Уборка офисов спб по материалам http://greenapplespb.ru.По низким ценам трактора недорого и со скидкой.
             Комментарий от Дёжкина

НЕВОЛЬНЫЕ ВРАГИ БИОРАЗНООБРАЗИЯ

            Не известно, где найдешь, а где потеряешь, – говорят  в народе. Эта немудреная поговорка относится и к нашему случаю. Ситуацию можно охарактеризовать и на более современном языке. – Хотели, как лучше, а получилось, как всегда...
            Значительная часть экологической научной тематики последних десятилетий посвящена проблемам биологического разнообразия. Сколько видов и подвидов растений и животных мы потеряли за исторический период? А какое их число находится сейчас в угрожаемом состоянии? Каковы наиболее уязвимые формы и сообщества организмов? И что надо делать, чтобы прекратить угрожающую убыль биоразнообразия и восстановить хотя бы отчасти утраченное?
            В обобщающем для России виде  эта важнейшая проблема отражена в превосходной «Национальной стратегии сохранения  биоразнообразия  разнообразия России»,  принятой, после детального обсуждения научным сообществом страны в 2001 году и одобренной Министерством природы  РФ и Российской академией наук. Стратегия подробно рассматривает состояние биологического разнообразия России – в целом и по природным зонам, а также пути и методы его сохранения и восстановления на различных уровнях – организменном, популяционном, видовом, биоценотическом, экосистемном,  территориальном и биосферном. Национальная стратегия является незаменимым документом долгосрочного планирования.
            На организменном уровне Стратегия исходит из научного положения о том, что организмы – наименьшие единицы жизни, самостоятельно существующие в среде и являющиеся носителями  наследственной информации о главных свойствах и признаках вида. Основные задачи – сохранение организмов и обеспечение их воспроизводства а также сохранение генотипов.
            На популяционном уровне главным объектом наших забот является популяция – совокупность особей одного вида, элементарная единица эволюционного процесса, обладающая уникальным генофондом.  В данном случае важно сохранить или восстановить численность особей и местообитания популяций, достаточные для их устойчивого существования и использования. Не менее существенна и такая  задача, как  сохранение внутрипопуляционного генетического разнообразия и генетической  уникальности популяций.
            Чрезмерным было бы утверждение, что Национальная стратегия произвела переворот в природоохранных делах. Правительство не удосужилось утвердить ее в качестве обязательного национального документа, отсутствует столь необходимое целевое финансирование. Мы не найдем упоминания о Стратегии в речах руководителей государства. Однако, наука и текущая практика все-таки обеспечены продуманным инструментарием охраны биоразнообразия, имеются соответствующие Стратегия и План действий. Можно сказать, что идейно наши экологи хорошо вооружены. Достаточно вспомнить недавний пример с вопиющим руководящим браконьерством на Алтае. Критики этого разбоя единодушно  опирались на общепризнанные концепцию и принципы охраны биологического разнообразия.
            Нельзя не признать, что удары по биологическому разнообразию России продолжаются и становятся все более массовыми и опасными. Не будем перечислять факты бесцеремонной атаки бизнеса на ценные леса, в том числе городские, природоохранные.  Не совершенно квотирование добычи рыбы и охотничьих животных, Известны  случаи массового лесного, охотничьего, рыбного браконьерства. Все это заслуживает серьезного самостоятельного анализа.  В данном случае мы неожиданно обнаружили серьезную угрозу биоразнообразию буквально у самого носа,   в наших населенных пунктах, в   том числе – в столице.  Да,да… По наущению чиновников идет истребление сохранившейся фауны мегаполисов. Хотя «виноваты», конечно, Не сами чиновники, а «бедные» бродячие и безнадзорные (и не только) собачки…
            Два отступления, которые проясняют характер нашей критики. Первое. Известно, что Москва бережно сохраняет остатки некогда богатой природы. Это может показаться удивительным, но ученые обнаружили на территории столицы фрагменты широколиственных лесов, тайги, пустыни и зыбучих песков со свойственными им растениями и животными. В городе и его ближайших окрестностях все еще обитают такие виды наземных млекопитающих, как еж, лось, пятнистый олень, косуля, кабан, бобр, ондатра, обыкновенный хомяк, заяц-русак, заяц-беляк, лисица, енотовидная собака, черный хорь, ласка, горностай.  Из числа сохранившихся птиц к наземно гнездящимся, доступным для   хищных млекопитающих,  относятся серая куропатка,  перепел, вальдшнеп, коростель и некоторые другие.  Жизнь диких млекопитающих и птиц  в условиях густо населенного мегаполиса очень трудна. Некоторые из них существуют в очень небольших количествах, пополняя тем не менее биологическое разнообразие.  Мы рассматриваем проблему их сохранения и восстановления в качестве первоочередных природоохранных задач города. С этой целью Правительство столицы учредило Красную книгу Москвы, в которую занесено 282 вида животных и 154 вида растений. Среди них и все перечисленные выше звери и птицы. Красная книга предусматривает  их определенный статус и меры защиты и наказания за нанесенный ущерб.
            Растительный и животный мир столицы охраняются также в системе природоохранных территорий, учреждаемых в соответствии  с Законом города Москвы об особо охраняемых природных территориях (ООПТ). Сейчас в столице имеется  18 ООПТ категорий «национальный парк», «природный парк», «природно-исторический парк» и «природный заказник» общей площадью 17,5 тыс. га. Кроме того функционируют 146 природных территорий, участков и объектов объявленных памятниками природы. 74 из них  расположены в границах упомянутых  ООПТ, 72 памятника природы общей площадью свыше 530 га являются самостоятельными ООПТ.
Закон города Москвы от 6 июля 2005 г. № 37 «О схеме развития и размещения особо охраняемых природных территорий в городе Москве »  на природных и природно-антропогенных территориях Москвы (леса, лесопарки, долины рек и др.) предусматривал создать до   2020 г.  еще 1 природно-исторический парк, 2 экологических парка, 50 природных заказников, 120 памятников природы и 44 заповедных участка. В результате, общая площадь ООПТ превысила бы  23 000 га,  более 20% территории города. Возможно, в связи с кризисом, в эти превосходные планы внесены коррективы.
            Официально утвержденный режим большинства охраняемых природных территорий столицы исключает проведение на них мероприятий, неблагоприятно влияющих на сохранившиеся экосистемы, растительный и животный мир этих территорий. Естественно, на них предусматривалось сохранение биоразнообразия и всех природных объектов, подлежащих особой охране, Таким образом, редкие, «краснокнижные» животные находятся на территории Москвы под охраной двух  влиятельных столичных законов.
            Отступление второе. Здесь мы должны вспомнить о проблеме городских, бродячих и домашних, животных, чья численность в последние десятилетия вышла из-под контроля человека. Это в первую очередь собаки. С ними связано наибольше число осложнений и бурные, непрекращающиеся дискуссии в различных СМИ и даже в городских парламентах. В основном мы имеем в виду бродячих, безнадзорных собак, однако и хозяйские нередко оказываются источником различных опасностей. Мы располагаем обширным   материалом  по «собачьей проблеме», имеем собственные взгляды на возможности ее комплексного решении и намерены посвятить ей специальную публикацию.
По нашим подсчетам, с существованием и жизнедеятельностью собак связано более 15 полезных для человека функций и лишь  3-4 отрицательных. В основе отношения человека к этим удивительным зверям должны находиться принципы гуманности и благожелательности. Однако, если мы забываем о необходимости бережного и обоснованного регулирования популяций городских собак, все наши благие пожелания летят насмарку. И прежде  всего, если мы забываем, что имеем дело с умным и высоко адаптированным хищником, при определенных условиях опасным даже для человека, (смотри наш комментарий «Собака защищена, спасите человека». Апрель, 2008).
            Здесь  мы вырываем из контекста и намерены рассмотреть отдельно вопрос о влиянии этих хищников,  «лишних» городских собак, на биоразнообразие животного мира населенных пунктов, в первую очередь – Москвы. К сожалению, исследования в этой области имеют разрозненный характер, хотя их общие выводы несомненны. Они однозначны и для России и для зарубежных стран.
            Безнадзорные собаки всегда были постоянными членами городских антропоэкосистем, в том числе и московских. Численность их регулировалась традиционным методами, не всегда гуманными, но достаточно эффективными. Вот как изменялась численность бродячих собак в Москве в 1975-2009 годах (в тыс. голов): 1975 – 10.0, 1980 – 1.0 ( уничтожены в преддверии Олимпиады, 1998 – 23.0, 2001 – 24.0, 2009 – 30.0 (Известия» 29.05.2009). Последний показатель скорее всего был занижен, называют цифры 40,0 и даже 50,0 тыс. Подчеркнем: решением Правительства Москвы в 2001 году отстрел собак на территории столицы был запрещен.
            Для экологов очевидно, что наличие в экосистемах (в городских антропоэкосистемах) большого (и все возрастающего) числа хищных млекопитающих не может не оказывать разностороннего влияния на структуру этих сообществ, уменьшая, в частности, долю растительноядных животных. И действительно, в последнее десятилетие все чаще раздавались сигналы о снижении численности и даже  исчезновении, локальном или повсеместном, исчезновении под влиянием хищничества собак тех или иных видов наземных позвоночных животных Москвы и ее окрестностей.
            Очень своеобразной реакцией на эти сигналы явилось решение московских властей не только запретить умерщвление бродячих собак, но и организовать их выпуск в  места отлова после содержания  в течении 182 дней на пунктах передержки, в приютах. Отловили, подлечили, стерилизовали, подержали в неволе полгода, хозяев не нашлось – и гуляй, родимая, в «своих» угодьях! Причем совершенно безосновательно считается, что стерилизованный зверь становится мирным, безобидным, теряет претензии на территорию и т.д.  Совершенно невероятный для грамотных экологов вывод и недопустимое  решение!
            Конечно же, тысячи собак, вернувшиеся  на подкрепление к сородичам, не подкачали. Мыслящие экологи, зоологи, охотоведы заметили усиливающийся урон популяциям охраняемых животных. Московский зоолог, редактор Красной книги Москвы,  Борис Самойлов неоднократно приводил в СМИ информацию об ущербе от собак краснокнижным видам Москвы и окрестностей. По его данным, от хищников серьезно пострадали  популяции лосей, косуль и пятнистых оленей Лосиного острова, ежи, зайцы и лягушки Серебряного бора. Подобные сообщения, принадлежащие различным авторам, появляются  на страницах СМИ все чаще.
            Фактически произошел невероятный обмен. За каждую, спасенную от элиминации собаку, природа платит жизнями десятков различных животных. Этого ли добивались псевдогуманисты, озабоченные неприкосновенностью одних собак, или они, поглощенные моно идеей, не видят настоящих результатов своей активности, наносящей непоправимый ущерб биологическому разнообразию московского региона? Ведь не следует забывать, что условия для Дикой Жизни на его территории становятся все более трудными, ее теснят уродливые коттеджи, все глубже пускающие корни в коренные мета обитания животных, и другие формы антропогенной активности.
            Хочу привести  конкретный пример, характеризующий один из аспектов обсуждаемой проблемы. Во время моей работы в ЦНИЛ охотничьего хозяйства и заповедников Главохоты РСФСР, располагавшейся в историческом лесном массиве «Лосиный остров», в 60-70-х годах безнадзорные собаки нередко появлялись на нашей территории, однако егерская охрана не позволяла им чрезмерно размножиться и причинить значительный ущерб фауне позвоночных животных лесного массива. Работа по регуляции бродячих животных входила в должностные обязанности егерей. Массив был богат лосями, пятнистыми оленями, кабанами, мелкими хищниками, вальдшнепами, сохранялись даже рябчики.
            По инициативе ученых ЦНИЛ в 1983 году на базе ценнейших подмосковных лесов был создан национальный парк «Лосиный остров». У него сложная судьба, однако, по свидетельству зоологов его животный мир значительно обеднел. Причины этого многообразны, однако одна из них лежит на поверхности.  «Московский комсомолец»     10 июня опубликовал  небольшую заметку Н.Веденеевой «На Лосином острове  живьем едят оленей. В национальном парке собаки уничтожают уникальное стадо». Для меня эта заметка – не только подтверждение продолжающегося хищничества бродячих собак,  которые за минувшую зиму задрали 17 охраняемых пятнистых оленей.     Известны эпизоды и похлеще.  Главное в том, что служба охраны парка  не имеет возможности самостоятельно    защищать оленей. Она  должна призывать на помощь   работников городской Службы отлова диких животных и смиренно дожидаться их приезда. Охраняемые природные территории     Москвы разоружены чиновниками, у них отобраны основные права, утвержденные Законом об охраняемых природных территориях.
            На наш взгляд, некоторые моменты    московского законодательства  противоречат    федеральным нормам, в частности Национальной стратегии    сохранения биоразнообразия, в части, касающейся сохранения организменного и популяционного разнообразия.    Имеются противоречия  в трактовке прав и режима   Федеральным и   Московским законами об ООПТ и    реальными правами   конкретных ООПТ, в частности, территории федерального значения   национального парка «Лосиный остров». Не во всем соблюдается Закон о Красной книге Москвы. В итоге некоторые московские   нормативы  приводят к  серьезному ущербу биологического разнообразия животного мира московского региона.  И, как это ни печально, они превращают в настоящих  врагов биоразнообразия   бродячих и беспризорных собак.
30 июня 2009 года                                            Профессор              В.Дёжкин