С хорошей скидкой samsung 4220 картридж без дополнительной оплаты.
             Комментарий от Дёжкина

ВЕЛИКАЯ СУШЬ

Россия без природы

                Сохраняя советские привычки и наивную веру в «хорошего царя», я долго пытался «достать» через интернет вновь появляющегося руководителя страны и загрузить его экологическими напутствиями. Особые надежды возлагались на нового премьера В.Зубкова, замеченного в симпатиях к рыбе и рыболовству. Ему был адресован насыщенный «Наказ эколога-природопользователя («Биодат», сентябрь 2008 года). И он поначалу проявил завидную активность в природоохранных делах. Знакомясь с состоянием лесопромышленного комплекса Вологодской области, В.Зубков прозорливо заявил «Всякая шпана крутится вокруг леса!»… Но – краток был век премьеров на Руси. Не успел он разогнать эту шпану, которая вскоре стала одной из причин экологической катастрофы в лесах...
                Однако перед российскими экологами открывался еще более заманчивый путь. Предстояла пересменка Президента страны. Стоило попытаться приобрести в его лице знатока, сторонника Живой природы и разумного природопользования. Многие экологи решили воспользоваться этой возможностью. Я, в частности, написал большую и тревожную статью «Россия без природы» и направил ее в редакции трех центральных газет. Учитывая торжественность момента, автор вначале отметил успехи России в сфере новой индустриализации (она происходит, хотя официально и не объявлена), в восстановлении военного потенциала, и т.д., словом в духе стандартных советских публикаций. И название статьи даже заменил, чтобы не огорчать будущего Президента. А дальше следовали жесткая критика и конструктивная Программа действий. О ней дает представление уже упоминавшийся «Наказ..» (смотри БиоДат).
                Что же Редакции солидных газет? – Правильно, предпочли не заметить нарастающей угрозы Живой природе России. Зачем тревожить влиятельного претендента? И не ответили престарелому доктору, профессору и т.п. Хотя и в этой статье и в десятках аналогичных «сигналов» отчетливо проступали зловещие контуры предстоящих угроз.

                Позволю себе маленькое отступление. В селе Горицы, под Липецком, я проводил детские годы у тетушки, Клавдии Алексеевны, штатного акрихинизатора. Сия, неведомая в наши дни специальность, означала, что тетушка ежедневно обходила дома подшефных ей селян и в обязательном порядке скармливала им таблетки акрихина, искусственного аналога хинина. Таким образом, в стране – а акрихинизаторы были везде - удалось потеснить и уничтожить малярию, очень неприятную массовую болезнь. Так вот, у тетушки был красивый металлический анероид, барометр, висевший на почетном месте в горнице. Сей прибор пользовался большим вниманием, которое увеличивалось в засухи. На правой стороне его шкалы обширное место занимала надпись: «ВЕЛИКАЯ СУШЬ». Чем ближе стрелка анероида приближалась к ней, тем более частыми становились визиты хозяйки. Она настойчиво постукивала по стеклу барометра, как бы пытаясь изменить направление движения указателя, отвернуть от опасной суши. Ей не удалось сделать это в 1938 год, когда жесточайшая засуха последовала за лютой зимой. В 1946-47 годах ВЕЛИКАЯ СУШЬ причинила большой ущерб еще не оправившемуся от войны хозяйству Советского Союза. Помню, как голодные соседи настойчиво требовали «постучать еще», заставить, наконец, погоду подчиниться человеку. Дымной мглы 1972 года тетушка уже не увидела. А ведь предупреждение было очень серьезным, подмосковные торфяники показали свой скверный нрав. И вот, нежданная негаданная «ВЕЛИКАЯ СУШЬ» 2010 года.             Действительно Великая и жестокая..
                В упоминавшейся неопубликованной статье я пытался объяснить, почему россияне не могут быть полностью удовлетворены положением в стране. Потому что, среди перечисленных и бесспорных успехов нет важнейших, нет тех, которые касаются экологии, охраны живой природы и разумного биологического природопользования. А это не мало. Это – надежный залог будущего благополучия державы. Вспомните, как торжествовали мы, когда Президент чуть ли не в последний момент «отвел» опаснейшую нефтяную трубу от побережья Великого Байкала, гарантировав чистоту и сохранность озера. А ведь угроза была так реальна! Мне пришлось быть членом государственной экологической экспертизы «по трубе», и я отчетливо видел неблагоприятную раскладку сил перед неожиданным и смелым решением В.Путина. Но много ли таких прекрасных событий в рассматриваемой сфере? К сожалению, они единичны. А вот о потерях и недоработках можно говорить бесконечно.. И это тем более странно, что мы находимся в очень ответственном периоде в жизни России, когда принятые решения могут определять все ее будущее. Когда проблемы охраны природы и природопользования должны звучать в программах всех политических лидеров.
                Прежде всего - о принципиальных административно-бюрократических ошибках последнего периода. Они очень значимы и подчас непредсказуемы. Вспомните, что в 2000 году было упразднено многострадальное Министерство экологии (назовем его так, ибо за несколько лет оно неоднократно меняло название и статус). Россия сразу же вырвалась в «лидеры» мирового сообщества, так как оказалась чуть ли не единственным государством мира без своего самостоятельного экологического штаба. Осталась обреченной на стратегические ошибки в области экологии. Ученые, природоохранная общественность встретили этот шаг серьезными и обоснованными протестами, которые, к сожалению, остались без внимания правительства. Взамен самостоятельной экологической службы была создана многофункциональная «Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору», «растворившая» экологические проблемы.. Целесообразнее было бы уже тогда прислушаться к голосу научной и природоохранной общественности и учредить соответствующий полномочный орган при Президенте Российской Федерации.
                Однако все это было «присказкой». Действительные намерения сторонники бесконтрольной эксплуатации ресурсов природы обнаружили через четыре года. Известно, что исторически основу экономики России составляли лес, рыба, пушнина. Кто бы мог подумать, что найдутся государственные деятели, единым ударом подорвавшие выверенные временем основы лесного, рыбного и охотничьего хозяйства!? И «прихватившие» заодно имеющее высокий международный имидж российское заповедное дело. Указ Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре Федеральных органов исполнительной власти» и Указ Президента Российской Федерации от 20 мая 2004 г. «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти» коренным образом реформировали (или положили начало неблагоприятным реформам) основы охраны и эксплуатации живой природы России.

                Заповедное дело. Забудем на минуту о разумном использовании биологических ресурсов, начнем наш скорбный перечень с их охраны. Повсюду система рационального природопользования начинается с создания объектов территориальной охраны природы – природных заповедников, национальных парков, заказников, памятников природы и других. Надежна эта система – надежны основы биологического природопользования. Во всем мире стремительно растет система охраняемых природных территорий. По данным Всемирного конгресса парков , число их с 1962 по 1992 годы увеличилось с 9214 до 48388. А период после 1992 года ознаменовался бурным ростом числа и площади охраняемых природных территорий всех категорий. К 2003 году число их превысило 102 тысячи, занимаемая площадь достигла 18,8 млн.кв. или 11.5 % земной поверхности. Они являются приоритетами территориальной охраны природы в большинстве стран планеты.
                Советский Союз (Россия) имеет замечательные заповедники, национальные и природные парки, федеральные заказники, в некоторых отношениях превосходящие зарубежные. Широко известному, старейшему в нашей стране Баргузинскому заповеднику в минувшем году исполнилось 90 лет. В глазах россиян он не менее замечателен, чем всемирно известный Йеллоустонский парк в глазах американцев. Всего у нас сейчас 101 природный заповедник и около 40 национальных парков, обладающих примерно 2,7% территории страны. Судьба отечественных заповедников нелегка и противоречива, однако длительное время они все-таки были «на глазах» у правительства. Трудно поверить, но в начале 50-х годов существовало Главное управление по заповедникам при Совете Министров СССР! Руководители страны видели и признавали ценность этих природоохранных учреждений. Правда, близость к Сталину дорого обошлась им, и уже в 1951 году последовал первый разгром заповедной системы Советского Союза.
                 В России заповедники, как и охотничье хозяйство, долгое время находились в структуре Правительства РСФСР. Их замечали, с ними считались. В них возили иностранные делегации. Однако в новой системе федеральной власти не нашлось места для самостоятельного органа, ведающего охраняемыми природными территориями России. Обладатели огромных природных богатств и красот, лидеры экологической науки остались «без полномочного хозяина». В чьей чиновничьей голове появилась идея «сэкономить» жалкие гроши на административном управлении жизненно важным для страны и мира природным ресурсом?
                Обеспокоенные этой вопиющей нелепостью деятели охраны природы, экологи, руководители и сотрудники оставшихся беспризорными учреждений били во все колокола, писали, жаловались, вносили свои предложения по упорядочению управления охраняемыми природными территориями. Все оказывалось напрасным: имелись твердые указания «не раздувать» бюрократический аппарат, не увеличивать в аппарате Правительства число «административных полочек», отведенных чиновникам.
                Особенно впечатляющей выглядел, на мой взгляд, демарш журналиста Василия Пескова, который, еще в эру Путина, пробился к нему и в присутствии нескольких министров рассказал ему о состоянии заповедных дел в стране. Путин горячо воспринял ситуацию и обещал организовать структуру по управлению заповедным делом в России.
                «Да, такое Агентство без промедления создать необходимо. Поручения правительству будут даны» (курсив КП- В.Д.).
                Чиновники помешали Президенту выполнить свое обещания, ссылаясь на то, что ни по объему деятельности, ни по числу работников охраняемые территории не достойны самостоятельного управления
Как-то меньше в общественном сознании отложился эпизод, связанный с положением лесных дел, охарактеризованных академиком А.Исаевым. Финансовый министр Кудрин спросил академика, сколько понадобится людей для восстановления разрушенной охраны российских лесов. Услышав ответ – 30 тыс., сказал, что государство такими возможностями не обладает. Сейчас появляются сведения о том, что в результате непродуманных реформ лесное хозяйство потеряло по крайней мере 110 тыс. квалифицированных работников. Вечная для финансистов нашей страны картина: экономя копейку, теряем рубль. Разве можно сравнить колоссальные потери от огненной стихии с «экономией» на фонде зарплаты изгнанных лесников и лесничих, приглядывавших за лесом…

                Охотничье хозяйство. Обратимся теперь к проблемам рационального биологического природопользования. В упомянутых выше Указах нет ни единого упоминания о такой характерной для России отрасли как охотничье хозяйство! До 2004 года в стране существовал довольно слабый Департамент в Минсельхозе, унаследовавший часть функций прежней влиятельной Главохоты при Совете Министров РСФСР. У отрасли имелся хоть какой-то «хозяин». Однако чиновники, определявшие новую структуру федеральных органов власти, выплеснули за борт старейшую традиционную отрасль народного хозяйства России. Свершилось, На самом высоком формальном уровне наша страна лишилась охотничьего хозяйства!. Правда, в новое Положение о Минсельхозе было включено несколько пунктов, имеющих отношение к охоте, к охотничьим животным, что еще больше усиливало парадоксальность ситуации. Сама хозяйственная отрасль и управляющая ею правительственная структура чиновниками были «потеряны», а форма деятельности – охота – осталась. Но в каком странном и неправдоподобном виде! В качестве своеобразной примеси к органам ветеринарного и фитосанитарного надзора (!) и (в прошлом) структуры агентства по сельскому хозяйству. Несмотря на имеющиеся в стране многочисленные кадры опытных и знающих охотоведов, несмотря на наличие учебных и исследовательских учреждений охотоведческого профиля, «охотоведы» по чьему-то странному замыслу были на определенных уровнях «изъяты из обращения» и заменены ветеринарами и специалистами фитонадзора, ничего не смыслящими в охотничьем хозяйстве. Это было настоящим издевательством и над здравым смыслом и над интересами профессионалов и государства.
                Большинство россиян имело и имеет недостаточную информацию об охоте и охотничьем хозяйстве СССР (России), подчас очень упрощенную. Между тем, у этой отрасли природопользования очень сложная история, разные векторы эволюции. Утрачивая роль поставщика мехов на внутренний рынок и уникальной продукции на экспорт , оно постепенно приобретало большой социальный смысл, новые организационные формы, повышало комплексный вклад в региональные экономики. Причем это особенно сильно ощущалось в промысловых районах страны. Важно упомянуть, что к 70-80-м годам прошлого столетия в стране функционировало 125 хозяйств потребительской кооперации (коопзверопромхозов), 98 хозяйств Главохоты РСФСР (госпромхозов), около 200 оленеводческих совхозов и колхозов; за ними официально было закреплено около 1 млрд. гектаров охотничьих угодий и оленьих пастбищ, почти половина территории страны! Они цементировали систему природопользования на огромных пространствах, создавали необходимые условия для ведения организованного охотничье-промыслового хозяйства, обеспечивали социальные гарантии для штатных охотников-рабочих. Недостаточно известный в стране феномен российских охотничьих промхозов имеет общеэкономическое и социальное значение, выходит далеко за пределы охотничье-промыслового хозяйства и означает переход на комплексное и рациональное использование огромной биологической продукции тайги, тундры, части водно-болотных угодий.
                Ассортимент продукции охотничьих промхозов можно было считать универсальным – от шкурок соболя, мяса лося, сырого и копченого лосося, таежных ягод, грибов, кедрового ореха до гашеной извести, метел, березовых веников для поселковых бань. Промхозам удалось достигнуть предельной для их оснащенности комплексности в освоении имеющихся в их угодьях биологических ресурсов и удовлетворении запросов местного населения.     Существенная часть продукции поставлялась за пределы регионов. Подобная деятельность создавала постоянные и сезонные рабочие места, занимала рабочие руки, поддерживала и рождала новые специальности – и все это касалось сотен и сотен тысяч жителей отдаленных суровых районов. Причем чисто финансовые показатели деятельности этих хозяйств были незначительными (поэтому Госплан не очень с ними считался), а роль организационно-экономических ядер малых региональных экономик – громадна.
                В стране существовала и социально значимая любительская охота, в которой были кровно заинтересованы около трех миллионов охотников-любителей. Они не только охотились, но и помогали в охране животного мира, занимались расселением и подкормкой охотничьих зверей и птиц, помогали в заготовках пушнины, вели большую и полезную воспитательную работу.
                Охотничье хозяйство, особенно его промысловая часть, оказались неготовыми к коренному изменению экономики страны и не нашли финансовой и методической помощи со стороны государства. Большинство охотничьих хозяйств прекратило свое существование или подверглось стихийной и неадекватной трансформации. «Закрылись» тысячи рабочих мест, оказалась подорванной экономика промысловых регионов (а это, напомним, почти половина территории страны!). На федеральном и региональном уровнях распались специализированные органы управления. Деформировалась заготовительная система. Парадокс, но в некоторых регионах охотники ныне не могут найти заготовителей для уже добытой пушнины! Уменьшилось поголовье некоторых ценных видов охотничьих животных, в том числе копытных. Серьезно пострадала охотоведческая наука. И в такой обстановке охотничье хозяйство лишили последнего органа управления и координации! Для перечисления отрицательных последствий этого неумного шага в статье не хватило бы места. Достаточно сказать, что произошла существенная депрофессионализация отрасли, ушли опытные охотоведы, их вакансии замещают «чужаки».

                Рыбное хозяйство.. Пойдем дальше, по следам «реформ». За период перестройки могущественное прежде Министерство рыбного хозяйства, простиравшее свою деятельность до самых отдаленных просторов Мирового океана, оказалось раздробленным, во власти случайных людей. Одно время в «сферах» вообще сомневались в целесообразности сохранения централизованного руководства рыбным хозяйства страны. Все это похоже на бред, если бы не превратилось в страшную реальность. Указы 2004 года подчинили рыбное хозяйство Минсельхозу РФ. Это решение не улучшило положение в отрасли и продолжило череду административных ошибок в сфере биологического природопользования.
                 «Известия» и другие СМИ серьезно занялись рыбохозяйственной отраслью страны. Глава бывшего Федерального ведомства по рыболовству Минсельхоза РФ (Росрыболовства) Андрей Крайний: отвечал обозревателю «Известий» А.Аронову в интервью, которое называется весьма серьезно «Рыба – это стратегическая безопасность страны»:
                - По официальным данным Госкомстата, на каждого россиянина в год приходится 12,5 кг рыбопродуктов. Но я думаю, эта цифра больше, потому что официальная статистика не учитывает браконьерской рыбы. На наш взгляд, корректно было бы говорить о 15 кг в год. Для сравнения: на каждого жителя США приходится 22,6 кг, Китая – 25,7 кг, Норвегии – 47,4 кг, Японии – 64,5 кг. Что же касается нормы, которая высчитана Академией медицинских наук, то она составляет 23,5 кг на человека. Это для сбалансированного питания… Наши ученые утверждают, средняя продолжительность жизни японцев – 89 лет у женщин и 84 года – у мужчин неразрывно связана с колоссальным потреблением рыбной продукции («Известиях» № 156 от 30.08.2007). Напомним, что удельный вес рыбопродукции, приходящийся в среднем на одно россиянина, за период перестройки снизился почти в два раза (исходный уровень – 25 кг.)..
                Ответ А.Крайнего корреспонденту «Комсомолки» А.Овчинникову раскрывает одну из причин неблагополучия:
                - Да ты посмотри, кто у нас в стране занимается рыбой. 16 ведомств! Три прокуратуры, МВД, ФСБ, Роспотребнадзор, Россельхозндзор, Минсельхоз, Росприроднадзор, Министерство природных ресурсов и прочие контролируют, разрешают, запрещают, надзирают и т.д. При том только в названии нашего ведомства есть слово «рыба». А все вместе получается, что у нас нянек в два с лишним раза больше, чем у того дитяти. И не одно из этих ведомств не отвечает за конечный результат. А значит и простор для «чиновничьего творчества» получается громадный». «Комсомольская правда» (№ 125 от 29.08.2007).
                Неуютно становится, когда представляешь, что кто-то из высокопоставленных чиновников ради «совершенствования и удешевления управления» рыбным хозяйством предложил упразднить высоко эффективное российское ведомство, разодрать отрасль на 16 безответственных частей, почти лишить его собственного флота и профессионалов, пустить по миру прирожденных рыбаков, перекачать за границу львиную долю доходов от отлова и переработки рыбы и в результате получить снижение общего объема вылова и душевого потребления рыбы и морепродуктов и «попутно» добиться рекордно высокой продолжительности жизни у обитателей сопредельных государств. А в своей стране выделять огромные суммы на решение назревающей демографической проблемы. Нет, Михаил Евграфович, слаба была Ваша творческая фантазия…
                В конце августа (2007 года.- В.Д.) в Астрахани состоялось весьма знаменательное заседание Президиума Государственного совета по вопросам эффективного управления рыбохозяйственным комплексом России (стенографический отчет в информационно-аналитическом бюллетене «Использование и охрана природных ресурсов в России, № 4, 2007 год). Оно проходило под председательством Президента России В.Путина, в присутствии министра сельского хозяйства А.Гордеева, нового главы Госкомрыболовства (!) А.Крайнего, первых руководителей рыбохозяйственных регионов страны и других высоких персон.
                Открывая заседание Госсовета, В.В.Путин сказал:
                - «В послании этого года поставлены новые задачи, связанные с развитием всей рыбной отрасли и получением здесь максимальной выгоды. Это приоритетная поддержка переработчиков рыбы внутри страны и пресечение незаконной ловли и контрабанды. Это сбережение водных биологических ресурсов и их развитие в интересах будущих поколений.
                Между тем изменения в отрасли пока идут медленно. А ее конкурентоспособность абсолютно не соответствует богатейшему потенциалу отечественных рыбных ресурсов. Кардинальных позитивных перемен как в добыче, так и в переработке рыбы не произошло. Мы по-прежнему продаем сырье, причем достаточно дешево, и потом переплачиваем, покупая импортную морепродукцию. А на нее, мы с Вами это знаем, есть высокий спрос у наших российских потребителей… Считаю, что надо еще раз тщательно проанализировать причины сложившегося положения дел, но главное – наметить действенные меры по скорейшему изменению ситуации» (с. 77).
                Как и многие другие экологи и природопользователи страны я искренне радовался возрождению рыбного ведомства с самостоятельным руководителем.. После же ознакомления со стенограммой. Заседания Госсовета понял, что совершен лишь обязательный, но самый первый шаг к восстановлению рыбного хозяйства. За годы отсутствия действительного хозяина отрасли к рыбным делам, под покровительством Минсельхоза, были допущены 16 организаций и ведомств. Не трудно себе представить (а, может быть, просто и невозможно), к какому организационно-хозяйственному хаосу привели их несогласованные, не подкрепленные единой концепцией, действия. Напомним, что почти весь период «рыбного безвластия» прошел у нас при отсутствии квалифицированного законодательства в сфере водных биоресурсов

                Лесное хозяйство. Писать о положении дел в нашем лесном хозяйстве, еще сложнее, чем обсуждать проблемы иных отраслей биологического природопользования. Ведь леса занимают около двух третей территории страны и от их состояния зависят и климат, и гидрологический режим, и деятельность лесоперерабатывающей промышленности, и благополучие населения и многое другое. А наворочено столько всего!..
                Перестройка, по разным причинам, не обошла лесное дело стороной. В 1998 году в России по главному пользованию было заготовлено всего 98,8 млн. кубометров леса, что является своего рода «отрицательным рекордом». Ученые указывали на два важнейших фактора, отрицательно повлиявшие на состояние отрасли: критическая степень изношенности основных фондов и несбалансированность структуры лесопромышленного комплекса относительно потребителей его продукции (Моисеев, 2001). В 1999-2000 годах наметился некоторый рост объема производства некоторых видов лесной продукции, продолжившийся и в дальнейшем.
                В 1997 году Госдума приняла вполне удовлетворительный Лесной кодекс, призванный улучшить положение дел. Однако начались административные игры. В соответствии с Указом Президента России № 867 от 17 мая 2000 года Рослесхоз (как и Госкомэкология) прекратил свое существование, а его функции были переданы Министерству природных ресурсов. Указы 2004 года не исправили положения, для решения лесных дел в том же министерстве было создано Федеральное агентство Фактически было прекращено самостоятельное управление лесом в России. Между тем, Российской лесной службе было свыше 200 лет. У нее имелся огромный опыт работы, уникальные кадры, четкое видение проблем, стоящих перед отраслью. Она опиралась на современную, согласованную с научным сообществом Концепцию ведения лесного хозяйства в стране. Кому понадобилась эта недальновидная (или, напротив, точно рассчитанная) бюрократическая рокировка?.
                Следующий этап – «протаскивание» через Государственную думу нового Лесного кодекса, творцы которого еще в начале пути провозгласили курс на приватизацию российского леса. Развернулась жесткая борьба вокруг этого документа, встретившего серьезное неприятие большинства известных ученых и специалистов лесного хозяйства. Авторы критических замечаний упрекали творцов документа в попытках:

- Ликвидации права граждан России на свободное и бесплатное лесопользование;
- Ликвидации права граждан на бесплатный и свободный доступ в леса
- Ликвидации государственной собственности на жизненно важные для людей природные ресурсы;
- Создании завуалированного механизма передачи лесных земель в частную собственность;
- И даже - в нарушении конституционного права граждан на леса как основу жизни народа. И.т.д.
                Новый кодекс принят, однако большинство замечаний не снято. Кроме всего прочего, он внес неоправданные сложности в деятельность лесного хозяйства, преследует прежде всего свои узковедомственные цели, не отвечает принципам прогрессивного комплексного природопользования.

                Экологическое браконьерство.. В сфере биологического природопользования мы сталкиваемся ныне с еще одной серьезной угрозой российской природе. Браконьерство, лесное, рыбное, охотничье, приобрело характер экологического террора. Отраслевые природоохранные службы, в том числе и лесная, существенно ослаблены, права их уменьшены, условия деятельности осложнены. Министерство финансов препятствует количественному и качественному укреплению этих служб, будучи верно советской традиции: экономь копейку в кармане, не замечая потери миллионов в лесу. Вот и уходят караваны лесовозов, груженных превосходной кедровой древесиной, через границу с Китаем. Подкармливаем соседей не только рыбой и морепродуктами…
 
                Российская глубинка. И еще одно замечание мне хотелось бы сделать в завершение этого печального обзора. Успехи, о которых написано в вначале статьи, даже бесспорные и положительные, не решают серьезнейшей для природы и людей России проблемы. Проблему российской глубинки. Повсюду проявляется знакомая нам по прошлой истории Советского Союза тенденция к концентрации, к сосредоточению производства и населения, постепенно вытягивающие людей из глубинных районов страны.. Не грозит ли нам такая тактика новой эпопеей «перспективных населенных пунктов», когда руководству страны покажется ,что проще и легче «сгрести» все оставшееся население глубинки в благоустроенные поселки, в индустриальные центры, что проще иметь дело с крупными производителями сельхозпродуктов, чем возиться на периферии со всякой жилищной и производственной «мелочью»? А оставшиеся без населения и рабочих мест сотни миллионов гектаров высокопроизводительных сельских, лесных, рыболовных, водных, охотничьих угодий!? Их огромные, так нужные людям природные богатства? До них ли нам! Ведь скоро мы будем жить в стране интенсивных современных технологий!.
 
                Экологические проблемы. Некоторое время назад появились серьезные признаки возрождения государственного интереса к экологии и биологическому природопользованию России. На заседании Совета Безопасности 30 января 2008 года В.В.Путин сказал:
                  - «В нашей повестке дня тема действительно общенационального значения. Разговор пойдет об обеспечении экологической безопасности страны, о практических задачах, решение которых должно быть реализовано в ходе нашей совместной работы. Речь идет о защите природы, улучшении условий жизни граждан России. Качество среды обитания прямо влияет на развитие демографического потенциала и здоровья нации. В конечном итоге свидетельствует об отношении к будущему страны, к сегодняшним и будущим поколениям».
                  Совершенно верные слова. Они относятся и к экологии вообще и к заповедному делу, лесному, рыбному и охотничьему хозяйствам, обеспечивающим высокие стандарты жизни населения любой страны..
  Д.А. Медведев сделал ценные дополнения к сказанному Президентом:
                   - «Подчеркну, сегодня разговор об экологических проблемах надо вести в наступательном и практическом ключе и выводить природоохранную работу на уровень системной, ежедневной обязанности государственной власти всех уровней.. Как только что отметил в своем вступительном слове Президент России, в условиях роста нашей экономики важно заложить экологическую платформу ее развития».
                  Принципиально важно, что один из кандидатов в Президенты России прежде всего обратил внимание на недостатки существующей правовой базы природоохранной деятельности. На стадии экологического ренессанса необходимо срочно пересмотреть и привести в единую систему все законодательные акты, регламентирующие охрану и рациональную эксплуатацию ресурсов природы, в том числе биологических, она очень несовершенна и противоречива.
                Можно также предложить придать мероприятиям в сфере экологии системный, последовательный характер. Включить их в предвыборные Программы Претендентов. Восстановить полномочный орган по Экологии при правительстве России, не дробя его функций.. Или, почему бы, например, не озаботиться созданием Биологического блока в Правительстве, введя в его состав лесное, рыбное, охотничье ведомства и заповедное дело. Это устранит вероятность совершенных новых структурных ошибок. Мы с проф. В.Г.Сафоновым выступили еще в 2004 году с обоснованием целесообразности организации Министерства Биологического Природопользования, которое пока не нашло понимания. И почему бы не принять и не утвердить совершенно необходимые целевые Программы «Природа и люди глубинной России» и «Заповедники России». Российская природа не забудет заботы о ней.
                Вы, несомненно, обратили внимание на то, что в некоторых случаях критика несколько устарела, что произошли какие-то «движения» в рассматривавшейся сфере жизни России. Но эти «движения» не имели принципиального характера. Недостатки Лесного кодекса становились все очевиднее, нарастала его критика. Охотоведов и охотников разочаровал новый Закон об охоте, усложнивший и запутавший ситуацию. Так что принципиальная опасность природной катастрофы увеличивалась. И она грянула! ВЕЛИКАЯ СУШЬ напомнила о вечной сильнейшей зависимости человека от природных стихий. Появились десятки, сотни комментариев, в той или иной мере объективных и правильных. Мое внимание привлекла статья известного географа Аркадия Тишкова, вывешенная в электронном журнале «Природа России», в портале «БиодатРу». Она называется «Природные пожары 2010 года в Европейской России: всегда ли виновата жара?» В ней совершенно четко обозначены главные причины нагрянувшей беды. Скажу лишь, что она имеет комплексный характер и затрагивает различнейшие аспекты отечественного биологического природопользования, лесного хозяйства в том числе.
                -« Думаю, делает вывод автор, , что «сейчас для всех стало очевидным, что лесную службу, лесную пожарную охрану, государственный патронаж в лесное хозяйство надо возвращать, а от нерадивых собственников и арендаторов – избавляться.»
                Ну, и, конечно, начат вечный для России вопрос о том, кто виноват и что делать. Суждений и предложений множество, среди них немало полезных и правильных. Нам кажется, что истоки ведут к исполнительной власти, скороспело определившей принципы и структуру органов охраны природы и природопользования в Правительстве.   Как обоснованно замечает один из ведущих лесоводов страны, академик А.Исаев, «До настоящего времени не завершена разработка устойчивого развития Российской Федерации, обеспечивающей гармоничное взаимодействие человека, природы и общества».
                Думается, что в решении этой проблемы должна доминировать Государственная Дума, деятельность которой в области охраны природы и природопользования вызывает все больше нареканий. Возможно, необходимы какие-то регуляторы, не позволяющие Думе принимать решения, против которых выступает квалифицированное научное большинство страны, как это было, например, с Лесным кодексом и Законом об охоте. Природа все еще сильнее человека, он бессилен в предотвращении ВЕЛИКОЙ СУШИ. Но уменьшить масштабы природных катаклизмов – в его власти. Россия все-таки не должна остаться без природы.

27.08.2010 Профессор В.Дёжкин