах именно на оптимизацию системы землепользования, создание условий для одновременного решения социальных, экономических и экологических (природоохранных) задач в рамках “комплексного управления экосистемами” и развития территориальных форм их охраны.
Описание Проекта

                Для того, чтобы читатель  смог понять масштабы будущего Проекта и найти свое место в нем приводем его краткое описание. Подробное описание структуры и содержания проектной Заявки предполагается  представить в качестве результата второй подготовительной фазы, обоснованию которой собственно, и посвящена Заявка. В настоящей Концепции отметим, что предполагается многоуровневая схема организации Проекта и, соответственно, проектной Заявки:

- Основы межгосударственного сотрудничества в области создания экосетей;
- Национальное регулирование и межрегиональное сотрудничество субъектов Российской Федерации;
- Создание условий для формирования экосетей в модельных регионах;
- Включение местного самоуправления в управление экосетями.


                Каждый из уровней имеет 3 фазы реализации задач:

1 – Формулировка и обоснование “экологических составляющих” работы, ее партнеров и схем выполнения;
2 – Выполнение индивидуальных задач отдельными партнерами и участниками работ;
3 – Синтез и практическая реализация задач комплексного управления экосистемами.
                 Для всех уровней и фаз реализации Проекта предполагается универсальный набор задач, требующих решение, а именно:
- политические (уточнение приоритетов, создание условий для реализации стратегий и планов действий и т.д.);
- законодательные (межгосударственные соглашения, федеральные и региональные законы, нормативы, регламенты);
- аграрно-экономические (содействие изменению кредитной политики в аграрном секторе с учетом экологических факторов, опыта кадастровой оценки земель, формированию земельного рынка и учету в нем общественных интересов, создание ООПТ на аграрных землях, экологическая реставрация земель и пр.);
- финансовые (мобилизация новых финансовых механизмов для решения задач развития ООПТ и экосетей на староосвоенных территориях – деструктуризация внешних долгов  по схеме “долги на природу”, мобилизация инструментов Киотского протокола, европейских инициатив и программ (LARIS, TASIS и др.);
- институциональные (создание и апробация комплексного межсекторального управления экосетями и ООПТ, оптимизация землепользования с учетом экологических задач, региональные модели комплексного управления экосистемами в условиях реформ, внедрение позитивного опыта и пр.);
- организация стратегического партнерства для решения задач (международные НПО, органы госуправления в регионах, научные учреждения, бизнес и корпоративные союзы – фермеров, оценщиков земель и  землеустроителей и др.);
- проведение обучающих семинаров и создание учебных программ в области экологизации оценки земель, формирования экосетей в староосвоенных регионах;
- научные (инвентаризация, анализ, синтез материалов, уточнение обоснования, оценки “экосистемных услуг”, создание схем оптимального землепользования, разработка региональных схем экологической реставрации и пр.);
- информационная поддержка и сопровождение (работа со СМИ, ИНТЕРНЕТ-поиск, создание сайта Проекта, обеспечение статистическими данными, хранение и обмен  информационными ресурсами, картографическое обеспечение).
                 Действия Проекта в пограничных районах России (3 конкурса на консалтинг):
- подготовка российских предложений к межгосударственным соглашениям по трансграничным ООПТ и режимам охраны приграничных экосистем;
- содействие развитию приграничного сотрудничества по территориальной охране биоразнообразия – подготовка нормативных актов  об экологических регламентах землепользования; подготовка и реализация модельных проектов приграничных ООПТ (примеры: Северный Кавказ, водосбор р. Ворксла,  Южный Урал);
- инициация создания постоянно действующей  группы представителей стран СНГ для подготовки инвестиционных предложений по формированию “Единого Восточноевропейского сегмента Пан-Европейской экосети” и ее поддержки  международными финансовыми механизмами (“экосистемные услуги”, инициативы и программы ЕС по экологизации лесного и сельского хозяйств и др.).
                Сотрудничество субъектов Российской Федерации (5 конкурсов на консалтинг):
- подготовка и заключение соглашений по межгрегиональным ООПТ и режимам охраны экосистем на границах субъектов Федерации (примеры: Нижняя Волга – Астраханская, Волгоградская области и Калмыкия; Северный Кавказ – Северная Осетия, Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария; бассейн р. Хопер – Тамбовская, Пензенская, Саратовская, Воронежская и Волгоградская области;
- действий по унификации региональных законодательств по землепользованию, резервированию земель, созданию трансграничных ООПТ и экосетей;
- проведение семинаров региональных подразделений Росземкадастра, служб оценки и мониторинга земель по оценке земель, организации агроэкологического страхования,  оптимизации землепользования;
- содействие развитию сотрудничества субъектов Российской Федерации по территориальным формам сохранения биоразнообразия – подготовка и начало реализации 3-х модельных проектов межрегиональных ООПТ;
- поддержка действий Региональных ассоциаций заповедников и национальных парков.
                Создание условий для формирования и функционирования экосетей в модельных регионах (4-5 конкурсов на консалтинг):
- совершенствование регионального законодательства для целей оптимизации землепользования и создания экосетей;
- разработка и апробация модели комплексного управления региональными экосетями на основе координации действий экологических, земельных, аграрных, водных, лесных, рыбных и охотничьих служб;
- разработка региональных схем планирования землепользования и функционального зонирования, ориентированных на формирование вокруг производственно-поселенческих центров (и связывающих их магистралей) зон близкой рекреации, буфера из сельскохозяйственных земель интенсивного использования и аграрной периферии полуприродных и природных экосистем, переходящих в используемые земли с ограниченным природоохранным режимом, окружающие заповедные ядра;
- апробация методов регламентации нагрузок на “сохраняемую природную периферию” путем регулирования цен на землю, введения дополнительных ограничений на пользование и закрытия (ограничения проезда) дорог, обеспечивающих доступ к охраняемым экосистемам;
- проведение работ по кадастровой оценке земель природоохранного назначения в центральных и южных регионах Европейской России с привлечением региональных институтов охраны и мониторинга земель (Владимир, Воронеж);
- выявление модельных участков для экспериментальных работ по экологической реставрации нарушенных земель, обобщение опыта и разработка типовых схем восстановления растительности, проведение экспериментальных работ (с привлечением региональных институтов – Институт кормов, Московская область; Институт агролесомелиорации, Волгоград; Институт степи, Оренбург; Институт охраны почв от эрозии, Курск и др.;
- создание “питомников дикой флоры” на базе региональных ботанических садов;
- проведение серии демонстрационных реинтродукционных мероприятий (хищные птицы, выхухоль, сурок, зубр);
- содействие созданию новых региональных ООПТ в степных регионах юга России;
- проведение сети региональных учебных семинаров, издание серии методических рекомендаций, поддержка региональных НПО;
- внедрение ИНТЕРНЕТ-технологий в управление землепользованием и региональными экосетями (информационная поддержка принятия решений).
                Включение органов местного самоуправления и локальных сообществ в экологическую оптимизацию землепользования и создание  экосетей (3 конкурса на консалтинг);
- внедрение в модельных районах схем управления землепользованием для органов местного самоуправления (3-5 демонстрационных проектов);
- внедрение экосистемного подхода в деятельность органов самоуправления (обучение, распространение опыта общественного контроля пастбищ, сенокосов, местных водоемов, создание пунктов заготовки растительного сырья и грибов и пр., 20-30 демонстрационных проектов по программам “малых грантов”);
- поддержка фермерских хозяйств, внедряющих технологии борьбы с деградацией земель и создание микрорезерватов на своих землях (обучение, финансовая поддержка экологического планирования территории и реставрации, апробация “модели ранчо” для засушливых районов, поддержка традиционных форм животноводства; 10-15 проектов - по программе “малых грантов”);
                В модельных регионах и для межрегиональных проектов предполагается на период PDF-B и Проекта создать группы координации. Общее количество планируемых конкурсов по субподряду выполнения работ по Проекту – не более 25-30.
                Непосредственно возможности для эффективной реализации будущего Проекта определяются тем, что проектная заявка ориентирована на передачу разработчикам фазы PDF-B 6-летнего опыта реализации Проекта ГЭФ “Сохранения биоразнообразия”, опыта его взаимодействия с Росземкадастром и МПР России. Специалисты и эксперты этого Проекта имеют также опыт взаимодействия с исполнительными агентствами ГЭФ и разными подразделениями МПР России, руководством и специалистами Департамента особо охраняемых природных территорий, объектов и сохранения биоразнообразия, Департамента экологического контроля и Департамента координации природоохранной деятельности. Немаловажным следует признать наличие уникального опыта в консалтинге, управлении средствами ГЭФ, проведении конкурсов на выполнение заданий  и прямом взаимодействии с ООПТ  и региональными администрациями.
 


Проект ГЭФ “Сохранение биоразнообразия” поддержал 82 заповедника и 19 национальных парков России, участвовал в работах по формированию региональных экосетей, содействовал созданию и распространению здесь региональных стратегий и планов действий по сохранению биоразнообразия. Тем самым Проект ГЭФ стремился компенсировать недостаточное внимание к староосвоенным регионам Европейской России со стороны отечественных и зарубежных доноров. Например, он содействовал в 1999-2000 гг. созданию региональных стратегий и планов действий по охране живой природы в Нижегородской, Пензенской и Волгоградской областях, где в последующие 3 года было создано 7 региональных охраняемых территории, в т.ч. природные парки Эльтонский, Донской и Волго-Ахтубинский). 
 

                Помимо Проекта “Сохранение биоразнообразия” предполагается учитывать результаты, а при совпадении сроков и прямо взаимодействовать с другими проектами ГЭФ в регионе, например: «Комплексное сохранение биоразнообразия водно-болотных угодий Нижней Волги», «Снижение сельскохозяйственного загрязнения и устойчивое управление земельными ресурсами в Краснодарском крае», «Создание экологических сетей в приоритетных экорегионах России», «Поддержка Российских ботанических садов, имеющих мировое значение как центры сохранения биоразнообразия», «Сохранение биоразнообразия в приграничном Галицко-Слобожанском коридоре» и др.
 

Поддержка проектной заявки на национальном уровне

                Необходимость развития идей и задач Национальной стратегии сохранения биоразнообразия Российской Федерации (2001) в рамках будущих проектов ГЭФ в староосвоенных регионах страны высказывалась неоднократно на международных форумах. На эти позиции обращено внимание МПР России в связи с выполнением решений Правительства Российской Федерации 2001 г. о развитии системы ООПТ.
                Федеральная служба земельного кадастра России (Росземкадастр) в рамках взаимодействия по разработке экономических основ регламентирования использования и охраны земель и при совместной с Проектом ГЭФ «Сохранение биоразнообразия» подготовке «Методики государственной кадастровой оценки земель особо охраняемых природных территорий и объектов» поддержала приоритеты развития территориальных форм охраны природы на староосвоенных землях. Она готова включиться в работы по этому направлению, используя свои региональные подразделения и потенциал.
                Минэкономразвития России поддержало апробацию ранее разработанных новых финансовых и экономических механизмов сохранения биоразнообразия, в т.ч. основанных на учете “экосистемных услуг”.
                Конференция “Финансовые механизмы сохранения биоразнообразия” (Валдай, 22-24 января, 2002) в своих рекомендациях определила приоритеты финансовой поддержки экологических проектов по сохранению биоразнообразия в староосвоенных регионах с использованием таких механизмов, как создание фондов, привлечение местного бизнеса, экологическое страхование, выход на международный рынок “экосистемных услуг” и др.
                Национальный семинар “Международные экологические проекты в России – проблемы и перспективы” (Москва, 10 декабря 2002 г.) также поддержал необходимость инвестиционной поддержки проектов с учетом национальных приоритетов. Среди них  географически выделялись степные и лесостепные регионы Европейской России и Северный Кавказ, а тематически – перевод охраны природы и природопользования на новые механизмы финансирования, в т.ч. номинирование проектов на международные программы поддержки с учетом “экосистемных услуг”. При подготовке данной заявки использовались материалы и рекомендации этой конференции.
                Обоснование необходимости подготовки данной проектной Заявки, было заложено в “Обзоре национальных приоритетов России в сферах деятельности, приоритетных для ГЭФ, и их регионального распределения на основе объективных индикаторов” (2002). Оно получило одобрение в Минэкономразвития России, МПР России и в отзывах от его территориальных органов. В обзоре четко показано, что рассматриваемый регион центра и юга России, включая Северный Кавказ и юг Западной Сибири, является ключевым для сохранения биоразнообразия на национальном уровне.
                Данная Заявка получила поддержку Представительства МСОП для России и СНГ. Оно будет выступать как полноправный и стратегический партнер на подготовительной стадии и стадии реализации Проекта. Его опыт и специалисты найдут реальное применение, прежде всего, в организации системы взаимодействия с региональными НПО, распространении опыта,  организации трейнинга и др.
                Программа ООН – «Development of the LEAD, Russian Language Platform», посвященная проблемам охраны окружающей среды в животноводстве, рассмотрела вопрос о стратегическом партнерстве в настоящей проектной Заявке и определило степень возможного участия и основные интересов со стороны LEAD. Сейчас идет становление этой организации на пространстве СНГ. По завершению организационных мероприятий она готова к совместным практическим действиям, а настоящая заявка включена в перспективный план развития LEAD.
                У Проекта хорошая перспектива объединить усилия в поиске партнеров среди международных донорских организаций и международных природоохранных организаций, осуществляющих свою успешную деятельность в староосвоенных регионах Восточной Европы и, непосредственно на юге и центре Европейской России. Например, МСОП, который имеет позитивный опыт и портфель проектов по рассматриваемому региону - “Desertification and ecological problems of pasture stockbreeding in the steppe regions of Southern Russia” (2002) и WWF – “Biodiversity of Caucasus ecoregion. An analysis of biodiversity and current threats and initial investment Portfolio (2001).
                 Инициативная группа по подготовке Заявки провела предварительные согласования перспективного сотрудничества по реализации будущего Проекта с:
- Представительством МСОП для России и СНГ (стратегический партнер Проекта), которое активно работает в рассматриваемом регионе и имеет портфель проектов по сохранению степей в условиях аграрного производства (см. выше);
- Росземкадастром, который активно внедряет новые методы оценки и мониторинга земель и заинтересован в их внедрении в рассматриваемом регионе;
- региональным Черноземным институтом мониторинга земель и экосистем (Воронеж), имеющим опыт оценки земель рассматриваемого региона, подготовленные кадры по землеустройству, планированию землепользования и пр.;
- проектом по созданию русскоязычной платформы “Инициативы в области животноводства, окружающей среды и развития” (Livestock, environment and development initiative (LEAD) of FAO Animal production and health division), готовым содействовать (информационно, финансово, научно) реализации Проекта;
- Региональным Центром по изучению и сохранению биоразнообразия (Волгоград), способным осуществлять координирующую роль в регионе и имеющим опыт создания ООПТ и планирования экосетей на аграрных  землях.
                Можно надеяться на поддержку со стороны таких партнеров и перспективных участников Проекта, как Институт степи РАН, Оренбург, Институт географии РАН, Институт проблем экологии и эволюции РАН, Институт лесоведения РАН, Институт агролесомелиорации РАСХ, Волгоград, Институт земледелия РАСХН, Волгоград, Институт луговодства РАСН, Московская область  и др.
                Есть основание полагать, что партнерами Проекта станут центры кадастровой оценки земель в регионе: Южный региональный кадастровый центр, Таганрог, Северо-Кавказский региональный кадастровый центр, Нальчик, Поволжский кадастровый центр, Самара и др. Проект рассчитывает на информационную поддержку  таких изданий, как: Известия РАН. Серия географическая, Аридные экосистемы, Проблемы региональной экологии, Заповедное дело, Степной бюллетень, Охрана дикой природы, Агроэкологический вестник, ЗапоВестник, Заповедные острова, Берегиня и др.
                В 70-80 гг. ХХ в. в Институтом географии РАН были начаты работы по обоснованию формирования экосетей. Они были трансформированы в идеи повсеместности охраны природы, природоохранного каркаса, а позднее - “природоохранного каркаса устойчивости”. Тематика институтов РАН в настоящее время включает исследования, которые могут рассматриваться в качестве теоретического обоснования некоторых позиций настоящей заявки и дать ей соответствующую методологию. Это касается не только концепции экосетей, но и методов экономической оценки биоразнообразия, экологического планирования и ландшафтной экологии, и пр.
                Сравнительно давно и эффективно по развитию экосетей в центре и на юге Европейской России работают международные и национальные НПО. Среди тех доноров, которые поддерживали эти работы выделим: Проект ГЭФ “Сохранение биоразнообразия”, Европейская программа МСОП, Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. МакАртуров, программа ROLL, фонд “Echoing green” и др. В 1994-1998 гг. в центральных областях Европейской России реализовывалась Программа “Сердце России” (см.: Формирование экологической сети Центра Русской Равнины”, 1998). В эти же годы в регионах Европейской России реализовывался Проект “Зеленая стена России”, который ориентировался в т.ч. и на обоснование восстановление лесных ландшафтов вдоль зонального экотона лесостепи. С созданием Рабочей группы по экологическим сетям Северной Евразии расширилась координирующая роль НПО, прежде всего Европейской программы МСОП (Проект EECONET), Лаборатории охраны биоразнообразия при экологическом центре “Дронт” и Центра охраны дикой природы Социально-экологического союза (см.: Ecological network in Northern Eurasia, 1998; Предпосылки и перспективы формирования экологической сети Северной Евразии, 1998). Одним из лидеров всех этих работ был и остается Н.А. Соболев. В ряде регионов Европейской России уже сделаны первые шаги по формированию экосетей –Брянская, Орловская, Московская, Рязанская, Нижегородская, Калужская, Оренбургская и др. (Принципы формирования сети, 1997; Материалы совещания, 1999; и др.).
                Реализация Проекта позволит получить значительный суммарный эффект. В обоснование этого можно сформулировать несколько позиций:
- актуально сохранение и восстановление глобальных биосферных функций “природного коридора Восток-Запад” как ключевого звена, объединяющего действия и политику ГЭФ по созданию экосетей и сохранению биоразнообразия в странах Центральной Азии и в некоторых странах Восточной Европы;
- реализация Проекта – одно из направлении выполнения обязательств России по Конвенции по борьбе с опустыниванием и деградацией земель»;
- имеется острая необходимость развития и создания комплекса условий для сотрудничества на межгосударственном и межрегиональном уровне по созданию экосетей и сохранению биоразнообразия в приграничных регионах;
- важны опережающие действия по оптимизации землепользования, резервированию земель и планированию экосетей в регионе в связи с корректировкой 2003 г. федеральной и региональных программ социально-экономического развития, в т.ч. интенсификации сельского хозяйства и ориентацией на “грязную экономику”;
- необходим поиск моделей землепользования, которые компромиссно сочетают интересы сохранения биоразнообразия и развития его территориальных форм, борьбы с бедностью, обеспечения биоресурсами локальных сообществ, развития аграрного комплекса и промышленной инфраструктуры, включая транспорт; здесь наиболее подходящей формой становятся экосети, организованные по принципу функционального зонирования – модель “Инь и Янь”, зон повышенного уровня трансформации природной среды с ядрами промышленного и аграрного производств, переходящих в зоны со щадящим режимом использования земель с ядрами строгой охраны (заповедники);
- важно апробировать подходы и методы Росземкадастра по оценке земель природоохранного назначения - перспективных элементов региональных экосетей;
- необходимо для России создание моделей “комплексного управления экосистемами” на основе планирования и управления землепользованием в рамках развития экосетей;
- необходимо остановить практику “посадки прекрасных деревьев в сухую бесплодную почву без перспектив их полива и ухода” (механического приращения площадей и числа  ООПТ и существования их только на бумаге).
                Реабилитация экосистем региона, действия по развитию здесь территориальных форм охраны и восстановления природы позволят значительно приблизить решение задачи по формированию Пан-Европейской экосети. Не следует забывать, что План Действий “Создание Пан-Европейской экологической сети”, декларировал завершение работ уже к 2005 г. Это как раз год, когда при благоприятном решении вопроса о поддержке настоящей Заявки, будет начнется реализация Проекта -  ликвидация разрыва в экосетях “коридора Восток-Запад” в освоенном регионе России.
                Проект затрагивает сравнительно широко интересы соседних стран и ориентирован на оздоровление природной среды Европы в целом. Поэтому данная проектная Заявка обсуждалась на Форуме по биоразнообразию (Кишинев, 25-27 апреля 2003 г.), который выработал рекомендации для встречи министров по охране окружающей среды региона Европейской экономической комиссии ООН “Environment for Europe” (Киев, 21-23 мая 2003 г.). Ее некоторые положения были включения в документ “Экологическое партнерство Восток-Запад: Европейская экологическая стратегия для Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии на первую декаду 21 столетия” (21 мая 2003 г.).
                Альтернатив данному Проекту в рассматриваемом регионе и предлагаемому решению задач нет. ФЦП “Экология и природные ресурсы” и, отчасти, “Юг России” в традиционной форме профинансируют мероприятия по созданию новых ООПТ, сохранению редких видов или модернизации систем экологического контроля. Но базиса для развития территориальной охраны биоразнообразия в староосвоенных регионах России с учетом рынка земли в рамках данной ФЦП создано не будет.
                В отсутствии средств ГЭФ для развития экосетей аграраных регионов России восточноевропейский модуль Пан-Европейской и Евразийской экосети не получает логического развития и целостности, т.к. сохранятся “разрывы” между регионами с богатым биоразнообразием. Существенно снизится эффективность проектов ГЭФ и других доноров в Центральной Азии, на Кавказе, в странах Восточной Европы и России (их обособление не обеспечивает географической и тематической преемственности).
                Очевидны и дополнительные выгоды Проекта. Наиболее крупные из них: связаны с продолжением практики Проекта ГЭФ “Сохранение биоразнообразия” по привлечению финансов, поддержкой программ и акций в регионах на условиях софинансирования, обучением специалистов, внедрением новых схем финансирования (например, включение регионов в схему “долги на природу”, номинирование региональных проектов на перспективные платежи по Киотскому протоколу и пр.). Созданная Проектом инфраструктура останется после его окончания в “рабочем состоянии”, будет опираться на новые технологии и совместима с теми ее образцами, которые в настоящее время закладываются в других европейских странах в рамках Пан-Европейской стратегии.
            Эксперты и специалисты Представительства МСОП для России и стран СНГ и Информационно-аналитической группы по проблемам биоразнообразия Центра эколого-экономических исследований и информации при МПР России (www.biodat.ru) по согласованию и при участии своих стратегических партнеров готовы организовать доработку настоящей заявки, для чего потребуется привлечение средств ГЭФ.