Для вас в нашей организации марина яхтинг по невысоким ценам.
             Комментарий от Дёжкина

ЗАЧЕМ РОССИЯНАМ ДИКОРОСЫ?

(комментарий к Доктрине)

                Еще недавно, уважаемые посетители портала, мы с вами искренне радовались большим и разнообразным растительным богатствам России, вспоминали об огромной работе по заготовкам «дикоросов» в до перестроечном прошлом и пеняли на Правительство за утрату внимания к этой важной сфере деятельности. В мае мы опубликовали два  обзора о не древесных ресурсах леса с множеством цифр и фактов. В сентябре порадовались за  томичей, обнаруживших на территории области «залежи» грибов-ягод и организовавших их успешную  и выгодную заготовку и посоветовали ленивым соседям брать с них пример.
                Естественно, нас всегда интересовало современное отношение государства к охране, эксплуатации и воспроизводству естественных биологических ресурсов, к числу которых относятся и  так называемые «дикоросы». Не секрет, что Правительство почти не уделяло и не уделяет достаточного внимания состоянию Живой Природы страны, в недрах которой существуют и воспроизводятся большие запасы съедобных видов растений, которые обогащают рацион значительной части населения, а для некоторых являются важным источником дополнительных доходов и продовольствия. В последние годы не было издано ни одного существенного постановления по охране и рациональной эксплуатации ресурсов дикорастущих растений России. Поэтому понятен большой интерес, который был проявлен к «Доктрине  продовольственной безопасности Российской Федерации», утвержденной  Указом Президента от 1 февраля 2010 года. Это большой и очень важный документ, рассматривающий различные  аспекты продовольственной безопасности страны. Не будем претендовать на роль его критика и  аналитика. Нас в данном случае заботит один вопрос: какая роль отводится биологическим растительным пищевым ресурсам   в балансе питания и обеспечении продовольственного благополучия россиян. Причем предупреждаем, что в тексте Доктрины количественные характеристики отсутствуют.
                Ознакомимся с некоторыми положениями Доктрины. Не сразу, в пункте 6, содержится интересная для  нас и очень важная для системы биологического природопользования  констатация: «Исходя из требований продовольственной независимости основными источниками пищевых ресурсов является продукция сельского, лесного, рыбного, охотничьего хозяйства,  а также пищевой промышленности». Господи, даже слезы набегают от умиления. Впервые за много лет в важном государственном  документе мы встречаем положительное упоминание о фактически разрушенном в стране  охотничьем хозяйстве. Правда, авторы «ошиблись» лишь один раз, больше они этого не повторят. Но слезы – уже не радостные - набегают и потому, что больше мы не встретим упоминания и о традиционном для России лесном хозяйстве! Как бы подтверждая не случайность этого принципиального ляпа, составители Доктрины констатируют: «Определяющую роль в обеспечении продовольственной  безопасности играют сельское и рыбное хозяйство и пищевая промышленность».
                Мы предупреждали, что глубокий анализ существа документа – не наше дело. Просто хотелось бы, признавая их огромное значение, сделать несколько оговорок относительно состояния «основополагающих» продовольственных отраслей. Сельское хозяйство вроде бы выбирается из глубочайшей пропасти. В последнее время выращивание зерновых культур превысило внутренние потребности страны,  и мы получили возможность экспорта их излишков. С животноводством положение сложнее. Свиньи и птицы послушно наращивают  поголовье и увеличивают производство мяса. А вот крупный рогатый скот подкачал. И есть сомнения, что в ближайшем продовольственном будущем мы избавимся от кошмарного порошкового молока и добьемся изобилия говядины. И овцы не торопятся заполонить когда-то изобильные пастбища Калмыкии и других овцеводческих регионов…
Перспективы рыбного хозяйства вызывают больше сомнений. За время руководства этой эффективной отраслью природопользования Минсельхоз раздарил право вмешательства в ее дела  аж 16 ведомствам и организациям. Растащен рыболовецкий флот, подорвана налаженная системы квотирования, распались рыболовецкий колхозы. Радует, что создание Федерального агентства по рыболовству позволило осуществить за  2008-начало 2009 годов  внушительный объем мероприятий по реанимации отрасли. «Стратегия развития рыбохозяйственного комплекса до 2020 года, одобренной Правительством,   предусматривает повышение к этому сроку объема производства рыбопродукции  до 5,2 млн. т в год и удвоение среднедушевого потребления рыбы населением до 28 кг. (Крайнев, 2009). Это хорошие показатели, однако  для их достижения необходимы значительные усилия.
                Впрочем, возвращаясь к главной теме, спросим: прочему из озвученных проектных заданий Директивы выпала «недревесная продукция!» лесного хозяйства и почему эта отрасль в продовольственном отношении низведена авторами директивы до уровня второстепенной? В двух словах напомним, о каких же лесных богатствах шел разговор. Сотрудница  Кировского института охотничьего хозяйства и звероводства, издавна занимающегося проблемой дикоросов Т.П.Егошина, назвала следующие цифры. Биологический  запас растений семейства брусничных в стране: брусника – годы 489,8 тыс. т. листья – 608,5 тыс.т., голубика- 1261,9 тыс.т., клюква – 451,6 тыс.т., черника – 1931, 4 тыс.т. Немало! Но ведь есть еще запасы плодов растений семейства розоцветных – малины, рябины, черемухи, боярышника, яблони, груши, алычи, терна, измеряемые огромными цифрами. Общий запас сырья этих видов составляет 2847,5 тыс.т.
                Промысловое значение имеют лещина, бук восточный, и, конечно, сосна сибирская,  кедр – «хлебное  дерево тайги». На его урожаях держалось благополучие обширных таежных регионов. В погоне за большой кубатурой, которую дает это дерево, лесопромышленники преступно  сократили его запасы, но все же специалисты определяют запас кедрового ореха  в стране  в 1097,8 тыс т. Невиданное зрелище: в урожайные годы кедровыми орешками лакомятся («используют в продовольственных целях») жители не только таежных регионов страны. Он стал всеобщим российским достоянием.
                Кроме того, по данным Т.П.Егошиной на территории России растут съедобные грибы 250 видов, из них разрешены  заготовки 58 видов. Какой простор для освоения «грибной целины»! В СССР насчитывалось около 15000 видов высших растений, из них к  числу «лекарственно-технических» относилось более 2500 видов. Но существуют    и сотни видов пищевых растений, многие из которых еще недостаточно освоены населением. Здесь и два вида черешни и папортники, орляк и чистоуст, полюбившиеся жителям Японии, и даже растущие повсеместно «сорняки», крапива двудомная и одуванчик. Мы эти факты и цифры публиковали, здесь они приводятся вкратце для наглядности, для иллюстрации  экологической и экономической близорукости разработчиков ответственных государственных программ.
                Ученые, работающие в области экономики природопользования, занимаются экономической оценкой биологических ресурсов природы. Приведем лишь один  показатель, принадлежащий видному географу профессору А.Тишкову. По его мнению, потребление местным населением России ягод, грибов и орехов можно оценить в 3,2-4,0 млрд. долл. в год. Мы ограничиваемся   при расчетах продовольственного потенциала продукцией    агропромышленного и рыбопромышленных комплексов. А где же русский лес, с его богатейшей флорой и фауной, которые   необходимо как можно скорее возвратить в разумное освоение?
                 И здесь велика роль административного управления. Вспомнили в  2007 году на заседании Госсовета  в Астрахани о совершенно нетерпимом положении дел в рыбном хозяйстве страны,  и закрутилась машина: был создан орган управления отраслью, выделены деньги, изданы специальные постановления и решения правительства.  И вот уже в Директиве мы видим многозначительное определение – «рыбопромышленный комплекс». А лесопромышленный комплекс с его огромными возобновляемыми ресурсами? Заметят ли его управленцы, если ценнейшая «не древесная  продукция леса» будет практически игнорироваться при определении реальных продовольственных резервов России? А лес в целом будет находиться вне сферы грамотного государственного управления…
                В пункте 21 Доктрины говорится: «В области организации и управления обеспечением продовольственной безопасности необходимо … сформировать государственные информационные ресурсы в сфере обеспечения продовольственной безопасности». Для выполнения этой актуальной задачи следует, прежде всего, выяснить место и роль продовольственных ресурсов биосферы в рационе и пищевом балансе людей различных географических и демографических регионов  и создать научно обоснованные дифференцированные методики расчета потребностей этих ресурсов.  Иначе мы и  впредь будем «забывать» об огромном трофическом потенциале  естественной среды обитания человека.
 

Профессор В.Дёжкин

Источники:

В.Дёжкин. Биологическая продукция лесов России// Охота и охотн.  хоз-во, 2010, № 1.
А.Крайнев. Итоги работы Федерального  агентства по рыболовству в 2008 году и задачи на 2009 год//Испольоваеие и охрана природных ресурсов в России. 2009, № 3 (105).