В нашей фирме социальная сеть для интернет специалистов на выгодных условиях.
             Электронный журнал BioDat
Проект

ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОМ ОБУСТРОЙСТВЕ РОССИИ НА ОСНОВЕ ЭКОЛОГИИ ПРИРОДОВОЗРОЖДЕНИЯ


В. Дёжкин, В. Снакин, В. Сафонов, Л. Попова
Академия МНЭПУ, Москва
Институт фундаментальных проблем биологии РАН, г. Пущино,
Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства им. Б.М. Житкова (ВНИИОЗ), г. Киров
Музей Землеведения МГУ им. М.В. Ломоносова, Москва

                Заявление о намерениях. Осознавая возможность тупикового развития нашей цивилизации; понимая опасности дальнейшего доминировании общества потребления и расхищения и уничтожения незаменимых ресурсов природы; с болью констатируя усугубляющийся раскол мира по этико-религиозным и экологическим причинам и рост враждебности и ненависти; обоснованно предполагая, что это может привести к ядерной катастрофе в отдельных регионах и на планете в целом; видя губительность несогласованных действий по одностороннему «развитию» технической цивилизации без учета его последствий для состояния и будущего живой природы планеты и условий жизни людей; осуждая опасное отсутствие необходимого компромисса между техническим «прогрессом» и сохранением природы и удовлетворительной среды обитания человека; констатируя почти полное забвение идей и целей экологической парадигмы в перспективах и методах общественного и государственного развития; видя, как огромный позитивный экологический опыт, накопленный человечеством, не подвергается конструктивному анализу и почти не находит применения в теории и практике природопользования; осуждая разрозненность и некоординированность отдельных направлений и видов природопользования, противоречия между ними, отсутствие интегрированных подходов к эксплуатации природных ресурсов; не соглашаясь с существующим акцентом в государственных планах на добычу и использование минеральных ресурсов, в первую очередь нефти и газа, в ущерб упускаемым большим выгодам от эксплуатации неистощительных биологических ресурсов биосферы; подозревая, c большим или меньшим основанием, наличие еще многих препятствий на пути России к гармонии между природой и человеком, из числа которых опасно преобладают различные виды загрязнений окружающей природной среды, в том числе радиационного; осознавая, в конечном итоге, несовершенство экологического законодательства России в сфере охраны природы и разумного использования природных ресурсов и необходимость его срочной модернизации на единой социальной и эколого-экономической основе,
                Конференция считает целесообразном начать глубокий всесторонний анализ общего состояния российской экологии и упомянутых проблем, в том числе с учетом мирового и национального опыта, и с использованием подходов и методов, предлагаемых Экологией природовозрождения (восстановительного природопользования), и приступить к выработке концептуальных подходов и методов к их решению. В результате должен быть подготовлен для Государственной Думы и Российского правительства «Меморандум об экологическом устройстве (обустройстве) России».

1. Экология природовозрождения (восстановительное природопользование)

«Таким образом, утверждение о существовании положительных экологических экстерналий является заблуждением, так же, как и оценка положительных экономических экстерналий без учета следующих за ними цепочек отрицательных экологических, которые могут превратить положительную экономическую экстерналию в отрицательную».
        К.С. Лосев «Мифы и заблуждения в экологии». М.: Научный мир.-2010. С. 105.
                Классический трактат Дж.Марша, увидевший свет еще в 1864 г., назывался: «Человек и природа. Физическая география и ее изменения под влиянием человека». Почти полтора века назад была осознана необходимость говорить о тревожных, вызванных человеком, изменениях в природе Земли, и предлагать какие-то меры для восстановления природы. Что произошло с биосферой за полтора столетия, минувших со дня появления этой книги, не является секретом ни для кого. Различные проявления отрицательных антропогенных факторов описаны в десятках тысяч научных и публицистических работ. Очевидно, что биосфера и ее важнейшие компоненты понесли тяжелые и получили подчас не поддающиеся лечению раны.
                Самая главная и опасная из них – нарушение биосферных циклов вещества и энергии. Это влечет за собой угрозу необратимого разрушения коренных экосистем и биосферы в целом. Планетарный климат претерпевает неблагоприятные изменения; земле грозит глобальное потепление с массой отрицательных экологических, социальных и экономических последствий. В биосферу привнесена и привносится масса посторонних и опасных для нее веществ. Обычными стали трансграничные переносы опасных атмосферных загрязнений, угрожающих состоянию окружающей среды сопредельных государств. Реальна перспектива все увеличивающегося загрязнения Мирового Океана, разрушение его экологических систем и подтопления материков. Налицо распространения радиоактивного загрязнения планеты. Многие виды минеральных ресурсов, в том числе и жизненно важные, в которых нуждаются все страны, близки к исчерпанию.
                Уменьшение биологического разнообразия Земли, гибель экосистем и организмов в них происходит с XVI века, что в ряде регионов привело к значительному оскудению флоры и фауны. Процент частично разрушенных природных территорий Земли достиг 36,7, а полностью нарушенных территорий – 36,3. Резерв ненарушенных территорий составляет лишь 27,0 % суши (Лосев, 2007). В то же время эксплуатация возобновляемых природных ресурсов биосферы в целом недостаточна, их природно-ресурсный потенциал позволяет получать значительные экономические выгоды без ущерба для их воспроизводства и состояния биосферы (Тишков, 2006).
                Наконец, очень опасен социально-экономический фактор – усугубляющееся неравенство производства и потребления в развитых странах, развивающихся странах и странах третьего мира. «Золотой миллиард» претендует на овладение стратегическими ресурсами планеты и ведет себя очень эгоистично и агрессивно...
                Значительные обобщения положительной практики природопользования появляются уже давно. Упомянем хотя бы замечательную книгу Ж. Дорста «До того, как умрет природа» (1968). В ней приведены не только впечатляющие картины разрушения природы на разных континентах Земли, но содержатся глубокие мысли об основах конструктивного взаимодействия природы и человека: о создании особо охраняемых природных территорий (ООПТ), об успешных опытах акклиматизации (интродукции) растений и животных. Жана Дорста можно считать основоположником теории восстановления утраченных экосистем и их компонентов, которая в дальнейшем была обозначена как «восстановительное природопользование» (Дёжкин, Попова, 2005) или экология природовозрождения.
                Практика восстановительного природопользования достаточно обширна. Известны тысячи мероприятий восстановительного характера, больших и малых. Некоторые из них имели огромные масштабы и серьезное биогеоценотическое и экономическое значение. Например, акклиматизация фазана на североамериканском континенте, начатая в XIX веке, привела к тому, что эта птица гармонично вписалась в фауну большинства штатов и провинций, стала очень многочисленной и превратилась в ценный объект для охотников и в помощников для фермеров в борьбе с колорадским жуком. Другой пример – североамериканский грызун ондатра, которая при помощи человека заселила очень ёмкую пустующую экологическую нишу в водоёмах Евразии, достигла высокой численности и стала играть заметную роль в водных экосистемах двух континентов.
                Известны впечатляющие результаты применения комплексных мероприятий, когда человек сознательно и целеустремленно воздействовал на значительные участки биосферы с целью их восстановления. Это – программа возрождения Великих Озер в Северной Америке, возвратившая к жизни эти чудесные творения природы, а также многолетняя программа Службы охраны почв США по устранению широкомасштабной эрозии почв в зерновых штатах страны и восстановлению их плодородия (Беннет, 1958).
                «Позитив» Советского Союза гораздо скромнее. Кроме успешной акклиматизации ондатры и реакклиматизации бобра, можно упомянуть работы А.П. Айдака в Чувашии, в б. колхозе «Ленинский путь». Они позволили прекратить эрозию почв, отказаться от применения химических удобрений, восстановить плодородие и повысить производительность значительного массива сельскохозяйственных угодий.
                Таких примеров много, и они очень разнообразны. Конечно, они пока не могут полностью противостоять огромной разрушительной и деформирующей силе антропогенного воздействия на биосферу, но следует проанализировать их, привести в систему, выявить потенциал и наиболее эффективные приемы применения.
Обосновывая целесообразность выделения и становления восстановительного природопользования в качестве самостоятельного научного направления, мы обозначили его основные разделы (таблица).

Таблица
Система мероприятий восстановительного природопользования 
(Дёжкин, Снакин, Попова, 2008)

Типы мероприятийМероприятияРоль в природопользовании
Мероприятия по улучшению естественных и оптимизации искусственных биоценозовОхрана через рациональную эксплуатациюЗамедление истощения биологических ресурсов планеты и деформации биосферы. Частичное восстановление нанесенного ущерба биосфере и реставрация поврежденных экосистем.
Охрана и восстановление генофонда организмов. Консервация зародышевого веществаСохранение редких и исчезающих форм растений и животных путем создания и ведения красных книг; разработка и реализация программ восстановления отдельных форм организмов. Сохранение в переохлажденном виде зародышевого вещества животных, семян растений.
Лесокультурные мероприятияВосстановление лесных ландшафтов после вырубок и пожаров, интенсификация побочных лесопользований, восстановление биоразнообразия, повышение биопродуктивности.
Охотохозяйственные, рыбохозяйственные, заповедные биотехнические мероприятияСохранение и повышение биопродуктивности охотничье-рыболовных угодий, создание новых массивов угодий, восстановление популяций, оказание помощи бедствующим животным.
Гуманизация отношения к диким животнымПовышение эффективности использования биоресурсов. Реабилитация эксплуатации диких животных в общественном сознании.
Акклиматизация и реакклиматизация диких растений и животныхЗаполнение свободных и восстановление нарушенных (неполных) экологических ниш и экосистем, расширение ареалов хозяйственно ценных и редких форм животных.
Сохранение и восстановление диких видов в природе (in situ)Сохранение и восстановление диких и адаптированных форм растений и животных на ООПТ, расселение их за пределами ООПТ.
Сохранение и восстановление ценных растений и диких животных в неволе (ex situ)Сохранение диких животных и растений в ботсадах, зоопарках, питомниках, специальных вольерах; использование генофонда для изучения, пополнения естественных популяций, экспонирования, гибридизации, интродукции.
Реализация Программы СИТЕСПресечение контрабанды живых организмов, конфискация и выхаживание жизнеспособных особей, организация их передержки и (при возможности) выпуска в естественные условия.
Регуляционные мероприятияОптимизация соотношения численности и распределения в природных сообществах экосистем, а также видов (подвидов) растений и животных, регулирование нежелательных членов сообществ.
Мероприятия по улучшению почвСохранение и восстановление плодородия почвПовышение плодородия, расширение спектра пользований, увеличение числа видов организмов, увеличение ландшафтного разнообразия.
Противоэрозионные мероприятияЗамедление и прекращение водной, ветровой, химической эрозии почв, прекращение роста и стабилизация овражной сети, развитие экологической мозаики, увеличение биоразнообразия.
Прочие позитивные мелиорацииРасчистка, реставрация угодий, увеличение площади производительных земель для нужд сельского хозяйства, влагозадержание, мелкомасштабная ирригация.
Мероприятия по улучшению водных бассейновПрогрессивные водные мелиорацииРациональное распределение и расходование водных ресурсов, развитие поливного земледелия, осушение переувлажненных территорий, повышение продуктивности сельского хозяйства, улучшение экологической мозаики.
Охрана и восстановление водосборовВосстановление бассейновой гидрографической сети, оптимизация системы гидротехнических сооружений, восстановление водно-болотных ландшафтов, увеличение численности наземных позвоночных животных и рыб.
Общие (комплексные) мероприятия по улучшению природопользованияСоздание и функционирование системы ООПТСохранение и укрепление экологического равновесия. Поддержание коренных экосистем и их растительных и животных компонентов. Сохранение эстетики ландшафтов. Обогащение окрестных территорий полезными видами растений и животных. Создание благоприятных условий для рекреации.
РекультивацияПолное или частичное восстановление ландшафтов, разрушенных добычей и транспортировкой полезных ископаемых, интродукция адаптированных организмов.
Полезащитное лесоразведениеПовышение урожайности сельскохозяйственных культур, создание устойчивых систем земледелия, задержание почвенной влаги, увеличение биоразнообразия.
Вторичное природопользованиеВнедрение принципов и методов ресурсо- и энергосберегающих технологий, сбор и вторичная переработка сырья, экономия биоресурсов.
Комплексные методы восстановления природыКомплексное использование перечисленных выше мероприятий (в различных сочетаниях) в целях реставрации, охраны и развития природных территориальных комплексов.
Экологическое управление и обучениеСовременные методы экологического менеджмента. Образование в целях устойчивого развития.

 


                Как можно увидеть из таблицы, возможности Экологии природовозрождения очень велики. Для того чтобы использовать их полностью, следует провести их глубокий и всесторонний анализ в начале в отдельных странах, а впоследствии в отдельных регионах мира, разработать философию и методологию восстановительного природопользования, отобрать наиболее эффективные и перспективные методы, уделяя существенное внимание экономическим аспектам проблемы, создать серию региональных и национальных программ и структур для их реализации. Эта огромная работа может быть выполнена только совместными согласованным усилиями ученых и специалистов многих стран.

2. Необходимость Великого Компромисса

                В последние десятилетия становится чрезвычайно актуальной – существовавшая в какой-то форме и раньше – проблема экологического компромисса между требованиями развивающейся технической цивилизации и потребностями охраны живой природы и биологического природопользования. Почти каждый технический проект при прохождении экологической экспертизы сталкивается с очень серьезными противоречиями между намерениями проектантов и требованиями, которые можно было бы обобщить как «биосферные». Единой общепринятой методики их устранения не существует или она имеет временный не всегда удовлетворительный характер. Это наиболее ярко отражается в экономической сфере, в поисках стоимостного эквивалента уничтожаемым или повреждаемым в процессе строительства биологическим ресурсам, в среде обитания человека. Велик и гуманитарный, этический аспект этой проблемы. Почти никто добровольно не желает замены массива красивых высокоствольных сосен на – необходимый государству – массив промышленных труб. Принимаемые решения носят подчас субъективный характер, зависящий от расстановки и возможностей противоборствующих сил. Все чаще «победителями» оказываются представители «технического прогресса», а пострадавшей – живая природа, естественные условия жизни населения.
                Возможно ли в принципе согласие и на каких началах? Конечно. Мы с удовлетворением вспоминаем победу здравых сил и экологии в известных гидроэнергетических, гидромелиоративных тяжбах, в борьбе против «поворота рек» (к сожалению, это намерение оживает), в сооружении некоторых атомных объектов и др. Недавно волей Президента проектировавшаяся нефтяная труба была отведена от берега Байкала и тем самым ослаблена угроза нефтяного загрязнения этого удивительного озера. К сожалению, эти полезные успехи имеют случайный характер и не опираются на принципы экологической этики и целенаправленную волю государства.
                Охотничье хозяйство, рыбное хозяйство, территориальная охрана природы несли и несут большие потери от технической цивилизации. Выбыли из хозяйственного использования огромные площади охотничье-рыболовных угодий и уникальных территорий. Это общеизвестно. Планируется расчленить для сооружения скоростных автомагистралей последние участки живой природы вокруг Москвы – Лосиный остров и Химкинский лес.     Отсутствие удовлетворительной методики взаимоприемлемого Компромисса чрезвычайно затрудняет проектирование и строительство олимпийских объектов на Кавказе. Очевидно, что ответственному решению о проведении олимпиады в указанном регионе должны были предшествовать глубокие комплексные научные и проектные изыскания социологического, демографического ландшафтного, природоохранного, технического, экономического, информационного характера. Результативный документ мог бы называться «Принципы и методы взаимоприемлемого Компромисса между техническими и биосферными (+ социологическими) условиями возведения Олимпийского объекта на Северном Кавказе». Без него мы обречены на бесконечные тяжбы и ссоры, да еще и с привлечением международных организаций.
                Теоретические аспекты заключения экологического компромисса уже в значительной степени развиты трудами итальянского социолога и экономиста В. Парето и американского экономиста Нэша и довольно широко используются в практике реализации крупных природопользовательских проектов в целом ряде стран Европы и США. Компромиссными называют такие соглашения между конфликтующими сторонами, которые невозможно улучшить одновременно для всех участников конфликта. Для обеспечения устойчивости компромисса необходимо, чтобы он был выгоден всем участникам и чтобы нарушение его условий влекло за собой ухудшение положения нарушителя.
                Какими могут быть шаги на пути к формированию компромисса? – Объявляется вето на всякое строительство на охраняемых территориях международного уровня. Подтверждается незыблемый статус абсолютных заповедников. Обсуждается и утверждается перечень неприкасаемых уникальных ландшафтов и т.д. Реалии нашего бытия могут внести существенные изменения в важные технологии. Так, чудовищный разлив нефти в Мексиканском заливе способен поставить под сомнение целесообразность добычи углеводородов на морском шельфе. Со своей стороны, экологи отказываются от чисто эмоциональных, не подкрепленных наукой требований, от борьбы с государственно необходимыми проектами, затрагивающими второстепенные природные сообщества. Получают широкое «право на существование» вторичные, окультуренные ландшафты, противопоставляемые ныне «дикой природе». Все это подкрепляется соответствующими критериями и нормативами, перспективными планами управления территориями.
                Подготовка и принятие Компромисса – а его можно назвать Глобальным Компромиссом – требуют от общества и правительства чрезвычайных усилий, и займет не один год. В решении этой проблемы столкнутся противоречивые интересы различных отраслей природопользования и специалистов, демографические и региональные традиции, гуманитарные и эстетические мотивы, просто характеры действующих лиц, ложно понимаемые государственные и региональные интересы. В конечном итоге мы должны получить Всероссийский документ с изложением основ комплексного Компромисса, утвержденный Государственной Думой, а, быть может, и одобренный всенародным референдумом. Подготовку такого документа можно было бы провести большим коллективом ученых и инженеров различного профиля на основе философии и принципов Экологии природовозрождения. В какой-то мере от согласия между идеологами и исполнителями технических проектов и экологами-природоохранителями зависит и судьба современной цивилизации. Поэтому обсуждаемая проблема относится и к сфере Глобалистики.

3. Создание и совершенствование законодательной системы

                После начала перестройки, спустя сравнительно небольшой срок, в России, к 1995 г., была создана удовлетворительная и работающая система законов об охране природы и рациональному использованию природных ресурсов. Она не была завершенной и подлежала постепенному совершенствованию на основе накапливаемого опыта. Ее главным недостатком было отсутствие единой концептуальной основы у основных законодательных актов и производных от них законов. Нуждалась в модернизации на современных гуманных и экологических принципах и Конституция России.
                Однако, как известно, по инициативе депутатов государственных дум различных созывов началось не совершенствование, а постоянное значительное ухудшение российского природного и экономического законодательства. Нет надобности перечислять федеральные законы и кодексы, подвергшиеся этой антигосударственной процедуре, они все известны. Ухудшилась их экологическая и экономическая составляющие, была значительно ослаблена минимальная координирующая и контрольная функции государства, сохранились и углубились ведомственные противоречия, создались условия для опасного роста экологического браконьерства в лесном, рыбном, охотничьем хозяйстве. Ведется скрытое, но постоянное наступление на деятельность ООПТ. У природоохранного законодательства России по-прежнему отсутствует единая организационная и методологическая основа. В таких условиях первоочередной задачей государства становится прогрессивная экологическая модернизация этих законов, превращение их в единую цельную взаимосвязанную систему. Подобная модернизация необходима и для реализации принципов экологии природовозрождения, без нее не удастся эффективно задействовать эколого-экономический и социальный потенциал этого раздела экологии.

3.1. Совершенствование Конституции России

                В действующей Конституции недостаточно и неполно отражены экологические, этические, социальные аспекты взаимодействия Человека и Природы. Для устранения этих пробелов необходима специальная работа юристов, экологов и социологов, глубоко знающих формальные аспекты мировой юриспруденции в области охраны природы и природопользования и способных творчески отнестись к решению сложнейших задач, учитывающих особенности российской экономики, географии, демографии, экологии. Мы не можем предвосхитить все возможные предложения. Однако было бы полезным концентрировать внимание государства и его жителей на необходимости сохранении продуктивности фотосинтеза, являющегося началом жизни на планете. Признавая право на жизнь и гуманное отношение ко всем организмам, Конституция должна четко провозглашать доминирование уважительных (доказанных) потребностей человека и исключать возможности правового уравнивания интересов человека и животных. Следует принять давно уже (Дёжкин,1997) предлагаемое определение задач природных заповедников: «Территории для сохранения всего живого и условий для существования естественной природы».

3.2. Совершенствование и создание системы природоохранительных законов

                По нашему мнению, основополагающими должны стать федеральные Закон о Биосфере и Закон о Природопользовании, которые призваны заменить действующий (и искаженный в прошлом) Закон 2002 г. «Об окружающей среде». В них следует сосредоточить все принципиальные положения о сохранении биосферы, природных ресурсов и об их разумном использовании.
                Предлагается создать два раздела в федеральном экологическом законодательстве.
                1. Раздел законодательных актов и методических документов о сбережении, восстановлении и увеличении ресурсов биосферы:
 – Закон об общих принципах и методах отношения человека к биосфере с целью сохранения и улучшения ее основных параметров (Закон о биосфере);
 – Концептуальные положения биосферной экологической этики;
 – Всеобщая концепция «Принципы и методы охраны биосферы»;
 – Методика и регламентация воспроизводственных и регуляционных мероприятий;
 – Закон об особо охраняемых природных территориях;
 – Положение о национальной Красной книге России;
 – Закон о полувольном содержании животных (в зоосадах, зоопарках, природных резерватах, зоопитомниках) и культивировании растений (в дендрариях, ботанических садах);
 – Закон о природном (экологическом) туризме.
                2. Раздел о разумном (рациональном) природопользовании:
 – Закон о природопользовании (общие принципы и методы разумного использования природных ресурсов, дифференциация, отраслевой подход);
 – Закон «Эколого-экономические основы природопользования»;
 – Принципы и методы (комплексного) интегрированного природопользования;
 – Рамочный закон о промышленном природопользовании;
– Закон о добыче минерального сырья;
– Закон о добыче и транспортировке нефти и газа, о гидроэнергетике, о транспорте – наземном, водном, воздушном и т. д.;
 – Рамочный закон о биологическом природопользовании (общие принципы и методы, особенности технологий, дифференциация, система отраслевых законов);
 – Закон об охране и использовании растительных ресурсов;
 – Закон о лесе;
 – Закон о пастбищных (луговых) ресурсах;
 – Закон об охране и использовании ресурсов животного мира;
 – Закон о водных биоресурсах;
 – Закон об охоте и охотничьем хозяйстве;
 – Закон о снаряжении охотников (в.ч. охотничьим оружием);
 – Положение «О зарубежном охотничьем туризме»;
 – Закон о биоэкспорте (импорте);
 – Закон об использовании естественного биологического сырья в медицинских целях;
 – Положение «О трофейном деле»;
 – Закон о вторичном природопользовании;
 – Закон об экологической экспертизе в области биологического природопользования;
 – Закон об ответственности за экологические правонарушения.
                Приведен перечень лишь необходимых, по нашему мнению, законодательных актов. Подчеркиваем, что необходимо «генетическое единство» родственных документов, их общая концептуальная основа. Она должна готовиться согласительными комиссиями перед началом работы над конкретным законом (положением, методикой).

4. Административно-функциональная структура управления

                Продуманная и обоснованная система законов в области охраны и разумного использования природных ресурсов будет успешно функционировать только при наличии соответствующей административной структуры Правительства и функциональных региональных структур. Эта проблема уже поднималась в трудах В.В. Дёжкина и В.Г. Сафонова (2004), В.В. Дёжкина, В.Г. Сафонова и А.А. Улитина (2006), В. Дёжкина, В. Снакина, Л. Поповой, 2008 и др., В.В. Дёжкина, А.А. Данилкина, В.А.Кузякина (2009). Упомянутые и другие авторы констатировали, что реформы управления, осуществленные в 2000–2004 годах и позже, и обоснованно направленные на дебюрократизацию советской системы управления, фактически привели к ее деформации и депрофессионализации. Особенно сильно пострадала сфера охраны природы и природопользования. Лишились самостоятельности и квалифицированного отраслевого управления лесное, рыбное и охотничье хозяйства, заповедное дело. Минсельхоз, обремененный не свойственными ему функциями, щедро «допустил» к управлению рыбным хозяйством 16 организаций и ведомств! В недрах Минприроды РФ была фактически обескровлена имеющая 200-летний опыт, система ведения лесного хозяйства России. Биологические природные ресурсы страны остались без действенной охраны, появилось массовое экологическое браконьерство.
                Не имеет смысла подробно рассматривать здесь эту проблему, она сложна и имеет много аспектов. Достаточно сказать, что существование в СССР специализированных и постоянных центров управления важнейшими биологическими ресурсами было вполне оправдано. Они имели слабые стороны и, конечно, подлежали совершенствованию. Однако в них сохранялась преемственность, традиции отрасли, «отраслевая память», опытные специалисты, которые хорошо знали коллег по ремеслу в стране и историю отрасли, владели тонкостями технологий. При частых и не обоснованных реорганизациях все эти богатства растворялись, исчезали во времени и пространстве вместе с надежным в прежние времена «штабом отрасли». Современные ведомства переполняют непрофессионалы, не помнящие родства.
                Возвращаясь к управлению биологическим природопользованием, следует отметить, что из-за продекларированного сверху лимита на число органов хозяйственного управления и стремления дисциплинированно не допустить «не обоснованного» увеличения их числа, была допущена принципиальная ошибка: органы управления промышленного природопользования были слиты (объединены) с органами биологического природопользования, а последние частично ликвидированы. И это, не смотря на то, что эти направления природопользования базируются на различных принципах и методах. Отсюда, например, колоссальное и самобытное лесное хозяйство России, «утопленное» в специфической сфере минерального природопользования или в сельском хозяйстве, с трудом справляющемся с возложенными на него многообразными функциями. Экологи и специалисты страны настаивают на выделении в Правительстве блока отраслей биологического природопользования и, в первую очередь, лесного, рыбного, охотничьего хозяйства и заповедного дела. Другой, близкий к биологическому, блок могли бы составлять сельское хозяйство с почвозащитными и водными организациями. О том, что эта необходимость еще не осознана, свидетельствую последние события. Охотничье хозяйство передано в Минприроды, а лес остается в Минсельхозе, хотя место ему также в Биологическом блоке Правительства. Повторяем, специальному законодательству должна соответствовать специальная система административного и экологического управления природными ресурсами и окружающей природной средой.

5. На пути к Экологической Парадигме

                Попытки постепенно перевести народное хозяйство России на комплексные основы оказались неудачными. По-прежнему преобладает узко ведомственный подход в природопользовании. Необходимо искать выход из складывающегося положения на уровне более высоком, чем просто комплексное природопользование. Следует воспользоваться Конференцией и модернизировать все его отрасли. В новом подходе нуждаются и лесное и рыбное и охотничье (а частично и сельское) хозяйства. Выше в государственном законодательстве – только парадигменный уровень. Мы понимаем его как сложение мыслей и действий преобладающего числа граждан государства на понимание и реализацию главных путей и методов существования и развития. На основную дорогу прогресса при уважении интересов и безопасности граждан и государств и при сохранении природы. Причем в подтексте наших раздумий и действий должен находиться важный парадигменный принцип: одним из эффективных методов охраны природы является рациональное использование ее биологических ресурсов.
                Ориентация на преимущественно экономические показатели деятельности для государства опасны и даже губительны. Эту очевидную истину подтверждает и прошедший недавно мировой кризис. Еще В.Хесле (1994),  автор книги «Философия и экология», 15 лет назад предрекал: «Глу¬бинный уклад нашей современной политики, находящейся в плену у экономической парадигмы, безо всякого сомнения приведет "Голубую планету" к экологической катастрофе».
                Группа ведущих экологов России провозгласила в конце прошлого тысячелетия необходимость скорейшего перехода человечества на экологическую парадигму, которая, исходя из теории биотической регуляции среды, должна была быть направлена на: сохранение дикой природы; сохранение человечества на Земле; сохранение цивилизации; понимание смысла жизни; создание более справедливой социальной системы; переход от философии войны к философии мира и партнерства; переход к здоровому образу жизни; любовь и уважение к будущим поколениям (Арский, Данилов-Данильян, Залиханов и др.,1997).
                Текущее понимание экологической парадигмы может быть более конкретным и экологичным. Его сущность:

– повышенное внимание общества охране и воспроизводству биологических природных ресурсов и сохранению природной среды;
– гармоничное сочетание экономических и биологических критериев и показателей производства;
– последовательная реализация принципов и методов комплексного природопользования;
– использование методов разумной эксплуатации биологических природных ресурсов для их охраны и не истощительного использования;
– увеличение доли природоохранных и ресурсосберегающих технологий;
 – отказ от необязательного производства товаров и их избыточного потребления;
– повышенное внимание вторичной переработке и использованию отходов;
– предварительная и глубокая экологическая экспертиза всех хозяйственных проектов;
– комплексная эколого-экономическая оценка обоснованности и результатов всех видов деятельности;
– изменение психологии граждан и всего общества и постепенный переход от экономических к экологическим приоритетам;
– осуществление принципов экологической безопасности государства и отдельных граждан (Дёжкин и Сафонов, 2009).
                Следует отметить, что постепенный переход к экологической парадигме позволит вовлечь в экономику страны, без ущерба для природной среды и биологических ресурсов, огромный биологический капитал, оцениваемый в триллионы долларов. «Средняя оценка биоразнообразия и экосистем мира в 1,8 раза превышает ВНП, создаваемый в мире» (Тишков, 2006 и др). Экономические показатели природного капитала в России и, особенно в США, в том числе от любительской охоты и рыбной ловли, вполне соответствуют критериям экологической парадигмы и могут привлекаться в качестве дополнительных аргументов для трансформации экономической системы государства. По А. Клюшеву (2007), валовый доход от охотничьего хозяйства России составляет не менее 6 млрд долл. США. Расчеты потенциальной стоимости ресурсов ценных видов охотничьих зверей России приводят к показателю около 70 млрд долл. США (Дёжкин, Данилкин, Кузякин, 2009).
                В США охота, рыбная ловля и наблюдения за дикой природой принесли в экономику в течение 1996 г. более 254 млрд долл. Вместе взятые эти виды деятельности обеспечивают 2,9 млн рабочих мест, давая приблизительно 68,6 млрд долл. в виде зарплат и более 5 млрд долл. в виде налогов (Scott, 1999). Занятие любительской рыбалкой создает в стране 1 068 046 рабочих мест с зарплатой (вознаграждением) в 30,1 млрд долл. Сумма штатных налогов составляет 470 239 851 долл., федеральных – 4 885 011 975 долл. (Дёжкин, Кузнецов, 2005).
Переход государства к очерченной выше экологической парадигме требует огромной работы, глубоких перемен в законодательной основе, создания принципиально новой эколого-экономической системы, внедрения соответствующих методов планировании и оценки деятельности государства, повышенного внимания к проблемам биологического природопользования и т.д. Эти новации должны иметь поистине революционный размах и осуществляться при наличии четкой теоретической основы и всеобщей веры граждан в их необходимость и успех. Конечно, это дело – высших законодательных и исполнительных органов власти и большой академической и отраслевой науки.

6. Заключительный обзор

                Деятельность в рамках Экологии природовозрождения подразделяется на мероприятия по улучшению естественных и оптимизации искусственных биоценозов (ряд обширных мероприятий, из которых особое внимание придается охране биологических ресурсов через их разумную эксплуатацию); мероприятия по охране, восстановлению и регулированию биоценозов и популяций отдельных видов растений и животных (в их числе чрезвычайно масштабные работы по акклиматизации и реакклиматизации диких растений и животных); мероприятия по улучшению почв и водных бассейнов; создание и функционирование системы ООПТ; наконец, общие (комплексные) мероприятия по улучшению природопользования (рекультивация, мелиорация, полезащитное лесоразведение и др.). Завершается эта система экологическим управлением и обучением (см. таблицу).
                Рассматривая систему восстановительных мероприятий с отраслевых позиций, мы встречаем здесь важные элементы лесного, сельского, водного, охотничьего и рыбного хозяйств, комплексного природопользования. Очевидно, что рекомендованные модернизационные приемы и подходы, в случае реализации, открывают новые и очень широкие возможности для постепенной экологической оптимизации всего природопользования и его важнейших направлений. Мы уже кратко касались выше некоторых положительных итогов, в частности связанных с воплощением принципов Великого компромисса и Экологической парадигмы. Однако следует заметить, что все положительные результаты в сфере биологического природопользования могут быть поставлены под сомнение в случае продолжающегося в стране разгула экологического браконьерства, резко сокращающего ценные эксплуатационные ресурсы лесного, рыбного, охотничьего хозяйств.
                Разрушена традиционная историческая сфера российского природопользования, перед перестройкой доминировавшая на половине территории СССР. Система охотничьих промысловых хозяйств и северных совхозов играла роль организационно-экономических центров обширной российской глубинки, овладевала ценными методами комплексной эксплуатации природных ресурсов тайги и тундры, создавала рабочие места промысловым охотникам и членам их семей. Имела определенные успехи и любительская охота, идейным центром которой был Росохотрыболовсоюз, удерживающий систему от распада.
                Ныне почти исчезли экспедиции и отряды охотоведов, обследующие охотничьи угодья с целью определения их пригодности для выпуска тех или иных видов охотничьих животных, ведущие отлов и расселение этих животных, изучающих итоги предыдущих выпусков, устанавливающие возможность ввода в эксплуатацию новых популяций зверей и птиц. Охотоведческая тайга опустела, работа предков пошла насмарку. Брошенная на произвол судьбы охотничья отрасль ищет пути к выживанию и восстановлению в условиях отсутствия координации и единого методического руководства, при дефиците опытных профессионалов. Научные рекомендации остаются не оцененными и не востребованными.
                Критическая ситуация сложилась также в заповедном деле России. Территориальная охрана природы наиболее полно представляет цели и методы консервативной охраны природы, их эволюцию, и издавна является важным звеном Экологии природовозрождения, восстановительного природопользования Исходная методология этой формы охраны природы очень проста: изъять из хозяйственного пользования, установить режим абсолютной неприкосновенности и т.д. Но жизненные реалии заставляют серьезно дифференцировать ООПТ, разнообразить их режимы. Не будет преувеличением констатировать, что в системе охраняемых природных территорий впервые обнаружилась необходимость Компромисса, Глобального Компромисса, как мы теперь видим. Режим ООПТ по классификации МСОП закономерно меняется от абсолютно заповедного на I категории до режима щадящего природопользования на территориях VI категории. Причем все они до настоящего времени фигурируют как природоохранные.
                Почти во всех странах территориальная охрана природы занимает одно из приоритетных мест в системе природоохранных мероприятий. Известно около тысячи форм охраняемых природных территорий, многие из которых имеют сходные функции и задачи. Лидируют по количеству и площади около десяти категорий ООПТ, диапазон функций которых очень широк – от абсолютного невмешательства в ход природных процессов и явлений до совмещения природоохранных функций с хозяйственными, неразрушительными функциями. В мире существует 102102 охраняемых территорий с общей площадью 18,8 млн кв. км. На суше находятся под охраной 17,1 млн кв. км, или 11.5 % общей земной поверхности. Морские охраняемые природные территории занимают 1,7 млн кв. км, или 0,5 % поверхности морей и океанов (2003 United Nation List of Protected Areas, 2003). По данным очередного Конгресса парков, за 1962–2003 годы число охраняемых природных территорий в мире выросло с 9214 до 102102, а их площадь – с 2,4 млн до 18,8 млн кв. км. Доминируют три категории: II – национальные парки, VI – охраняемые территории с управляемыми природными ресурсами и IV – различные формы заказников. Имеются сведения о распределении ООПТ в мире по основным типам ландшафтов.
                По данным Н.А. Соболева (2005), в России по состоянию на 1 января 2003 г. имелось 15 105 ООПТ общей площадью 187 470 тыс. га, что составляет 10,3 % территории страны. Наибольший удельный вес (7,2 %) приходится на региональные ООПТ, федеральные – 2,8 %, местные – 0,3 %. По данным на 1 октября 2008 г., система ООПТ России федерального значения насчитывает 238 ООПТ с общей площадью 54,08 млн га, в т.ч. суши с внутренними пресноводными водоемами 44,77 млн га (2,73 % территории России), морская акватория – 9,31 млн га. В число федеральных ООПТ входят 101 государственный природный заповедник (33.8 млн.га), 40 национальных парков (7,74 млн. га), 69 государственных природных заказников (12,54 .га) и 28 памятников природы (34,3 тыс.га) (Кревер, 2009). К этим показателям следует относиться с определенной осторожностью, ибо они отражают лишь общую, формальную приверженность территорий к сфере охране природы. Фактически на многих из них природоохранный режим выражен очень слабо или лишь продекларирован. Формальные 10–11 % этих территорий от общей площади страны, фигурирующие в отчетах и докладах, отнюдь не близки к имеющимся 11 % на мировом уровне. К числу ООПТ с более или менее строгим природоохранным режимом мы можем отнести лишь государственные заповедники, значительную часть национальных парков и лишь некоторые федеральные заказники.
                Деятельность системы ООПТ России в последние годы можно охарактеризовать как «задремавшую» в ожидании лучших времен. За последнее десятилетие создан лишь один заповедник и 4 национальных парка. Распоряжение Правительства РФ от 23 мая 2001 г. № 725-р не выполняется. Из заметных событий можно отметить Всероссийское совещание при МПР России в марте 2007 г., посвященное 90-летию заповедников России. На нем с докладами выступили ветеран Баргузинского заповедника (заповедника-юбиляра) К. Гусев и В. Дёжкин, кратко обобщивший итоги 90 лет заповедной системы, оценивший ее роль в охране природы России и предложивший перечень мероприятий, необходимых для развития системы. К сожалению, они остались незамеченными руководством МПР России. Та же участь ожидала и предложения, сосредоточенные в монографии «Заповедное дело.  Теория и практика» (2007), подготовленной к Конференции с участием авторов настоящей работы.
                Возникшую стагнацию могла бы преодолеть солидная книга-справочник «Особо охраняемые природные территории России. Современное состояние и перспективы развития» (2009), подготовленная сотрудниками ВВФ в рамках международной программы. В ее разработке участвовали около 300 ученых и специалистов заповедного дела, из-за недостатка места не перечисленные в числе составителей Справочника. Наконец, незамеченным оказался и проект Стратегии заповедного дела, помещенный в красочном и очень информативном буклете «Территории Природы», изданным по инициативе Экоцентра «Заповедники» (составители Букварева, Данилина, Дёжкин).
У Конференции имеется возможность, опираясь на перечисленные выше и другие публикации, в рамках специального круглого стола разработать проект глубокой модернизации системы ООПТ России.
                К числу срочных и обязательных задач мы относим: придание соответствующего высокого статуса органам административного и методического управления системой охраняемых природных территорий России всех уровней; оперативное и безвозмездное завершение процесса закрепления территорий за федеральными ООПТ и четкое определение территориальных прав региональных и местных ООПТ; установление достойной оплаты труда работникам ООПТ; значительное укрепление материально-технической базы ООПТ, реставрация их производственного и жилого фонда, насыщение необходимой техникой и приборами; создание информационной службы охраняемых природных территорий.
                Параллельно или до этого должна быть разработана и утверждена в Государственной Думе научно обоснованная перспективная схема федеральных ООПТ, уточнена их категоризация, определены модернизированные функции и задачи каждой категории ООПТ, рассмотрены возможность и механизм перевода в заповедный фонд выбывших из хозяйственного использования территорий, установлена повышенная ответственность граждан и юридических лиц за экологические преступления против охраняемых природных территорий.
                Один из авторов предлагает широкую популяризацию следующего морально-этического обоснования создания и деятельности охраняемых природных территорий: «Существование и функционирование систем ООПТ имеет планетарное значение и роль ООПТ постоянно возрастает по мере разрушения биосферы развития экологических кризисов. Они помогают поддерживать общий и региональные природные балансы, сохранять природно-ресурсный потенциал и оказывать положительное влияние на моральный климат общества, озабоченного все углубляющимся экологическим неблагополучием. Природоохранные территории, в том числе заповедники, самоценны, для специалистов нет надобности в аргументах, подтверждающих их право на существование, особенно – в условиях близящейся экологической катастрофы. Они – одна из немногих попыток человечества оправдаться перед разрушаемой им природой (приостановить ее разрушение)» (Дёжкин, 1999).
                Данные предложения следует рассматривать как первый проект Программы максимум. Иные из них спорны и очерчены лишь в общих чертах. На осуществлении некоторых потребуются многие годы. Часть предложений имеют вторичный характер и поднимались в научных изданиях. Для того чтобы использовать большие возможности Экологии природовозрождения, следует провести их глубокий и всесторонний анализ в начале в отдельных странах, а впоследствии в отдельных регионах мира, разработать философию и методологию восстановительного природопользования, отобрать наиболее эффективные и перспективные методы, уделяя существенное внимание экономическим аспектам проблемы, создать серию региональных и национальных программ и структур для их реализации. Эта огромная работа может быть выполнена только совместными согласованным усилиями ученых и специалистов многих стран, в рамках программы Глобальной Модернизации.