С хорошей скидкой секретки на авто без дополнительной оплаты.
             Комментарий от Дёжкина
 

КОНГРЕСС БИОЛОГОВ-ОХОТОВЕДОВ


            В Москве, 17-22 августа, состоялся XXIX Международный конгресс биологов- охотоведов. Международный Союз биологов-охотоведов проводит такие встречи один раз в два года в разных странах. На это раз пришла очередь России. Напомним, что последний Конгресс в нашей стране состоялся 40 лет назад, в 1969 году. Генеральным секретарем IX Конгресса был выдающийся ученый с мировым именем, деятель охраны природы, зоолог и охотовед, профессор А.Г.Банников. Его энергия и связи во многом обусловили успех форума, в котором приняли участие свыше 600 ученых из различных республик СССР и сотни зарубежных гостей, среди которых были всемирно известные ученые и специалисты охотничьего хозяйства. Прекрасно изданные труды конгресса до сих пор являются ценным пособием для охотоведов.
            XXIX Конгресс проводился Министерством сельского хозяйства Российской Федерации. Для его организации были созданы организационный и научный комитеты из компетентных отечественных и зарубежных ученых специалистов. Председатель оргкомитета - Е.Скрынник, Министр сельского хозяйства РФ. Предварительное ознакомление с материалами Конгресса позволяет характеризовать его как в целом успешный. Однако уже сейчас заметны некоторые просчеты организаторов.
            Главной темой Конгресса было заявлено: «Охотничье хозяйство – один из важнейших инструментов сохранения животного мира», специальной- темой – «Международное сотрудничество по сохранению сайгака». Этот выбор и эти формулировки нуждаются в комментариях. Представляется, что с современных позиций мы может рассматривать любую форму разумной эксплуатации биологических природных ресурсов и как эффективный метод их сохранения. Следовательно, главная тема могла звучать так: «Современное охотничье хозяйство – важный инструмент сохранения и рационального использования ресурсов охотничьих животных».
            Сайгак, несомненно, нуждается в повышенном внимании охотничьих и, особенно, природоохранных организаций. Можно приветствовать комплекс мероприятий по восстановлению этой красивой и ценной антилопы, уже осуществленных и предлагаемых многочисленными докладчиками- участниками Конгресса. Правда, возникают сомнения в том, что в относительно короткие сроки удастся возвратить этого зверя в число объектов промысла, слишком велики и разнообразны факторы, направленные против благополучия этого уязвимого зверя. Забота о нем – предмет озабоченности не (только) охотничьих, но и природоохранных организаций.
            Но дело не только в этом. Меня смутило появление сайгака в качестве эмблемы Конгресса! Развалили существовавшую систему эксплуатации и охраны антилопы. Позволили сократиться ее численности в России с 800 тыс. до 18-19 тыс. голов. Получили включения сайгака в Красный список МСОП как критически угрожаемого вида. И вот, пожалуйста, настоящий символ, мечта охотоведов! Не экологическое бедствие, а образец для подражания….
Логичнее был бы ориентировать охотоведов и экологов России на скорейшее создание промысловых популяций овцебыка, эффективнейшего трансформатора колоссальной первичный продукции тундры и лесотундры (специалисты предупреждают об угрозах, возникших уже для этого удивительного зверя). Неплохо было бы сосредоточить внимание российских специалистов охотничьего хозяйства на развивающейся «бобровой угрозе» и на методах ее устранения. Возник парадокс: сохраняли, восстанавливали бобра, а теперь популисты от охотоведения готовы объявить этого чудесного зверя-мелиоратора «вредителем». И овцебык, и бобр неплохо бы смотрелись на эмблеме Конгресса. А, быть может, не следовало тревожить соболя, так впечатляюще красовавшегося на эмблеме IX Конгресса? Это все – не декоративные пустяки, а принципиальный вопрос об акцентах и предпочтениях. Не дело, когда интересы большого контингента специалистов определяются ограниченным кругом чиновников и ученых..
            В работе Конгресса предполагалось участие более 500 делегатов из 27 стран, было представлено 235 докладов и 40 постеров. Заслушаны значительная часть докладов и сообщений. Доклады принадлежат ученым и специалистам Испании, Польши, Литвы, Кипра, Непала, Казахстана, Греции, Чехии, США, Норвегии, Белоруссии, Японии, Финляндии, Украины, Италии, Германии, Великобритании, Португалии, Латвии и некоторых других стран.
Доклады участников Конгресса были распланированы по 12 секциям. Перечислим их:

№1. Биология охотничьих животных.
№2. История, культура и этика охоты – новые взгляды.
№3. Организация, законодательное регулирование и экономическое значение охотничьего хозяйства.
№4. Ареалы, их динамика, численность и структура популяции.
 №5. Копытные и хищные млекопитающие, их роль в экосистемах.
 №6. Восстановление редких видов, интродукция и реинтродукция диких животных.
 №7. Мониторинг и управление популяциями млекопитающих.
 №8. Международное сотрудничество по сохранению сайгака.
 №9. Болезни охотничьих животных, загрязнение мест обитания.
 №10. Экология, мониторинг охотничьих видов птиц, международное сотрудничество.
 №11. Профессиональное образование и управление ресурсами живой природы.
 №12. Поведение, адаптация и социальные системы охотничьих животных.
            Обилие секций несколько настораживает. Секция №1 могла бы поглотить некоторые частные экологические темы. В то же время, отсутствует биотехническая тема. Экономика охотничьего хозяйства заслуживает самостоятельного обсуждения. Какие «новые взгляды» могут появиться при знакомстве с историей и культурой охоты (секция №2).? В то же время, принятый подход мог определяться характером поступивших докладов и не полностью зависеть от организаторов Конгресса. Как говорится, им было виднее. Тем более, что в постановке некоторых тем чувствуется новизна и стремление откликнуться на требования современности (пример – управление ресурсами живой природы).
            Результаты работы Конгресса опубликованы в двух сборниках материалов. Они выполнены на хорошей бумаге с высоким полиграфическим качеством. Но нет четкой связи между важностью публикации и ее объемом. Большинство докладов и сообщений изложено на 6-12 строчках, напечатаны на отдельных страницах, вследствие чего сборники зияют белым цветом свободной бумаги. Некоторые же авторы позволили себе занять по несколько страниц. По-видимому, контроль за соблюдением лимита отсутствовал или был избранным.
            Мое внимание прежде всего привлек доклад Президента XXIX Международного конгресса биологов-охотоведов В.В.Мельникова «Современное состояние охотничьего хозяйства и охотоведения России и перспективы их развития». Позиция руководителя охотничьего ведомства последнего периода (да еще Президента Конгресса!) имела принципиальное значение и должна была служить камертоном настроений и надежд российских охотоведов. И показать зарубежным гостям глубину и масштабность наших замыслов.
            Говоря откровенно, доклад не удовлетворил меня. Он не был достаточно отредактирован и некоторые места нуждаются в расшифровке. Приведем отрывок, характеризующий отношение автора к Закону «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов» (название закона крайне не удачно). «Отметим, что в годы советской власти такой закон в России отсутствовал. Сейчас многие по инерции (?-В.Д.) примутся критиковать этот закон. Они последние 20 лет и специализировались только на этом (критиковали отсутствующий закон?.- В.Д), и не смогут остановиться, при этом, будут критиковать не с позиций современных норм права, действующих в России, а с позиций устаревшего «Положения об охоте и охотничьем хозяйстве» 1960 года. Можно понять их тоску по нормам, которые их взрастили и без которых они потеряны и слепы. Или их просто устраивает состояние беззакония…» (2009, часть !. стр.11).
            Все это настолько нелепо, оскорбительно и не соответствует действительности, что отбивает всякую охоту полемизировать с В.В Мельниковым по существу. Большая часть передовых российских ученых и специалистов многие годы добивалась принятия современного закона, выступала против игнорирования Госдумой насущной потребности охотничьего хозяйства, они почти единодушно высказались за коренную переработку принятого ныне несовершенного закона. Его отклонения обоснованно потребовал единственный в стране Институт охотничьего хозяйства и звероводства, ВНИИОЗ, предоставивший в Госдуму гораздо более совершенный вариант закона…Какое «беззаконие», причем здесь положение 1960 года!? Удивительно…Примерно на таком же уровне находятся и рассуждения о перспективах охотоведения и охотничьего хозяйства России.
            Конечно, в массе докладов, опубликованных в двух емких сборниках материалов Конгресса, можно найти много интересных мыслей и предложений. Несомненно, такая работа может и должна быть проделана в ближайшее время. Мы сделали лишь первый шаг на этом пути. Не следует забывать и о том, что сам факт проведения в России Конгресса и принятия нового Закона об охоте вызвали протест у российских антиохотников, ряды которых все растут из-за нашей пассивности. Их доводы безграмотны, суждения имеют чисто эмоциональную основу, однако падают на благодатную почву, удобренную массой насилий, совершаемых в нашем обществе. Необходима безупречная концепция современной высококультурной охоты, избегающей ненужной жестокости и разделяемая охотничьим сообществом страны. Такая Концепция могла бы быть принята на завершившемся Международном конгрессе.

Профессор В.Дёжкин