Для вас общежитие для рабочих не составит большого труда. Точно в срок.
             Комментарий от Дёжкина

Два шага назад, шаг – вперед


(комментарий к интервью министра сельского хозяйства России А.В.Гордеева газете «Московский комсомолец» от 15 января 2007 года)

                Отвечая на вопросы корреспондента газеты Юлии Шестоперовой, министр поведал  о том, что Правительство РФ поручило Министерству сельского хозяйства создать структуру по руководству охотничьим хозяйством страны и о функциях  этой структуры в понимании  Минсельхоза. Специалисты охотничьего хозяйства, охотники давно уже слышали о намечаемом административном новшестве, тем интереснее было  узнать о нем официально и познакомиться с программой нового Департамента из уст руководителя ведомства. Не взирая на последующие критические замечания, отмечу сразу же: охотничья общественность страны  приветствует этот шаг, с удовлетворением констатирует факт воссоздание российского штаба охотоведения и видит в этом шаге начало длинного и сложного пути не только к  оптимизации административного руководства старейшей российской отраслью хозяйства, но и важную подвижку в сторону  возрождения государственного интереса к живой природе России.
                Прежде чем поговорить о будущем, провозглашенным Министром, оглянемся назад. И взгляд этот будет критическим. То, что произошло в 2004 году и позже, обоснованно именуется «Национальной трагедией российской охоты». События, связанные с перестройкой системы органов управления Российской Федерации, нанесли охотничьему хозяйству страны тяжелый и незаслуженный удар.
                В  важнейших документах, которые во многом должны были определить судьбу России на ближайшие годы, - Указе Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре  Федеральных органов исполнительной власти» и Указе Президента Российской Федерации от 20 мая 2004 г. «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти» - нет ни единого упоминания об охотничьем хозяйстве. Следовательно, по воле недальновидных и неграмотных бюрократов, готовивших реформу правительства, на самом высоком формальном  уровне наша страна лишилась этой традиционной и незаменимой отрасли природопользования!  Правда, если хозяйственная отрасль и самостоятельная управляющая ею организация  были «потеряны», то сама форма деятельности – охота – осталась. Осталась в качестве своеобразной добавки  к совершенно чуждым ей органам ветеринарного и фитосанитарного надзора (!)  Представляете: при наличии в стране учебных заведений, готовящих высоко квалифицированных охотоведов, при наличии блестящей охотоведческой науки, проблемы охотничьего хозяйства были произвольно отданы на откуп непрофессионалам, совершенно чуждым сложным охотничьим делам!  Были нарушены коренные интересы старейшей российской формы хозяйства и совершены крупные правовые нарушения. Эти нелепые действия вызвали шквал протестов со стороны охотников и профессионалов, болеющих нуждами охотничьего хозяйства, которые, однако, оставались не услышанными более трех лет.
                Главная причина возникшего  кризиса - непонимание правительством и ведущими экономистами истинной роли охотничьего хозяйства в эколого-экономической сфере страны, в сохранении и разумном использовании  биологических ресурсов. И это непонимание возникло не сегодня, а существовало и углублялось в течение многих десятилетий. Еще в 80-х годах прошлого столетия охотничье хозяйство было выведено из прямого подчинения Республиканскому Правительству. Вместо авторитетного и правомочного органа – Главного управления по охотничьему хозяйству  и заповедникам при Совете Министров РСФСР - Главохоты РСФСР -  был создан маломощный и бесправный Департамент Минсельхоза. Но и  его министерство не смогло отстоять во время непродуманной реформы 2004 года.
                Было бы полезно, если бы сейчас  Министр объяснил позицию Минсельхоза, который наверняка визировал проекты упомянутых Указов Президента РФ, ведь они не только проигнорировали федеральный  орган, руководящий охотой в стране, но и   «обезглавили» руководство особо охраняемыми  природными территориями (они до сих пор существуют «без головы»), серьезно ослабили  систему  управления лесным  и рыбным хозяйством. Кто-то должен ответить за все это?!
                В интервью перечислены многие полезные функции, которые возлагаются на новый департамент Минсельхоза.   Несомненно, их реализация может служить началом вывода охотничьего хозяйства страны из того бюрократического тупика, в котором оно оказалось по воле нерадивых чиновников. Прежде всего, повторяем, очень важно, что воссоздана организация, призванная системно заниматься проблемами охотничьего хозяйства в стране.  Но остаются вопросы концептуального характера.
                Актуальны и требуют срочного решения проблемы экономики охотничьего хозяйства. Введение в действие положений нового Лесного кодекса, приведет к убыточности охоты. Об этом в интервью ничего не сказано. Более того. Высказывается надежда на получение высоких доходов от охотничьего хозяйства. Правительственные экономисты и финансисты по инерции  рассматривают охотничьих животных  прежде всего как объекты охоты, расходы на содержание которых должны нести охотники  и охотничьи организации, причем прибыль от их эксплуатации (чаще всего – расчетная) облагается налогами. При этом игнорируется тот факт, что дикие звери и птицы являются неотъемлемыми компонентами природных систем, биоценозов, их присутствие и жизнедеятельность необходимы всему обществу, а не только охотникам.
                «Американское общество,- пишет известный охотовед А.Улитин,- не рассматривает охотничьи ресурсы в качестве источников пополнения государственного бюджета. Существует понимание того, что дикие животные прежде всего являются важной частью биологического круговорота, без которого невозможна жизнь, и что их роль в качестве объектов охоты несравнима с их основными (биосферными) функциями.» Вполне естественно, что охотхозяйственная деятельность не облагается в США специальными налогами, а плата за лицензии оставляется в распоряжении природоохранных и охотничьих организаций.
                Следует отметить, что современное толкование функций охоты гораздо шире, чем традиционный взгляд на нее, и это обстоятельство следует иметь в виду при определении задач органов управления отраслью. На основании суждений многих учёных и специалистов можно констатировать, что национальная стратегия охотничьего хозяйства России должна основываться на следующих основных положениях.
                Охота – неотъемлемая часть государственной системы комплексного природопользования; полная реализация  возможностей охотничьего хозяйства возможна лишь на основе современной, научно обоснованной организации использования биологических ресурсов биосферы, тесного и постоянного взаимодействия всех отраслей биологического природопользования, и прежде всего – сельского, лесного, рыбного и охотничьего хозяйства.
Охота – традиционный российский вид деятельности, длительное время занимавший видное место в экономике страны и её отдалённых регионов; исторические приоритеты России не позволяют исключить охотничье хозяйство из системы государственного развития.
                Охота – один из незаменимых инструментов регуляции экосистемных и биосферных процессов; её значение возрастает по мере нарушения экосистем и деградации биосферы. Разумное использование биологических ресурсов – действенное средство их охраны.
                Охота – постоянный источник значительных ценностей для физических лиц и государства в целом; её экономический потенциал в России явно недооценён; реализуется же он лишь при постоянном внимании и помощи со стороны государства.
                Охота – мощный фактор социального благополучия и сплочённости значительной части общества, требующий грамотной общественной поддержки и защиты от псевдогуманных спекуляций.
                Охота – показатель меры цивилизованности страны; её положения в современном развивающемся мире; она нашла место в системе социальных ценностей и играет заметную роль в увеличении ВВП и формировании гармоничного человека.
                Рассматривая возможности и содержание охоты («Большой охоты») в ближайшем будущем, мы считали:
«Большая Охота - что мы вкладываем в это понятие? Оптимальное насыщение всех охотничьих угодий многообразием зверей и птиц- объектов охоты. Разнообразные формы охоты, учитывающие региональные и национальные традиции. Разумные, основанные на точных расчетах, нормы добычи охотничьих животных. Минимально необходимая плата за охотпользование, дающая возможность охотиться всем желающим, в соответствии с пропускной способностью угодий. Система обоснованных льгот для неимущих пенсионеров и инвалидов. Достаточный охотничий сервис для людей с достатком, но не за счет общей массы охотников. Мощная государственная служба охраны природных, в т.ч. и охотничьих, ресурсов (быть может, типа американской Службы рыбы и дичи). Рациональная система биотехнических мероприятий, дичеразведение, позволяющие полнее использовать первичную продуктивность охотничьих угодий и удовлетворять потребности охотников. Внимание к задачам и специфике охотничьего хозяйства, к нуждам диких животных при проведении эксплуатационных и природоохранных мероприятий в сельском и лесном хозяйстве. Комплексный подход к освоению биологических ресурсов лесных, полевых, водных и тундровых угодий. Сохранение и восстановление традиционных форм природопользования коренными народами. Международный охотничий туризм, привлекающий высокие доходы для развития охотничьего дела, но не ущемляющий права местных охотников. Мощная и хорошо финансируемая охотоведческая наука. В конечном итоге - реализация права каждого жителя России на культурную охоту...»(Дёжкин, 2005).
                Способна ли организация, контуры которой очерчены Министром в интервью «Московскому комсомольцу», реализовать изложенные выше задачи в возможности охотничьего хозяйства? Конечно, нет. Это – лишь первый шаг на пути к желаемому.
                «Биологическое природопользование, которому только и по силам обеспечить воплощение в жизнь этой программы-максимум, по своим экологическим, экономическим и природоохранным показателям должно обязательно учитываться при формировании экологической парадигмы будущего. Охотничье хозяйство заслуживает постоянного внимания и заботы при определении стратегии и тактики отношения к живой природе в ХХI веке как одна из эффективнейших форм разумного отношения к биологическим природным ресурсам» (Дёжкин, 1998).
Следующие желательные шаги:
                Организация на базе создаваемого Департамента, общегосударственной  структуры -  Федерального органа по управлению охотничьим хозяйством с сетью региональных организаций. (быть может, в рамках структуры по управлению Биологическими природными ресурсам России).
                Разработка и реализация Специальной федеральной Программы по сохранению и восстановлению Живой Природы России с разделом по охотничьим ресурсам.
                Срочное принятие Федерального Закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве» и «Национальной стратегии охоты», основанных на изложенных выше концептуальных предпосылках.
 

22.01.07 Профессор,биолог-охотовед
В.Дёжкин