замена трансмиссионного масла. Купить школьный аттестат на сайте spravka-diplom.com.По низкой цене merries подгузники с большими скидками.
             Электронный журнал BioDat

Задачи восстановления и поддержания природного каркаса в степной и лесостепной зоне

Н.А. Соболев


Центр охраны дикой природы

                Суть современной экологической концепции состоит в том, что региональное и глобальное экологическое равновесие поддерживается с помощью сохранения естественного разнообразия экологически взаимосвязанных природных сообществ — природного каркаса экологической стабильности (Реймерс, Штильмарк, 1978; Горшков, 1991; Чернов, 1991; Щипанов, 1992; Тишков, 1995 и др.). Из неё следует многофункциональность каждого природного ресурса: сельскохозяйственные, лесные, водные, охотничьи, рекреационные угодья в той или иной степени выполняют такую важнейшую функцию как поддержание экологической стабильности, необходимой для ведения сельского, лесного и охотничьего хозяйства, обеспечения полноценного отдыха и здоровой среды обитания людей и социально-экономического развития общества.
                Средообразующие функции природных сообществ основаны на их способности к самовосстановлению, в результате чего оказанное на них дестабилизирующее воздействие оказывается нейтрализованным. Условием сохранения способности природных сообществ своих средообразующих функций является их экологическая связь между собой, делающая возможной естественное восстановление нарушенных участков за счёт миграции живых организмов с соседних участков, сохранившихся лучше.
                К сожалению, способности природных сообществ к самовосстановлению не безграничны и при превышении некоторого уровня нагрузки наступает разрыв экологических связей между природными сообществами (фрагментация), а затем деградация образовавшихся изолированных участков.
Степень фрагментации природных ландшафтов (Рис. 1) определена по сокращению площади, занимаемой природными экосистемами (Земельный Фонд…, 2001; МСОП, 1996), и по деградации природных экосистем (Мартынов и др., 1994) в разных регионах России в соответствии со следующей таблицей:

Нарушенность экосистем

Фрагментация природных ландшафтов

(соответствует градациям на рисунке 1)

по площади

по биомассе

< 10 %

< 30 %

Слабая: природный каркас сохранил топографическую непрерывность, несмотря на наличие преобразованных участков, в том числе линейных коммуникаций

< 30 %

< 10 %

< 10 %

30 – 55 %

Средняя: природный каркас близок к разделению на отдельные природные массивы

10 – 30 %

10 – 30 %

30 – 55 %

< 10 %

30 – 55 %

10 – 30 %

Сильная: природный каркас разделился на крупные природные массивы, способные к саморегуляции благодаря сохранившимся экологическим связям

10 – 30 %

30 – 55 %

30 – 55 %

30 – 55 %

Критическая: сохранились только изолированные природные сообщества, не способные к саморегуляции

0 – 100 %

> 55 %

> 55 %

0 – 100 %


 

                Как видно из материалов таблицы, специальные меры по обеспечению экологической целостности природных территорий, необходимой для поддержания биологического разнообразия, наиболее актуальны в регионах, где отмечена критическая или сильная фрагментация природных ландшафтов.
                Анализ соотношения площади природных (леса, луга, водно-болотные угодья) и преобразованных (пашня, селитьба, бэдлэнды) территорий показывает (Рис. 1 – 3), что самая низкая доля природных территорий приходится на в лесостепную и степную зоны Европейской России – одновременно наиболее населённую часть страны с наибольшей долей земель, занятых в сельском хозяйстве. Таким образом, именно здесь сложилась наиболее экологически напряжённая обстановка.
Роль земель сельскохозяйственного назначения в поддержании экологических связей между природными территориями особенно велика также и потому, что природные территории лесостепной и степной зоны Европейской России в подавляющем большинстве случаев бывают сильно раздроблены – характерный размер природной территории в густонаселённой местности редко превышает 100 га. На изолированных участках такой площади не смогли бы длительно существовать популяции даже птиц и млекопитающих средних размеров, а также некоторых крупных беспозвоночных.
 

Рис. 1. Уровень фрагментации природных ландшафтов в результате их преобразования на территории различных субъектов Российской Федерации.

                В регионах с наиболее напряжённой экологической обстановкой преобладает сельскохозяйственное использование земель (Рис.3). Поэтому именно эти земли оказываются ключевым компонентом, обеспечивающим экологические связи между природными территориями, то есть функциональную целостность природного каркаса.

Рис. 2. Антропогенная нагрузка на природные территории.
                    Сохранение полноценных природных сообществ и предотвращение фрагментации природных территорий составляет цель территориальной охраны природы. В регионах с сильно преобразованным ландшафтом основной задачей природоохранного планирования и управления является формирование, развитие и поддержка экологической сети (экологического каркаса) как экологически целостного комплекса природных и полуприродных территорий, адекватно защищённого при помощи юридических и иных инструментов и обеспечивающего региональный экологический баланс. Природный каркас экологической стабильности представляет собой основной объект охраны в экологической сети.
Рис. 3. Доля земель сельскохозяйственного назначения на территории субъектов Российской Федерации.

                Согласно традиционной схеме, экологический каркас состоит из трёх основных компонентов:

                В настоящее время особо охраняемые природные территории (ООПТ) создаются прежде всего для защиты ключевых территорий. Большинство ООПТ имеют региональное значение, не обеспечены ни отдельной администрацией, ни специальным штатом охраны. Оценка состояния региональных ООПТ (Соболев, 1998а) показывает, что даже в густонаселённых регионах основная задача региональных ООПТ – природоохранная регламентация хозяйственной деятельности – часто может быть решена путём соответствующих управленческих решений, без осуществления охраны территории на местности.
                Нередко площадь ООПТ в лесостепной и степной зонах составляет десятки процентов от площади природных территорий в регионе. В то же время большинство из таких территорий по размерам не превышает 1000 га и, следовательно, эффективны лишь при поддержании экологических связей между собой. Более того, многие ООПТ, занимающие зачастую менее 100 га, приурочены к какому-либо одному элементу рельефа и, таким образом, не охватывают спектра природных сообществ даже в пределах водосборного бассейна низшего порядка.
                Лесные ООПТ занимают в степи и лесостепи непропорционально большую долю по сравнению со степями, хоты зональным сообществом, адаптированным к зональным природным условиям являются именно степные или лесостепные, но не лесные экосистемы.
                Несколько особняком стоят так называемые охотничьи заказники, где объектами охраны являются отдельные виды позвоночных, обычно не редкие и иногда даже синантропные чужеродные виды. В состав этих территорий включаются иногда не только собственно природные территории, но также и пашни и населённые пункты, однако это, разумеется, не увеличивает площади природных сообществ.
                Природоохранные нормативы, применяемые в сельском хозяйстве, защищают природу попутно, но не в качестве одной из основных задач. Примером могут служить водоохранные зоны рек, озёр и водохранилищ, где основной задачей является сохранение водного объекта, а возможная роль водоохранных зон в качестве транзитных территорий никак не учтена.
 

Из истории проектирования экосетей в староосвоенных регионах России 

           С конца XX в. в России начались работы по целевому проектированию региональных экосетей. Одним из первых начинаний в этой области в России стала программа НПО «Сердце России», разработанная в 1994 г. (Соболев, 1998б). По состоянию на 2003 г. Центр охраны дикой природы (ЦОДП) и ЗАО «Институт геоэкологии» совместно с региональными партнёрами подготовили проект Экологического каркаса Центра Русской равнины (Владимирская, Калужская, Московская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Тульская, Ярославская области и город Москва).В 1995-2003 гг. Рязанским государственным педагогическим университетом при участии ЦОДП по заказу администрации Рязанской области составлен Кадастр особо охраняемых природных территорий Рязанской области. Фактически он содержит данные об экологическом каркасе этой территории. Немаловажную роль в сохранении ключевых территорий экологического каркаса играют опекающие их местные активисты, объединившиеся в 2000 г. в Сеть хранителей природного наследия Рязанской области.
          Ещё в 1994 году Лабораторией экологического проектирования был подготовлен проект «Зелёная стена России», идея которого состояла в создании экологического каркаса как юридически защищённой, пространственно связанной и иерархически организованной сети полосных территорий с регламентированным режимом природопользования (Пономаренко и др., 1994). Были подготовлены детальные предложения по комплексной реконструкции полосы лесов Заокской засечной черты в Калужской, Орловской, Тульской, Московской и Рязанской областях, включая восстановление утраченных участков. К сожалению, они не были реализованы из-за высокой стоимости лесовосстановительных работ.
       В 1998-1999 гг. Региональной дирекцией особо охраняемых природных территорий Госкомэкологии Орловской области составлен проект Экологического каркаса Калужской, Орловской и Брянской областей на основе крупного природного массива, соединяющего национальные парки «Орловское Полесье» и «Угра» и заповедники «Брянский Лес» и «Калужские Засеки». В дальнейшем более подробный проект экологического каркаса данной территории был составлен Российским программным офисом Всемирного фонда дикой природы (РПО ВВФ).
        С 1996 г. в Республике Башкортостан, Самарской области и Республике Татарстан осуществляется программа «Волго-Уральская экологическая сеть», координируемая Центром содействия Волго-Уральской экологической сети (г. Тольятти). Одновременно в Башкортостане реализуется проект РПО ВВФ по формированию экосети Южного Урала. На территории Оренбургской области работы по проектированию экологического каркаса осуществляет Институт степи УрО РАН.
       В 1998-2000 гг. ЦОДП и Волгоградское отделение Российской Экологической академии составили проект Экологического каркаса Нижнего Поволжья (Астраханская и Волгоградская области, Республика Калмыкия), согласованный территориальными природоохранными органами МПР России.В те же сроки ЦОДП и территориальные органы МПР России по Нижегородской области при содействии Экоцентра «Дронт» составили проект Экологического каркаса Волго-Вятского региона (Кировская область, Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Нижегородская области, Чувашская Республика). В 2002 г. проект Экологического каркаса Чувашской Республики вошёл в Проект районной планировки Республики Чувашия, составленный Институтом Урбанистики.
        В 1998 г. Институтом Росгипролес при нашем непосредственном участии составлена схема Природного каркаса Волжского бассейна. К сожалению, дальнейшего развития эта работа пока не получила. Возможно, это связано с тем, что сжатые сроки работы при имевшихся незначительных возможностях не позволили получить детально проработанную схему. То же, относится и пилотному проекту создания Панъевропейской сети в Европейской части России, выполненному Европейской программой МСОП.
        Формирование экологической сети входит в задачи проектов РПО ВВФ по обеспечению долгосрочного сохранения биоразнообразия Алтай-Саянского экорегиона (Республики Алтай, Тыва, Хакасия, юг Алтайского края, юг Красноярского края, восточная часть Кемеровской области) и Дальневосточного экорегиона (Амурская обл., Приморский и Хабаровский края).Накопленный положительный опыт говорит о том, что основное внимание целесообразно переключить с формального учреждения ООПТ на развитие целостных региональных систем природоохранного планирования и управления. Создание ООПТ, разумеется, весьма желательно, но в ряде случаев невозможно! С другой стороны, предотвратить уничтожение природных территорий можно в ходе территориального и отраслевого перспективного планирования.
        К 2005 г. в качестве природоохранного приоритета территориального развития должен быть выявлен и определён Экологический каркас Российской Федерации (РУСЭКОНЕТ). При этом на федеральном уровне должны осуществляться функции общего надзора и межрегиональной координации, в то время как планирование, развитие и управление должны быть обеспечены органами власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления совместно с администрациями ООПТ, специалистами, неправительственными организациями, землепользователями и местным населением. Учитывая роль природных сообществ Северной Евразии в обеспечении панъевропейской экологической стабильности, формирование Экологического каркаса Российской Федерации должно быть существенным элементом партнёрства Восток-Запад в области охраны окружающей среды для устойчивого развития.
       Формирование Экологического каркаса Российской Федерации должно происходить в рамках естественных биорегионов, относительно однородных по структуре и составу биоты и по протекающим природным процессам. Антропогенные нагрузки на окружающую среду распределены по территории России неравномерно. В северных и северо-восточных регионах Европейской России, на Северном Урале, в Северной и Центральной Сибири, на Дальнем Востоке сохранился обширный непрерывный ряд малонарушенных природных сообществ, известный как Великий Евро-Азиатский природный массив (Соболев, Руссо, 1998). 
       Важной межрегиональной задачей является укрепление (или восстановление) экологических связей Великого Евро-Азиатского природного массива с крупными природными массивами в Восточной и Центральной Европе и в Азии. В частности, транс-украинский Галицко-Слободжанский экологический коридор (проект ГЭФ «Сохранение биоразнообразия в трансграничном Галицко-Слободжанском экологическом коридоре») должен быть продлён на восток хотя бы до лесных массивов севера Тамбовской области или Республики Мордовии.

                В регионах, где в результате фрагментации ландшафтов природный каркас нарушен или находится под угрозой (средняя полоса и юг Русской равнины, Западная Сибирь, Средний и Южный Урал, Кавказ), необходимо обеспечить сохранение ключевых природных территорий и буферных зон, а также транзитных территорий - «экологических коридоров», и, при необходимости, восстановить утраченные природные сообщества.
                В настоящее время отсутствует баланс между правом каждого человека на благоприятную окружающую среду и правами природопользователей: природоохранные предложения могут быть отклонены землепользователями без каких-либо объяснений, в то время как возражения против осуществления хозяйственной деятельности, основанные на природоохранных соображениях, должны быть должны быть весьма тщательно аргументированы! Необходимо установить строгую ответственность пользователей природных ресурсов за сохранность ценных природных объектов.
Необходимо сформировать систему биологических индикаторов ценности природных экосистем, основанную, в том числе, на различных красных книгах и списках охраняемых видов. А общественная поддержка экологического каркаса должна быть обеспечена созданием системы НПО и консалтинговых групп, специалистов и активистов.
                Дальнейшее развитие Экологического каркаса Российской Федерации приведет к формированию системы дифференцированного природопользования, охватывающей все природные и полуприродные территории, в рамках которой для каждого природного выдела должен быть установлен режим его охраны и использования исходя из его природной ценности и места в природном каркасе.
                Следует иметь ввиду, что выгоды от стабилизации экологической обстановки достигаются в среднесрочной или долгосрочной перспективе. Именно в Приволжском, Центральном и Южном федеральном округах наиболее высока доля приватизированных земель, превышающая 50% всех сельскохозяйственных угодий. Таким образом, именно здесь товаропроизводители наиболее полно включены в конкурентную борьбу, требующую от них максимального сокращения производственных и сопутствующих затрат. Поэтому необходимо на уровне субъекта Федерации специальное стимулирование товаропроизводителей на проведение природоохранных мероприятий, позволяющее им успешно выдерживать конкуренцию в краткосрочной перспективе.
                В заключении отметим, что наибольшую угрозу природным сообществам, обеспечивающим экологическую стабильность лесной и лесостепной зон, представляет фрагментация природных территорий. Полноценность природных сообществ может быть обеспечена только в пределах природно-антропогенных территориальных комплексов при обеспечении значительного числа функций именно на антропогенных измененных территориях. Для достижения экологической стабильности необходимо обеспечение функциональной целостности природного каркаса и ООПТ, регламентации сельского и лесного хозяйств, реализации инициатив пользователей земли всех форм собственности. Поддержание жизнеспособного целостного природного каркаса, в том числе  восстановление нарушенных связей между отдельными природными территориями, должно стать важнейшей задачей регионального управления и планирования.