По привлекательной цене вызов эвакуатора в саратове на любых условиях.
             Комментарий от Дёжкина
 

 КТО  ЕСТЬ КТО В СОБАЧЬЕМ  МИРЕ


СТАТЬЯ 6:  ПОСЛЕДНИЙ ЛАЙ

                Отношение человека к безнадзорным (бродячим) собакам в городах в последние десятилетия превратилось в одну из горячих точек цивилизации, привлекло к себе внимание самых различных слоев общества и многих СМИ и сделалось ареной ожесточенных, подчас бескомпромиссных дискуссий. Проблема разрослась, вышла за чисто бытовые, утилитарные рамки. Многие участники этих дискуссий видят в них возможность выражения отношения своих возвышенных гуманных чувств, чуть ли не отношения к Жизни вообще. Автор осознает огромную сложность ситуации и, конечно же, не претендует на роль всеобщего примирителя, способного навести мостки между далекими крайностями. Его задача – с возможной ясностью и четкостью выразить свое отношение к существованию в относительно цивилизованной среде беспокоящего и опасного фактора, являющегося, в конечном итоге, поводом для серьезного расслоения общества. Расслоения, не имеющего достаточно серьезных и убедительных  причин, кроме, быть может, чрезмерной экзальтации, ложно понятого гуманизма и (не для всех) ошибочной ориентации в мировых проблемах экологической этики.
                Впрочем, последняя причина не так безобидна, как может показаться на первый взгляд. Она рассматривает обсуждаемую нами проблему в контексте общего отношения человека к животным в мире, пытается уравнять права человека и  животных и заводит нас в глубины философских, этических и юридических проблем. За жизнь захудалой (прошу извинить) дворняги на окраине современного города горой стоит мощный и умело аргументированный слой западной экологической этики, к которому примыкает солидный отряд отечественных псевдогуманистов.
                В последние десятилетия в обществе происходит серьезный, быть может, не вполне осознанный, пересмотр гуманных ориентиров. Мера жестокости отношений между людьми возрастает, все меньше в душах людей находят отклик страдания себе подобных. Множатся число конфликтов, террористических актов. Стремление многих людей, особенно женщин, к состраданию ищет выход и находит его в любви к животным и в гипертрофированной защите их интересов. Происходит своеобразное замещение гуманистических чувств людей. Об этом мы размышляли еще несколько лет назад в коллективе, который пытался осмыслить права человека в отношении животных (Дёжкин, 1997; Дёжкин, Кузнецов, Минаев и др.,2002). Мы констатировали, что в ХХ столетии возникли и заняли важную общественную нишу массовые движения за гуманное отношение к животным. Они особенно усилились к концу минувшего столетия, приобрели ярко выраженную политическую окраску, стали влиять на деятельность парламентов и правительств. Эти движения в большинстве своем, несомненно, имеют благородный характер и основаны на реальной  жалости к животным и стремлении облегчить их участь. Однако гуманные движения, базирующиеся на чисто эмоциональных принципах, не принимают во внимание законы экологии, экономические аргументы, народные традиции, действительные нужды общества. Их жертвами нередко становятся опытные  профессионалы, выполняющие неприглядные глазу псевдогуманистов, но необходимые обществу обязанности по забою, добыче и регулированию численности тех или иных видов животных (Дёжкин, 1997). Это относится и к добросовестным (не ко всем, а лишь к добросовестным) сотрудникам групп по отлову безнадзорных животных в населенных пунктах Данная тенденция продолжились и в текущем столетии, когда очередными объектами критики в России стали традиционные морские промыслы.
                Объективные противники псевдогуманистов подчас стесняются вступить с ними в открытую полемику, обоснованно опасаясь общественной недоброжелательности и упреков в жестокости и антигуманизме. Они не полностью вооружены экологически, экономически и этически аргументированной концепцией, которая не только бы охраняла действительные права животных, но учитывала бы реальные права общества, связанные с возможностью и необходимостью разнообразного использования и регулирования численности животных. Разработку такой концепции следует считать очень актуальной. Она была начата в конце прошлого столетия, и не нашла еще, на мой взгляд, удовлетворительного завершения и признания (см. «Биодат», наш комментарий…).
                Не секрет, что современная мораль многих народов кристаллизовалась под влиянием христианской религии, поэтому логично было начать формирование концептуальных основ отношения к животным с известного библейского текста, из Первой книги Моисеевой «Бытие»:
                «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его: мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими (и над зверями), и над птицами небесными (и над всяким скотом, и над всей землею), и над всяким животным, пресмыкающимся по Земле».
Этот наказ совершенно недвусмысленно  давал человеку полное право распоряжаться жизнями всех живых существ. И на протяжении многих веков почти не существовало попыток отвергнуть этот моральный императив, Правда, если люди  не забывали о другом важном библейском наказе, который можно считать прообразом разумного природопользования: не только обладайте землею, но и «наполняйте ее»! Обладайте бережно, разумно, заботясь о воспроизводстве всего живущего. В духе марксисткой диалектики это можно было бы назвать единством противоположностей…
                Противостояние антропоцентристов и биоцентристов, насчитывает уже много столетий. Мы знаем, что антропоцентрики смотрят на человека  как на центральную и высшую цель мироздания. Они предполагают, что законы развития биосферы не распространяются на человека, и он сам может создавать новую среду своего обитания, по собственным канонам (Экологический энциклопедический словарь, 1999). В противоположность им, сторонники биоцентризма считают обязательным наличие у человека нравственного долга перед всеми живыми существами на земле, потребности оберегать все живое, растения и животных.
                Религиозный философ ХIII века Фома Аквинский, следуя учению Аристотеля, Ксенофонта и др. философов древности, в книге «Сумма теологика» утверждал, что растения  и животные существуют не ради самих себя, а ради человека; бессловесные животные и растения лишены разума и поэтому естественно использование их человеком для своей пользы.
                Главным идеологом многих современных гуманистов, восставших против безразмерного «владычества» человека нал животными, можно считать большого ученого и выдающегося общественного деятеля Альберта Швейцера (1992). Он  провозгласил еще в довоенные годы право на жизнь всего живого, принцип благоговения перед жизнью. Этот лозунг, во многом противоречащий реалиям современной «цивилизации», привлек миллионы искренних последователи во всем мире, в том числе и в России. Однако Швейцер был земным человеком и допускал, не снимая этической вины с преступившего завет, возможность лишения жизни ради насущной необходимости.
«Что говорит этика благоговения перед жизнью об отношениях между человеком и творениями природы ?- спрашивал ученый. - Там, где я наношу вред какой-либо жизни ,- отвечал он на этот вопрос ,- я должен осознавать, насколько это необходимо. Я не должен делать ничего, кроме неизбежного, даже самого незначительного». Этот важный компромисс открывает дорогу для введения гуманистической этики в рациональное природопользование и формирования истинной концепции. Оставалось «лишь» договориться, что считать действительно «необходимым и неизбежным» при конкретных ситуациях в этом противоречивом мире
                Сложнее обстоит дело с утверждениями, которые множатся в последние годы, о том, что у животных есть душа и они имеют равные с человеком права на жизнь. Этот тезис, несмотря на его явную декларативность, повсеместно завоевывает все новые умы и души.
Сторонники Прав животных «считают, что у человека есть долг по отношению к животным, а животные имеют право на существование и защиту от страданий» (Борейко, 1999).Да. В основу новой гуманистической концепции должна быть обязательно заложена аргументированная система доказательств об относительной неправомерности таких требований. Животные – глубоко чувствующие существа, их право на жизнь заслуживает всяческого уважения. Это действительно так. Однако в мировой  иерархии основополагающих ценностей оно должно находиться вслед за главными жизненными ценностями человека. Повторяем – главными. Вокруг этого постулата следует строить систему дальнейших доказательств в пользу реального отношения Человечества к Жизни. Опять-таки договорившись, что для человека – Главное.
                Некоторые мыслители и ученые подсказывают нам прекрасные компромиссы, примиряющие, казалось бы, несовместимые взгляды. Действенным для данной ситуации нам представляется тезис немецкого эколога Д.Бринбахера (Brinbacher, 1982; цитируется по В.Е.Борейко, 2001):
                 «…Есть экологическая этика необходимого, но есть экологическая этика идеального. В своих отношениях с природой мы должны стремиться к этике идеального, но всегда следовать этике необходимого». Превосходно!
                Нам кажется, что этому тезису были близки взгляды А.Швейцера, ориентировавшего людей на благоговейное отношение ко всякой жизни (этика идеального), но смирявшегося с лишением жизни ради обеспечения насущных потребностей людей в хлебе насущном (этика реального). Это важнейшее обстоятельство недостаточно воспринимается последователями А.Швейцера.
Для выработки практических критериев  концепции «Человек – Животные» возможно также  творческое применение моральных принципов американского экофилософа Пола Тейлора (Taylor, 1986):

1. Принцип защиты человека. Действия, направленные на защиту человека от агрессии, допустимы, если даже они сопровождаются убийством или повреждением отдельных зверей или растений, или даже уничтожением целых видов и экосистем.
2. Принцип сохранения человека. Действия, необходимые для осуществления своих жизненных потребностей или жизненных потребностей других людей, допустимы, даже если они требуют посягательства на жизненные интересы животных или растений и несовместимы с позицией уважения к природе.
3. Принцип пропорциональности. Действия, направленные на осуществление несущественных интересов людей, не позволительны в случае их посягательств на жизненные интересы животных и растений и несовместимы с позицией уважение к природе.
                Можно уточнять приведенные тезисы, однако их логика заслуживает внимания. И взгляды А.Швейцера, и принципы П.Тейлора допускают при известных обстоятельствах лишние человеком жизни животных. Массовое, узаконенное лишение, например, в рамках сельского хозяйства или добычи биоресурсов, в том числе рыбы, охоты. Это необходимо знать и понимать веем псевдогуманистам. Д.Бринбахер проводит четкую грань между «поэзией и прозой жизни». Нам, дёйствительно, во многих случаях вполне обоснованно жалко животных, и в какой-либо иной реальности мы готовы вообще отказаться от их умерщвления. Однако, существующая в мере реальность не позволяет сделать это. Можно и нужно лишь постоянно искать максимально гуманные, не жестокие формы обращения с животными. А этом отношении еще очень много сложной работы.
                В свете современных социо-экологических представлений принципиальная правота антропоцентристов заключается в том, в том, что человек, действительно, является центром мироздания, и любое философское учение должно прежде всего предусматривать его интересы. Вопрос заключается в том, какие интересы человека имеют действительный приоритет и какой ценой достигается их удовлетворение.
                «Для человека его самоценность очевидна,- пишет видный российский эколог  Н.Ф.Реймерс.- Но в это же время без сохранения целостности биоты Земли, экологического баланса на ней при изменении  планетарных условий жизни, превышающих генетические возможности человека к адаптации, трудно ожидать, чтобы люди могли существовать. Не сохранение природы Земли означает гибель для человечества» (1992, с.11).
                Н.Ф.Реймерс полагает, что необходима адаптация людей к природе, уважение к ней, ее законам как непреходящей ценности, передаваемой по наследству последующим поколениям. Необходимы также экологические ограничения, налагаемые конечностью ресурсов планеты. Эти (и прежде всего взгляды В.И.Вернадского) представления позволяют говорить о новом антропоцентризме, учитывающем не только разумные потребности человека, но и интересы всего живого, сохранность биоты. В таком положении новый антропоцентризм сохраняющий человека в центре Вселенной, способен ассимилировать биоцентризм с его требованиями относиться с благоговением ко всем видам растений и животных, ко всей среде их обитания. То есть биоцентризм можно было бы считать составной частью нового антропоцентризма (экоцентризма). (Дёжкин, 2001).
                Проблема «Человек-Природа» обсуждается и современной российской церковью. «…Выясняется нравственная высота господства человека над природой: - констатировал Алексий II, патриарх московский и всея Руси,-  постоянное попечение о благобытии всей твари, возможное лишь при любви к каждому созданию» Далее Алексий II вспоминает слова апостола Павла о «подчинении твари суете…»  «Христианским ответом на апостольское напоминание может служить только путь достойного возвышения человека над жизнью природы в качестве ее разумного, бережливого и попечительного хозяина». (1997).
                Очевидно, что все рассмотренные нами системы взглядов и концепции не содержат прямых запретов на радикальное – в случаях крайней необходимости – вмешательство человека в жизнь природы. И российский пастырь, следующий заветам Алексия II,  навряд ли останется равнодушным, видя бесчинство волка в овечьем стаде, или, тем более (!), нападение агрессивной собаки на беззащитного человека. Это невозможно для «разумного, бережливого и попечительного хозяина». «Возвышение человека над жизнью природы» не может быть беспредельным, оно должно иметь критические границы, диктуемые и хозяйственным реализмом и принципами настоящей гуманности.
                Сложнейший вопрос - как имеющиеся в обществе, крайне противоречивые представления об отношении человека к животным отражаются в правовых, законодательных документах. В общей форме нам уже приходилось писать об этом
                Люди всегда по-разному относились к животным, и диапазон этих отношений был и остается очень широким – от любви и желания приручить наших «братьев меньших» до ненависти и стремления их уничтожить. Конкретный характер взаимодействия человека с животным миром Земли и отдельными его представителями складывался под влиянием принадлежности животных к тем или иным систематическим и функциональным группам, их роли в природно-хозяйственном комплексе, заинтересованности человеческих сообществ в процветании или угнетении определенных форм и групп животных, под воздействием той или иной эпохи и меры ее гуманности и, наконец, в зависимости от субъективных взглядов людей, их традиций и обычаев (Дёжкин, 2002, Биодат, 2009).
                Удобно было бы рассмотреть возможные пути решения части проблемы на примере Москвы, где, как уже говорилось, в последние десятилетия обострились коллизии, связанные с агрессивными действиями собак, том числе бродячих, безнадзорных. Московская городская дума потратила много времени и сил для того, чтобы найти выход из сложившегося положения. В Думе немало депутатов, искренне заинтересованных  в ликвидации конфликтной ситуации. К сожалению, мы не можем использовать ее пример в качестве модельного. Ведь окончательное законодательное и безупречное решение проблемы еще не обеспечено. И тому много причин.
                Во-первых, один из вероятных путей прекращения конфликта – отлов и – в крайних случаях – умерщвление животных был объявлен запретным. Основная ставка была сделана на создание сети приютов и стерилизацию собак. Возможности конструктивного  поиска значительно ухудшились. Достижению согласия мешали и мешают амбиции некоторых депутатов, далеко не всегда компетентных в вопросах биологии животных, экологических и этологических основ их поведения и в ветеринарии. А они нередко «брали власть» в свои руки. Причем могли торжествовать чисто бюрократические подходы. Приведу только один пример из сотен возможных. Он показателен полным отрывом депутатских претензий от реальной жизни. Не буду уточнять, кто и когда был автором следующего предложения.
                Было известно, что довольно часто источником напряжения на московских просторах являются большие, трудно поддающиеся «управлению», собаки. Депутат № предложил: собак весом свыше 54 кг (почему именно 54?) имеют право выгуливать лишь юноши в возрасте не менее 16 лет. В связи с этим - в первом приближении - возникают проблемы, которых в жизни городов никогда не было и не могло быть. Контролеры, следящие за исполнением декрета, всегда должны… имеет с собой весы. И таскать их по всему участку. Вдруг владелец собаки не согласиться с глазомерной оценкой ее массы. И полагающегося по поводу его завышения штрафа. А что, владелец собаки при исполнении своих прогулочных обязанностей должен обязательно иметь при себе паспорт? А если забудет его дома?
                Но коллизии только начинаются. Представьте крупную собаку, которая не желает добровольно взвешиваться, а хозяин проявляет возмутительную пассивность. Контролеру не позавидуешь. Или - в семействе отсутствует мужская особь с требуемым возрастом, а собачища есть. Продавать любимицу? Такие сюжеты можно накручивать без конца. Важно, что стремление к их созданию наличествует у многих депутатов, и не только московских. Некоторые из них мечтают формализовать ситуацию до предела. обязав, например, московских старушек с их непритязательными и преданными болонками «идти в ногу» со всеми: регистрировать их опасных подопечных, возмещать государству колоссальные затраты по их содержанию и погребению и т.д.. Бюрократизация жизни в России после «перестройки» возрождается невиданными темпами…
                Итак, проекты  Могордумы не годятся. Быть может, найдем что-либо интересное в других отечественных городах? Посмотрим Закон Ростовской области «О бездомных и безнадзорных домашних животных» от 14 ноября 2008 года. В нем содержится следующая классификация:
- Домашние животные – животные, относящиеся к видам или породам, исторически прирученным и разводимым человеком.
- Бездомные животные – животные, не имеющие собственника, либо собственник которых не известен.
- Безнадзорные животные – домашние животные, находящиеся (в населенном пункте) вне контроля человека.
- Условно-поднадзорные животные – животные, имеющие владельца (опекуна), временно находящиеся вне его контроля (в населенном пункте) (т.е в свободном или полусвободном состоянии) .
-Потерявшиеся и брошенные животные – домашние или дикие животные, имевшие собственника и иного владельца, но выбывшие из-под его контроля.
-Сельскохозяйственные животные (животные, содержащиеся для получения животноводческой продукции) - домашние животные, которые содержатся для получения сельскохозяйственной продукции и принадлежат к видам или  породам, традиционно для Ростовской области разводимым для этих целей.
- Животное-компаньон – собака, кошка (попугай, канарейка), а также любое другое животное, которое содержится для получения человеком радости от общения с ним.
                Нам представляется, что такая или подобная классификация домашних животных облегчает выбор конкретных мер управления ими.
                Рассмотрев подробно ситуацию и признав наличие бездомных и безнадзорных животных объективной реальностью в современных социально-экономических и культурно-исторических условиях, ростовские законодатели (несколько неожиданно) пришли к выводу; «…Регулирование численности безнадзорных животных в Ростовской области путем уничтожения или эвтаназии запрещается» (Из ст.6)…
                «…Отлов бездомных и безнадзорных животных с последующей их эвтаназией запрещается… Отлов животных осуществляется исключительно гуманными способами в порядке, устанавливаемом администрацией Ростовской области (органами местного самоуправления). При отлове животных допускается применение только тех орудий и средств, которые не травмируют животных и не причиняют вреда их жизни и здоровью» (из ст.7).
                В статье 16 авторы Закона возвращаются к эвтаназии домашних животных (кстати, применение этого термина по отношению к животным представляется нам неправомочным, ибо эвтаназия подразумевает осознанный выбор и согласие на смерть, чего от животных ожидать, конечно, не приходится). «Эвтаназия домашнего животного осуществляется по ветеринарным показаниям (наличие смертельной болезни, в том числе бешенства, при продолжительных неустранимых страданиях) гуманным методом (излагаются критерии гуманности В.Д)…Далее – любопытное и, по-моему, беспрецедентное положение:
                «…Обращение собственника животного в ветеринарное учреждение за эвтаназией здорового житного является нарушением обязательного при обращении с животными принципов гуманности и рассматривается как отказ от права собственности на животное. Вопрос о дальнейшей судьбе животного решается на основе федерального законодательства (?-В.Д.) и настоящего Закона» (из ст. 16) Так что хорошо подумай, ростовский гражданин, прежде чем становится собственником собачки. Ведь так и серьезного наказания за «обращение» можно дождаться…
                Ростовский Закон выгодно отличает от Московских предзаконных разработок статья 11. «…Взимание какой либо платы с граждан при регистрации животных не допускается…Отсутствие регистрации не может быть основанием для привлечении собственника или иного владельца животного к административной ответственности, либо для изъятия животного из владения. Отсутствие регистрации не отменяет и не умаляет прав ответственности или иных прав на животное (из ст.11).
                Быть может, следует дифференцировать подход и не лишать владельцев «элитных собак» удовольствия платить за них солидные суммы, но, чувствуется, что ростовским законодателям не чужды заботы неимущих хозяек болонок и шпицев и они не желают обременять их не обязательными поборами...
                Обращение к московскому и региональному законодательству России не подсказало нам выхода из обсуждаемой ситуации. Посмотрим шире, выйдем за границы страны .
                 В мире – и это несомненный факт – рождаются новые и ширятся прежние массовые движения в защиту Жизни. Иногда они приобретают парадоксальный характер. В Швейцарии, например, произошла новая «зеленая революция», положившая начало «защите чести растений от генетических экспериментов» (отметим: «чести растений!») В этой стране приданы новые права всем «социальным животным». Согласно новому закону тот, кто захочет приобрести собаку, должен пройти четырехлетний курс (!) по уходу за животным. Рыбаки обязаны учиться ловить рыбу гуманными способами. Запрещено смывать в унитаз аквариумных рыбок, им необходимо предварительно сделать анестезию. Недопустимо (в Швейцарии!) содержать в неволе носорога на площади меньше 500 кв.м.
                 В Эквадоре принята Конституция, которая впервые признала права экологических систем. Они теперь не просто государственная собственность, а юридические единицы, с правом на существование и восстановление» (http://news.tut.by/world/20701.html)/.  (Вспомним Н.Ф.Реймеса)
                 Известный борец «за права животных» Владимир Борейко (Украина) поделился в Интернете потрясающей, по его мнению, новостью: Испанский парламент утвердил законопроект, внесенный «Большим обезьяним проектом», согласно которому признано право каждой человекообразной обезьяны на жизнь, свободу и защиту от жесткости. Это превосходно. Но обезьяны почему-то не могут рассматриваться в качестве объектов частной собственности и участвовать в цирковых представлениях(!).
                 Подобных примеров десятки. Они знаменуют общее гуманное направление общественного развития, однако, под их «прикрытием» могут получить жизнь псевдогуманные почины. К примеру, король Испании и шимпанзе Круз отныне – равноправные граждане этой страны. Король не возражает. А Круз? – Лишился доброго хозяина. Изгнан с цирковой арены, где купался в лучах славы и получал восторженные аплодисменты. От джунглей отвык, да и страшно. Что бедняге толка от его высокого статуса? Хотя бы законодатели похлопотали о выходном пособии обезьяне по безработице. Это относится и к проблеме, которую мы обсуждаем. Слава Богу, пока еще не предлагают безнадзорным собакам права почетных граждан Англии или Франции. Королеве Елизавете такое «уравнение в правах» едва ли польстило бы, Владимир Евгеньевич (Борейко).
                Приведем отдельные примеры решения проблемы «Человек-Собаки» в разных странах, ибо для получения общей картины необходимо проведение специального исследования. Ситуация имеет многочисленные национальные и региональные оттенки. Они особенно сильны в федеративных государствах наподобие США
                Отметим важное обстоятельство. В США, где численность собак определяется в 73,9 млн., ежегодно происходит 4,5 млн.случаев их  нападения на людей. Закон этой страны разрешает немедленное уничтожение опасной собаки после ее нападения на человека (вспомним постыдное Измайлово!). Но – кроме того – собаку могут приговорить к заключению или ограничить ее выходы к публике. Во многих штатах использование собаки для нападения на человека может быть приравнено к применению ножа и карается тюремным заключением владельцу сроком до четырех лет либо штрафом до 10 тыс.  долларов. Однако, в 19 штатах используется принцип «первого греха» собаки, которая впервые укусила человека. Ее владелец вообще освобождается от какой-либо ответственности за деяния его питомца. Дифференцировано отношение к собакам разных пород. В 38 из 50 штатов введен запрет в отношении американских ротвейлеров. Согласно правилам, владельцы собак опасных пород должны содержать их в закрытых вольерах или в «соответствующих стандартам закрытых помещениях», с отчетливым знаком «осторожно собака»!, получать специальную лицензию на содержание опасной собаки. Имеется еще много специфических американских регламентов.
                С запретами или ограничения и на разведение отдельных пород собак мы встречаемся и во многих других государствах. В большинстве европейских стран запрещены питбультерьеры, американские стаффордширские терьеры, бразильский фил, страффордширский бультерьер (Германия). В Новой Зеландии нельзя держать японских тодзи, фила бразильер, американских питбультерьеров. В осторожном Израиле под запретом находятся амста, ротвейлеры, тоса-ину, брзильские филы, стаффордширские терьеры, питбули, аргентинские доги, питбультерьеры. Австралия не желает иметь дело с питбулями, Гондурас – со стаффордширскими терьерами, бультерьерами, аргентинскими догами и бразильеро. Очевидно, этот путь снижет напряженность в отношениях между собакой и человеком, ведь под запреты попадают самые агрессивные и неудобные породы собак.
                В Китае (в Пекине) уменьшают не число разводимых пород, а количество самих животных: не больше одной собаки на семью. Запрещено содержать собак ростом свыше 35 сантиметров (взрослые). А Гренландии вообще поступили мудро, запретив содержание собак в городах. Страна огромная и пустынная, вышел за городскую околицу и создавай хотя бы целые собачьи колхозы.
Следует сказать, что люди, когда у них кончается терпение, нередко чинят самозваные расправы над агрессивными  собаками. В США за период с октября 2002 по 2006 годы зарегистрировано 4209 таких случаев, в том числе пострадали 744 питбулей. Обычно «грешниц» стреляют, но известны факты повешения и лишения пищи (Зоосад. Газета по-киевски. 2006).
                Руководитель лондонского  благотворительного Центра «Защита животных» Джеймс Хоган в интервью «Московскому комсомольцу» рассказал, что в 2006 году в Великобритании был принят новый, более жесткий закон о защите животных, который налагает на владельцев ряд обязанностей. Если раньше для того, чтобы обратиться в суд, надо было увидеть страдания животного, то теперь достаточно вероятности, что здоровье животного под угрозой. За жестокое обращение предусмотрены штрафы от  нескольких сотен до 20 тыс. фунтов или тюремное заключение. Для получения согласия на «удочерение» животного из приюта требуется заполнить анкету из 40 пунктов с множеством практических вопросов. Сотрудник центра обязан посетить место будущего пребывания питомца. Цена «усыновления»: за собаку – 160 фунтов, за кошку – 60, за кролика – 30 (Светлова, 2009).
                Симптоматично, что ни в одном просмотренном нами законодательном акте не встретилось прямого запрета на лишение жизни собак. Ситуация рассматривается тщательно, осторожно, однако, повторяю, прямого категорического запрета нет. В очень продуманном израильском «Законе о надзоре за собаками» от 2002 года (имеется и такой), после частокола бюрократических оговорок, мы встречаем следующий пункт: «(2) если нельзя передать собаку на основании параграфа (1), то городской ветеринарный врач имеет право распорядиться об ее умерщвлении. Умерщвление собак должно выполняться без излишней боли, а ее владелец возмещает все расходы на умерщвление». Добавим, что речь идет об «опасных собаках».
                Сколько бы мы не обсуждали проблему, а возможности для этого безграничны, в конечном итоге мы упремся в убеждение «гуманистов» об отсутствии у человека права на лишение жизни животных. По этому поводу мы достаточно обстоятельно высказались в обзоре (Дёжкин, Биодат,2009). Согласны вы с таким мнением или нет, факт остается фактом. Люди ежедневно и вполне гласно лишают жизни мириады живых существ, от микроскопических до гигантских. Если вы желаете продемонстрировать индивидуальный гуманизм и высказаться за сохранение жизни собаки (собакам; а вы имеете на это право), то существо проблемы от этого не меняется. Все равно вы остаетесь частью многомиллиардного человечества, формирующего постоянный социальный заказ на умерщвление огромного числа животных. Ваша гуманная позиция имеет лишь демонстрационный характер, поскольку вы являетесь представителем сообщества пожирателей мяса, мясоедов, существующего во многом на культивировании, переработке и потреблении вторичной биомассы. Даже вегетарианцы (и, не дай Бог, веганы) не освобождаются от этого упрека, ибо в чистом виде растительная диета для любого человека не реальна.
                Это тот случай, когда общественные интересы (не сочтите это за банальность) необходимо ставить выше личных симпатий и предпочтений. Вы не имеете морального права делать исключение для одного вида животных (в данном случае собак), если их поведение явно переходит через границы дозволенного и начинает серьезно вредить обществу, природе и даже убивать, терроризировать людей. Несмотря на массу приятных и даже трогательных собак, несмотря на их многочисленные и благородные функции  (я писал об этом подробно в первых статьях). Не взирая на жалость и личные симпатии. Негуманны не действия по защите человека и контролю за численностью собак, а якобы благородные протесты против их «преследования». Именно их мы называем «псевдогуманизмом».
                В обращении «Центра правовой зоозащиты» к руководящим деятелям России (2007) вполне обоснованно констатировано: …Вследствие «искусственно созданной и нерешаемой проблемы бездомных животных приоритет «гуманности» к бездомным животным непропорционально возрастает и становится доминирующим надо всеми остальными общепризнанными традиционными человеческими приоритетами развития: государственными, социальными, культурными, нравственными, семейными, профессиональными и т.д. Следствием этого с одной стороны становится обнищание граждан и утрата ими доходной занятости, так как очень большая часть населения, особенно женщин и пожилых граждан сегодня в Москве, отказывая себе во всем, подбирает в свои квартиры бездомных животных, содержит их по несколько десятков (особенно кошек в виду их особо бедственного положения на улице), тратит все свои силы и средства на их спасение, фактически теряя нормальнее условия жилья, существования и развития, нарушая нередко и права соседей. С другой стороны, в Москве имеются многочисленные примеры, когда люди перестают заботиться о своем профессиональном и социальном развитии, благополучии семьи и детей, так как большую часть времени тратят на уличную «опеку» бездомных животных, в том числе устраивают ночные дежурства с целью спасти обитающих во дворе их дома бездомных животных (бездомных кошек от истребления стаями бездомных собак, а бездомных собак от отлова, вызванного другими жильцами дома, которым мешают эти собаки)».
                Сейчас ситуация несколько изменилась. Обыватели убедились, что под покровительством родной милиции безнадзорные и бездомные животные могут чувствовать себя спокойней, чем 2-3 года назад. Однако продолжают возникать индивидуальные трагедии. Типичный пример. К одинокой сердобольной женщине попадает «компаньон» - молодая красивая сучка. Возникает тесное содружество. Неосторожно погуляв, сучка оказывается с приплодом. Семейство увеличивается на несколько симпатичных песиков (всех раздать невозможно, да и жалко). О женщине-любительнице собак разносится молва по округе, и к ней начинают приносить бродяг и приблудышей. Отказать нет сил, да и женщина не видит в этом особой необходимости. Она занята, по ее убеждению, благородным делом – спасает обреченных на гибель несчастных собак (и кошек). Постепенно возникает известная ситуация – скопление животных в маленькой городской квартире со всеми вытекающими отсюда последствиями. И все звери любимы, близки, выстраданы. Если бы не эти несносные соседи, которые не понимают деликатности ситуации, благородства женщины и все резче выражают свое недовольство и требуют ликвидации дурно пахнущего, загрязняющего жилое пространство, не во время лающего и мяукающего живого сообщества!.. Женщину «воспитывают», критикуют, «призывают к сознательности», бойкотируют. Но поздно, протест против бесчеловечности окружающих уже сформировался и окреп. Вместо доброй человечной женщины родился своеобразный «гуманный монстр», ненавидящий людей и до конца отстаивающий свои убеждения. При бездействии закона..
                Возникновению и развитию личных трагедий нередко способствуют сердобольные корреспондент СМИ. Вспомним недавнюю историю. Острый многолетний конфликт между жильцами дома и владелицей большого квартирного собачьего стада закончился вроде бы благополучно. Она получила редкую возможность обосноваться вместе со своим неспокойным  семейством на окраине дальнего поселка. Была рада, тратила свои скудные заработки на содержание собак. Но… Некоторые жители поселка оказались не рады шумному  «подарку» судьбы. В одну отнюдь не прекрасную ночь помещение, в котором содержались переселенцы, запылало. Женщина вела себя героически, боролась с огнем, спасала животных. Налицо был случай бескорыстного героизма. Часть собак удалось уберечь о гибели, некоторые спасенные животные получили ожоги. Потребовались новые хлопоты и затраты. О происшествии узнали журналисты, и героиня оказалась в центре внимания некоторых СМИ, Возник образец для подражания: бескорыстна, самоотверженно любит животных, готова рисковать ради них здоровьем, упорно противостоит нападкам окружающей жестокости и т.д. Все это было в какой-то мере правдой. Но, если, как говорят некоторые работники пера, копнуть  глубже? Могла ли вообще возникнуть ситуация с конфликтами, переселениями, поджогами, героизмом, если бы в государстве работала система адекватного регулирования численности бездомных и бродячих животных? Ели бы, к примеру, действовал мудрый китайский принцип: одна семья – одна собака? И корреспонденты остались бы без очередной информационной пайки..
                Судьба иногда благосклонна к ищущим. Завершить затянувшуюся кинологическую сагу мне помогли только что раскритикованные СМИ. В «Известиях» от 26 января появилась большая статья Дмитрия Соколова-Митрича «Мое собачье дело». В остро публицистической форме она затрагивает многие аспекты рассматриваемой нами проблемы. Я разделяю не все и не полностью мысли автора, однако ее вполне можно считать адекватным выражением значительной части общественного мнения. Привожу, с комментариями, некоторые взгляды Соколова-Митрича.
                Статья является реакцией на обращение группы видных российских деятелей культуры (действительно видных и уважаемых) к Юрию Лужкову в ответ на массовый отстрел собак, который произошел 5 января 2010 года в районе Хорошево-Мневники..
                - «Людей, которые бегают с ружьем за бездомными собаками, я, конечно, не люблю. - пишет автор -  Но и собак я тоже не люблю, потому что они кусаются. Вернее, я не люблю их хозяев. И особо рьяных активистов-защитников. Мой жизненный опыт подсказывает, что как ненависть, так и обостренная любовь к этим четвероногим, как правило, являются одной из форм ненависти к людям. Во всяком случае, защитники собак от людей очень редко защищают людей от собак. И даже людей от людей. Как-то так получается».
                Круто, как сейчас принято говорить. И, конечно, публицистическое преувеличение. Не лишенное, однако, серьезных оснований.
Соколов-Митрич раскрывает тайны своего недоверия к собакам и их владельцам. Ему, видите ли, хочется бегать по утрам, не боясь, что за ним погонится «радостный пес, размером с теленка» Он мечтает спокойно входить в свой подъезд и не вздрагивать, когда открывается дверь лифта. Потому что собачки, которые не кусаются, иногда все-таки кусаются. «Каждый год -, продолжает автор,- они отправляют на тот свет сотни моих сограждан. Животных после этого усыпляют (далеко не всегда. -В.Д.), их хозяева получают неадекватно мягкие наказания, а оправдываются они примерно так: «Пострадавший сам виноват. Он неправильно себя с ней повел Не надо было убегать. Не надо было показывать, что ты ее боишься. Не надо было кричать: «Почему она без намордника?!»
                Автор вступает в очень скользкую юридическую тему. Гражданские права животным, гражданские права, - слышим мы от псевдоэкологов и завидуем испанским шимпанзе, получившим эти права. Что делать нам?
                - …  « В Конституции слова «животное» нет, придется переписать Конституцию (кстати, это  мечта Борейко.-В.Д.). Затем просто необходимо определиться, кого мы включаем в юридическое понятие «животное»? И если по поводу собак, кошек, и хомячков еще можно достичь какого-то общественного согласия, то что делать с менее дружественными представителями фауны? И если нельзя убить бездомную собаку, то почему тогда можно – свободную крысу или таракана, которые в один прекрасный день могут вползти в человеческую квартиру?»
                Фантазия автора разыгрывается. Он резонно спрашивает: животные получают права, хорошо. Но прав нет без обязанностей. Что мы потребуем, например, от собак?  «Пусть они убирают за собой и не лают после 23 часов». Можно потребовать и большего…
                 Логика приводит автора к радикальному предложению. «…Если сами владельцы собак не способны осознать, что носить намордник и поводок – в интересах их же питомцев, то этим людям можно помочь. Законодательно закрепить за человеком право при малейших признаках угрозы со стороны собаки открывать по ней огонь на поражение из разрешенного законом оружия… Признаком угрозы считать приближение животного без намордника менее чем на три метра. Пусть даже в присутствии хозяина. Это очень гуманная по отношению к животным инициатива. Я серьезно. Потому что ни одно житное не пострадает. Просто в один прекрасный день человек с собакой выйдет на  прогулку и увидит, как все мамаши на детской площадке ощетинились стволами. В этот момент он поймет, что такое гулять во дворе, испытывая постоянный собачий страх за себя и своего ребенка. Он остановится, задумается, загонит пса домой, а сам пойдет за намордником. Вот и все».
                Действительно, все. Но есть много поводов для дискуссий и глубоких раздумий.

                Автор этой заключительной статьи обещал: Четко сформулировать свое мнение по поводу конфликта «Человек и собака в Москве» и его смягчении. Оно следующее:

1. Начало конфликта было положено отменой в «гуманных целях» традиционной практики регулирования численности безнадзорных и бездомных собак в Москве, в том числе с применением умерщвления части животных.
2. Массовая стерилизация собак не сработала в качестве тормоза, регулирующего по существу бесконтрольный прирост численности животных, вызвавший возникновение переуплотненных популяций.
3. Обратный выпуск стерилизованных собак явился антиэкологической акцией, отрицательно сказавшейся на биоразнообразии фауны Москвы и имевший иные негативные последствия.
4. Полезное и перспективное в принципе создание системы приютов для безнадзорных животных не было подкреплено необходимыми демографическими, социальными и экономическими расчетами, подчас проводилось с нарушением элементарных норм содержания животных.
5. Целесообразно ревизовать законодательную и нормативную базу контроля состава и численности диких животных Москвы и Подмосковья, отменив ограничения и запреты на традиционные методы регуляции. Предусмотреть осуществление регуляционных и воспроизводственных мероприятий максимально гуманными методами, с участием и под контролем ученых и общественности.
6. Сконцентрировать силы квалифицированных корреспондентов СМИ на научном и объективном освещении ситуации и комплекса проводимых мероприятий с акцентом на гуманизацию проблемы.

Приложение. Результаты опроса, проведенного среди читателей «Известий».

Интернет-опрос «Известий» и KM.RU
Известные деятели культуры выступили за бездомных собак.
 Вы бы к ним присоединились?
(в опросе приняли участие 4265 читателей «Известий»)

- 37%. На улице не должно быть ни бродячих собак, ни стрельбы по ним.
- 28%. Да нужен закон о животных. Сами они его не напишут.
- 18 %. Чем петиции сочинять, лучше бы собрали деньги на приюты  для бездомных животных.
- 15 %. Таким образом мы можем сохранить природу.
- 2 %. А я люблю кошек, их легче прокормить


Основные источники:

Алексий II. Христианский взгляд на экологическую проблему//Мир Божий. №1 (17). Январь, 1997 года.
Борейко В. Современная идея дикой природы. Киев, 2001.
Дёжкин В.В. За гуманность с разумом и сердцем//Охота и охотничье хозяйство, 1977, №5.
Дёжкин В.В., Кузнецов Е.А. Минаев С.И., Сафонов В.Г., Тетера В.А. Этические аспекты использования ресурсов охотничьих животных России//Научная конференция «Проблемы охотничьего хозяйства России».Киров. 2002
Дёжкин В..В. Концептуальные основы охраны и воспроизводства животного мира России. Биодат, июнь 2009.
Дмитрий Соколов-Митрич. Мое собачье дело. «Известия». 26.01.2010.
Е.Светлова. Москва не насобачилась  жить по-европейски. МК, 2009, 6 октября
Швейцер А. Благоговение перед жизнью.: М.,Прогресс, 1992.
Brinbacher D.A. A prioriti rule for environmental ethics. En environmental ethics, 1982, v.4/
Tajlor P. Respect for nature. Princenton Univ. Press.,1986.
Профессор В.Дёжкин