В нашей фирме рено логан купить по выгодным ценам.
             Комментарий от Дёжкина

ПРЕДНОВОГОДНИЙ КОММЕНТАРИЙ


                Завершается 2007 год. Во многом интересный и полезный для страны. Неплохо было бы закончить его на мажорной ноте и в наших, природных делах. Какие-то просветы и  надежды появились, и мы о них упоминали. Однако, в основном только надежды. Природоохранная политика еще не стала приоритетом для наших государственных деятелей. Российская рыбка, почувствовав, было,  некоторую свободу, еще прочно сидит в бюрократических сетях. В них же оказался и краб, ресурсам которого в дальневосточных морях грозит полное истребление («Раскрабленное море», КП  от 25.12.07). Граница с Китаем еще не стала непреодолимой для деловой древесины из уникальных лесов Дальнего Востока. Автомашины с отборным   круглым лесом  продолжают мелькать на экранах телевизоров. Целевая аграрная программа вроде бы дает первые полезные плоды. Но ее влияние почти не распространяется на российскую глубинку, слабо  способствует совершенно необходимому сохранению исчезающего села России ( быть может, теперь надо надеяться на Жириновского, переметнувшегося в Думе к аграриям?). Руководители 95 государственных природных заповедников,  собравшиеся на Всероссийский  семинар-совещание в Сочи, демонстрируют большой потенциал отечественной  системы особо охраняемых природных территорий, их готовность и способность совершенствовать свою благородную деятельность. Приходится, однако, бороться с непродуманными последствиями законотворчества последних лет, обращать внимание Правительства на совершенно неудовлетворительное финансирование территориальной охраны природа в России (а мимо проносятся не мерянные  миллиарды целевых программ!) (Резолюция «Актуальные вопросы деятельности государственных природных заповедников России на современном этапе» от 20 декабря 2007 года).
                Так что же, не на чем и глаз остановить, похвастаться? К счастью, мы нашли одну такую возможность. Скромных, правда, но творческих масштабов .В предыдущих комментариях мы дважды упоминали об одном замечательном человеке,  сибиряке, экологе, натуралисте  и писателе – Семене Климовиче Устинове. Мы можем теперь с удовольствием сообщить Вам, что книга Устинова «Вести от Синих гор»  (мы упоминали о ней недавно) заслуженно заняла одно из первых мест на конкурсе им. Ф.Р.Штильмарка, который организовывал Центр охраны дикой природы. И познакомить Вас с еще одним отрывком из этого превосходного литературного произведения. Он свидетельствует и о большом таланте автора и о бесконечном многообразии и красоте дикой природы. Заметим, что Семен Климович – натуралист-одиночка, почти все время он проводит в тайге без спутников. Так природа ближе ему, так все видно и слышно.

СЕРЫЙ ПРИЗРАК

                Морхой – правый приток Гутары на Восточном Саяне, в своем верховье, как и все реки в тех краях, во многих местах  зажат скалистыми щеками. С ревом вылетая из такого сжатия, река умиротворенно разливается  по отмели. Мне надо на противоположный берег, и тут как раз можно перейти. Но переходить надо сейчас, хотя и поздно,- прошел дождь и скоро вода в речке поднимется. На ночлег я устроился на берегу.
                Все ночевавшие у рек замечают: ночь от шумящей реки  приносит иные звуки, что слышны днем. Они кажутся ближе, доносятся громче, разнотональнее, приближаются волнами: то размыто, то яснее. Но то, от чего проснулся я , лежа у костра глубокой ночью, сильно озадачило.
                На реке громко брели несколько неведомых невероятно больших зверей. Шаги гигантов были какие-то неровные, будто звери каждым шагом то ли запинаются о  камни на дне реки, то пытаются  прыжками преодолеть течение. А громкие всплески опускаемых в воду ног сопровождались тяжелым скрежетом копыт о камни близкого дна. Прислушиваясь, я понял, что звери бредут не через реку, но следуют вниз по течению. Догадка происхождения звуков успокоила меня, и я снова заснул.
                Утром поднявшаяся река и близкие, круто уходящие в небо   склоны гор оказались закрыты густым туманом. Дым  от моего костра нешироким пологом спускался на реку и, подкрашивая синим серый туман, тихо плыл вниз по течению. Собираясь покинуть ночевку, я заметил, что ниже по течению реки туман редеет и стали неясно проступать берега. Но туман то сгущался, то редел, отчего берега то закрывало, то неясно приоткрывало. И вот там я увидел фантастическую картину: через реку плыли три призрака. Видны были только очень длинные – в десяток метров – тела, лежащие на воде, а над головой каждого возвышалось нечто похожее на гигантские рога. Рога покачивались, подчеркивая реальность  видения.
                Вот они, бредущие по Морхою ночные призраки! Остановились на мели, вода и покачивает их, силясь сдвинуть с места, чтобы они шли дальше.

ФИГУРЫ СКАЗОЧНОГО ЦАРСТВА

                Да ведь это же деревья, когда-то вместе с корнями вырванные с подмываемых берегов в большой паводок! Так от подъема воды до подъема спускаются они вниз по реке, пока не найдут вечное успокоение в речном заломе.
Что туман делает с реальностью! Это он создал представление о движении этих остановившихся до следующего подъема воды мертвых деревьев. Туман великий чародей в горах. Все в его объятиях приобретает нереальность, его причудливые фигуры , кажется, вышли из сказочного царства. Припоминаю, как однажды в медленно движущемся по байкальскому побережью тумане я увидел память природы – «живого» ящера в виртуозно выгоревшей в пожаре валежине. Туман может стоять или лететь вверх-вниз по склону, вверх-вниз по долине. Он может медленно уплотняться – ослабевать  и в этом состоянии покажет захватывающие чудеса: от вдруг ожившего выворота корней упавшего дерева до зловещей улыбки вурдалака на обломке скалы.
                В тяжелом тумане наваливается ощущение неприкаянности души, своей необычайной малости в этом мире. Вот сейчас вспомнился чудесный мультик  «Ежик в тумане» - какой он там маленький, потерянный, одинокий…
В тумане само собою возникает желание не идти дальше по тайге, остановиться,  и это благое ощущение – в нем легко заблудиться, особенно на горных вершинах…На горных склонах  узкой долины туман может лежать клочьями, и эти клочья, расположившиеся по соседству, могут лететь в разные стороны – таково завихрение ветров в узкой долине. Смотришь на них, они быстро принимают разные очертания, рождающие необычные формы, которые вселяют то тревогу, то умиротворение. Гольды верят, что клочья тумана, мятущиеся в горах, - это неприкаянные души заблудившихся погибших людей…
                Незабываемо зрелище тумана в полной луне, висящей над горизонтом. Смотреть на него надо сверху, с гор. Тогда его клочья, разбросанные по склону или лежащий внизу на дне долины, кажутся бледными, вялыми призраками, которые только что вылезли их своих подземелий, чтобы побродить в  спящем лесу.
Звуки в тумане «вязнут», выстрел или звучный удар топора у ночевки, обычно далеко разносящийся по лесу, в густом тумане слышатся просто глухим стуком непонятного происхождения и из неясного направления…
                Очень редко, но туман и сам издает звук. Это ровный тончайший шорох – шелест мириадов движущихся при слабом ветре крошечных капель воды. Это я слышал когда-то осенью, мне показалось, что туман шелестел, в свернувшихся сухих листьях на кустах ивы. Так и оказалось, но однажды на одной из лесистых грив Хамар-Дабана навалился такой туман, что было слышно само его движение. Ни с чем не сравнишь, разве только с  шорохом мухи, бегающей по листу бумаги.

ЗИМНИЕ ЧУДЕСА СЕРОГО ПРИЗРАКА

                Зимний туман, он рождается над полыньями и свежей наледью, тоже способен сотворит чудо. В истоке одного из притоков Кулинги, впадающей в Лену у Верхоленска, по обширному участку вечной мерзлоты  протекает Тышей -  узкий глубокий ручей. Летом в сплошных зарослях низкорослой березки, для приготовления чая не сразу его и найдешь. Зато зимой на всю долину он заявляет о себе сам: здесь разливается обширная наледь. Однажды я пришел сюда в январе. Стояли тяжелые морозы, и вся накипевшая утром наледь  замерзла. На пологих склонах вдоль обоих краев долины полосою стояли пышно убранные изморозью белые, окоченевшие лиственницы. Это говорило о недавнем мощном тумане – испарении от  наледи…Когда солнце немного приподнялось над щеточкой елей, в вершине ручья над бурым ериком померещился странный белый шар. Вскоре солнце оказалось точно над этим шаром, оно ярко его осветило, и шар вспыхнул алым…По мере подъема солнца шар все белел, но по краям стали загораться пятнышки самой настоящей радуги.  Вскоре на высоте мера в два они соединились над белым шаром. В закоченевшей от мороза, заваленной снегом тайге  горела настоящая июльская радуга! Жила она буквально несколько минут. И снова над бурым ерником повис тот же белый шар. Я подошел: по краю метровой толщины наледи в высоких снежных бережках тихо струился  крошечный ручеек. Каким-то образом он пробрался сквозь мощный пласт вечной мерзлоты,..прогрел берега и выбрался на поверхность. От мороза ручеек покрылся шапкой тумана, а тот, в благодарность за внимание сотворил чудо – зимнюю радугу. Зимний туман, зимняя радуга, чудный край – долина Тышея!
                Особо тяжелые – к пятидесяти – морозы рождают туман не обязательно над открытою водою. Как-то мне пришлось оказаться в долине Унгуры…Ночью мороз усилился и к костру в слабом свете звездного неба   со всех сторон подступила серая стена. Когда от пододвигаемого в костер бревна пламя ярко вспыхивало, оно освещало стену, и было видно, что она вся состоит из бесчисленного множества мельчайших, вертикально стоящих крошечных иголочек – льдинок тумана. Зимний туман состоит, значит, из иголочек, летний - из крошечных капелек…Таков чародей – «серый призрак» - неприкаянная душа заблудившегося в лесах спутника. (с.249-252).

                Спасибо, дорогой Семен Климович, за превосходное эссе о таежных туманах. Оно, что особенно  ценно, основано только на собственных впечатлениях и наблюдениях, полученных в заповедной тайге.
                Поздравляем  Вас с победой в конкурсе.
                Здоровья. Счастья.  Творческих удач в Новом Году.

 Профессор В.Дёжкин