чат рулетка с девушками

Форумы и чаты

video-ruletkaru.ru

Элитная мебель для ванной

Изготовление мебели для ванной комнаты на заказ по индивидуальному размеру

timotrader.ru

Автошкола

Условия обучения в автошколе. Форма для он-лайн записи в автошколу

АВТОПИЛОТ42.РФ

Только у нас чехлы для одежды для всех и каждого.
             Электронный журнал BioDat

БЕЗЗАЩИТНЫЙ ЛЕС


                Нам известны общие потери, которые понес русский лес вследствие разгула огненной стихии минувшим летом. Из чего они сложились, как люди на местах встретили огненный вал? Далеко ходить не надо, корреспондент «МК» Владимир Чуприн  посетил известный своими огнеопасными торфяниками Шатурский район. И вот первые тревожные цифры. Площадь торфяников и лесных угодий в районе -137 тыс.га. Сгорели – 3,5 тыс.га. До принятия нового Лесного кодекса их охраняли 155 лесников.  После – 24! Считая и офисных работников, бухгалтеров, диспетчеров и других, которым в лесу и делать нечего. Что это не дурная случайность, показывает и опыт Ногинского района, где на 34 тыс.га леса лесников стало в два раза меньше. Да еще, убоясь их «перегрузки»,  присоединили Балашихинское лесничество. А в  Балашихинском лесопарке вместо 70  человек оставили лишь одного! Нет, это не случайность, а  официальный курс.
                «Модернизаторы» леса этим не ограничились. Устранены лесные паталогонатомы. В случае большой надобности их вызывают аж из самой Москвы. Лес оставили без врачей. Прекращены государственные лесоустроительные работы,  последняя партия лесоустроителей работала в 1999 году. Практически лес выпал из системы профессионального   планирования. Прежде основной хозяйственной  единицей в  российском лесу был лесхоз. Лесное хозяйство! Заглянем в  тот же Ногинский район. Там существовал лесхоз, в который входило 6 лесничеств, а в  каждом из них работали по 9 -10 лесников. Они совершали ежедневные обходы и устраняли всякие непорядки. Сегодня 6 лесничеств упразднены, их конторки заколочены досками и благополучно гниют. Понятия «лесхоз» в новом Лесном кодексе нет. А вот обходы (территория, закрепленная за лесниками), теперь именуются участковыми лесничествами. Надо добавить: Если раньше лесничествам разрешалось вести хозяйственную деятельность, вырубать и продавать деревья под просеки и т.д., то сейчас исчезли все правила и лесникам вообще запрещено заходить в лес с топором и пилой.
                Более того! Царство абсурда продолжается! Уже три года лесники и лесничие лишены права контролировать нарушения, накладывать на злоумышленников и поджигателей костров штрафы. Эта сомнительная миссия передана почему-то органам Россельхознадзора.  В Шатурском филиале этот органа  всего 2 человека, они обязаны контролировать профилактические мероприятия и охранять леса от пожаров между трассами «Дон», Москва-Челябинск, Минск-Нижний Новгород. «Порядок такой,- рассказывает один из лесников,- Если мы видим нарушителя, сигнализируем о нем  Россельхознадзору, авось кто-то и когда-то приедет. Только надобность в нем к тому времени  уже отпадет»
                Нет, уважаемые господа, никто и не помышлял оставить наши леса без охраны и хозяйского глаза. Побуждения были самыми благородными и «дальновидными». В леса «лет на 50 придут богатые инвесторы и станут о них заботиться, охранять, контролировать, высаживать молодняк. Наберут разумных лесников,  и все будет тип-топ. Взамен арендаторы, конечно, получат право заниматься бурной хозяйственной деятельностью, заготавливать деловую древесину, покупать и продавать. Но одновременно охранять, сажать и приумножать».
                Схема показывает свою непригодность в масштабах  страны, после  пожарного катаклизма  минувшего  лета с этим согласны почти все. Арендаторы, если и находятся, то им не до охраны и воспроизводства леса, успеть бы быстрее «снять урожай». Но в Подмосковье-то, ведь все на глазах! К своему большому удивлению, автор статьи узнал, что леса в частной собственности здесь нет, ни одного гектара и даже сотки. Он по-прежнему государственный, то есть хозяин у него имеется. Но лишенный былых прав, без которых в лесу вообще делать нечего. Все, как в России…
               Вернемся  в Шатуру, с которой начали свое повествование. Мы в служебном кабинете Андрея Келлера, главы Шатурского района. Одна из альтернатив, которую он отстаивает. «В срочном порядке необходимо вернуть профессионалов в лес. Разрешить лесникам вести хозяйственную деятельность, самим зарабатывать средства. Ну, и, конечно, вернуть лесную охрану со всеми ее полномочиями. Глядишь, леса станут гореть реже. Ведь пока в них «хозяйничает» государство, это никого не волнует. Альтернатива – найти инвесторов либо заново переписать Лесной кодекс.
                Добавим от себя. Мы увидели лишь краешек колоссальной лесной трагедии. Таких Шатур в России сотни. Лес практически остался бесхозным. Из-за отсутствия у депутатов Госдумы профессионального взгляда на проблемы российского леса и давления лоббистов страна к 20 августа потеряла 886 126,96 га леса. Погибли люди, тысячи семей остались без крова. Огромный ущерб понесла природа. Кто-то должен ответить за все это. Государственная Дума, она в таких случаях безлика. Но, быть может, положить пределы ее власти и Решения, затрагивающие коренные проблемы страны, принимать только после проведения референдумов? Верность принципам Демократии не должна ввергать страну в разорение…

 Профессор                     В.Дёжкин

Источник; «Московский комсомолец», от 8 октября 2010 года
  В.Чупров. «Лесной кодекс выжженной земли»