По вашему желанию порошок для картриджей на лучших условиях.
             Электронный журнал BioDat


Погибающая наука

В.Г.Федотова
 

           Итак, после долгих мытарств фенология снова существует. Живет! Кто помог? – Никто. Провидение! Вот только живет ли? Временами кажется, что уже почти нет.
           История долгая. На заре своего существования –   история  безмятежная.
          1848 год, 18 век, наблюдения любителей природы за нежно любимой ими природой наблюдались практически повсеместно.
          И опекун был солидным – глубокоуважаемое Русское географическое общество. Что может быть мирнее и безмятежнее, да еще под таким могучим крылом!?
         На ранних стадиях становления  фенология была еще вполне счастливой. Она  расширяла круг своих преданных любителей природы, аккуратно накапливала сведения, поставляемые добровольными помощниками. С их помощью собственно и развивалась. Они, эти любители природы, эти патриоты,  в  80-х годах 19 в. уже сплотились в единую сеть добровольных корреспондентов-фенологов. И наблюдали, записывали и снова наблюдали,  зимой и летом,  весной и осенью,  не пропуская ни одного сезонного явления в мире природы, скрупулезно отмечая их наступление и внося сведения в свои полевые дневники.
           А под крышей Географического общества кипела работа – изобретались оригинальные методы исследований, публиковались первые результаты научных исследований, разрабатывались унифицированные программы для различных природных зон, отдельно – для самых опытных наблюдателей, для лесников и охотников. Наблюдения в опорных пунктах велись по программам, насчитывающим  более 200 феноявлений. В сеть корреспондентов вливались многочисленные детские коллективы.  Теперь это была самая большая в мире сеть добровольных корреспондентов-фенологов, работающих на огромной территории.
          Наблюдатели передавали свой опыт детям и внукам, благодаря чему многолетние ряды наблюдений в одном и том же месте стали насчитывать 50 лет и более. Таких наблюдений не было нигде в мире.
           Поиск своего места в науке завершился, и голос фенологии начал звучать  более уверенно: с 1965г начались публикации фенологических справочников «Календари природы» по тем регионам, где работала сеть добровольных корреспондентов-фенологов. В руки специалистов разного профиля и любителей природы попал интереснейший документ, позволяющий прогнозировать сезонные явления. На его страницах заслуженно красовались фамилии и  имена не только взрослых наблюдателей, но и школьников.

           А потом что-то случилось.
          Фенологи Географического общества чуть было не остались «на улице». Хорошо еще, что их подобрал Ботанический институт им. В.Л. Комарова, РАН. Доступ к фенологическому архиву РГО  у сотрудников остался, и работа была продолжена.
           Но без потерь не обошлось.
           В 2001г в результате упразднения права на бесплатную пересылку фенологической корреспонденции  большая часть старейших  опытных корреспондентов потеряла возможность переписки и пересылки наблюдений. Это были уже состарившиеся жители дальних деревень, очень старательные наблюдатели опорных пунктов добровольной сети, на чьих наблюдениях росла фенология.  Практически прекратилась практика проведения семинаров, теперь наблюдатели перестали приезжать в Ленинград, не могли обмениваться опытом.
          Не сладко жилось и фенологам. В Отделе Музей в Ботаническом институте, куда они были приписаны.  Их изначально считали  каким-то инородным телом, денег на командировки не выделяли и к грантам не подпускали. Отечественные журналы,  например,  «Растительные ресурсы», выпускаемые Ботаническим институтом, фенологию игнорировали, хотя статьи, которые подавались, были подготовлены специально под тематику журнала.
            В результате очень быстро усилиями высокой научной власти численность сотрудников с 7 человек планомерно сократилась до 2. На  плечи последних  легли все обязанности обслуживания корреспондентской сети и научная работа.
          Несмотря на сокращение численности, фенологи продолжали обслуживать фенологическую сеть наблюдателей, вели исследовательскую работу, публиковали результаты наблюдений. И даже умудрились выпустить первый учебник по фенологии для высшего и среднего специального образования.
          Тогда же фенология обрела громкий голос: впервые российские фенологи вышли на международную арену, правда только благодаря иностранным коллегам, оплатившим участие в международной конференции.
          И, кстати, тогда-то и выяснилась уникальность наземных наблюдений по сравнению с дистанционными методами и уникальность собранных в РГО наблюдений в районе Чернобыльской АЭС до взрыва. (Денег на проведение наблюдений после взрыва никто не дал. Эх, провести бы сейчас эти наблюдения!!!).
           Международное сотрудничество показало уникальность архивных материалов и их высокую востребованность, связанную с  актуальными проблемами современности, особенно в связи с изменением  климата.
           После того, как научный мир узнал о существовании  фенологии в России, поступили  предложения участвовать в международных программах по изучению изменений климата, и фенологи приняли вызов, хотя к этому времени их осталось всего два человека.
          Их силами был выполнен ряд совместных работ с иностранными научными центрами: с Лабораторией климатологии (Университет г. Тарту, Латвия (2001-2002гг), с Центором экологии и гидрологии Кембриджского университета (Группа биофизического моделирования, 2003г.), с Группой аэробиологических исследований, (Университет г. Турку, Финляндия (2003г), с Лабораторией приборных исследований в рамках  проекта «Sibiria 2» (Центр биосферы, Университет Пауля Сабатье, Франция, 2004г), с Инициативной Группой Международного Проекта «Glob carbon» (Италия, 2005г), велась переписка с другими зарубежными организациями (2006). Практически регулярно стали публиковаться статьи в международных рецензируемых журналах.
        Между тем, наступление на фенологию целенаправленно продолжалось, и одного из двух оставшихся фенологов увалили по сокращению штатов, а другого оставили на четверть ставки.
         Объединив усилия, фенологи, несмотря на это, решили продолжить совместную работу и корреспондентам о своих печальных делах ничего не сообщили, оставив за собою свои обязанности.

         И тут случилось новая беда.
         Последнего профессионального фенолога России из Ботанического института уволили без суда и следствия накануне очередной переаттестации. Обвинение было весьма  забавным. Потупив взор, профсоюзный лидер, соблюдая правила, объявила причину увольнения – неучастие в российских научных фенологических конференциях. Интересно было бы узнать, как, где и кем эти конференции проводились, так как кроме фенологов Петербурга, их проводить было некому. А  карманы фенологов как-то не разбухали от предложенных средств на проведение конференций и прочую деятельность.
         Коллеги, перед выступлением профсоюзного лидера, отдавая должное активной работе фенологов, отметили их заслуги. И даже  сделали слабую попытку возмутиться по поводу увольнения, но под железным взором предводительницы профсоюзов далее отстаивать существование фенологии в стенах института не стали.
         Почти сразу уволенного фенолога «подобрал» Центр экологической безопасности. Здесь   фенология предпринимала  героические усилия вписаться в тематику учреждения. Успеха в этом деле добиться не удалось. Несмотря на уважительное отношение коллег, фенологии  пришлось умыть руки, так как исследования  учреждения, действительно никак не стыковались с задачами фенологии. Будь фенология отдельной структурой в этом уважаемом учреждении, она бы показала себя в лучшем виде, но…Причины все те же – у государства нет денег на науку.
         Два фенолога, до этого не прекращавшие работу, обсудив ситуацию, решили работу продолжить. Кроме того, они уповали на коллег-биологов из высшего эшелона науки, которые могли бы заступиться и спасти отечественную фенологию фактически от ее исчезновения.
        Фенологи писали статьи о  бедственном положении своей науки.
 
          И вот снова несказанно повезло.
         Русское географическое общество приняло фенологию в свои объятия.
         В это время  РГО оказалось под эгидой  Москвы, Президентом РГО стал С.К. Шойгу, человек уважаемый и деятельный, а главой совершенно новой структуры - Попечительского Совета РГО, -  стал  В.В. Путин.
          Наивные фенологи были уверены, что уж тут-то им дадут зеленый свет. Об этом они радостно сообщили своим корреспондентам.
          Как бы не так! Радость длилась не долго.
         События развивались стремительно. Последние из могикан радостно набросились на работу, тем более что зарплату дали такую, какая им и не снилась, несмотря на сорокалетний научный стаж. (Любому понятно: в науке зарплата в 13 тысяч – настоящее богатство!). Работа закипела. Сами фенологи определили круг своих обязанностей (немалый, кстати сказать). Был составлен план научных исследований, рассчитанный на все тех же двух сотрудников отдела фенологии РГО,  был заключен трудовой договор.
          Тем временем, здание РГО было подвергнуто ремонту, и фенологи приняли   участие в «переезде» РГО на время ремонта в другой район города и обратно. Ремонт кое-как был закончен к очередному съезду РГО. Фенологи выступили с докладом, сообщив о счастливом возобновлении работы в станах РГО и о своих планах.
         Увы, как уже говорилось, счастье длилось недолго. Вскоре начались мало  понятные подвижки в составе сотрудников. Многие опытнейшие специалисты по ряду причин  были вынуждены покинуть РГО.  Фенологи остались, но были переведены на правовой договор.  В Москве тоже шли какие-то изменения, но никто не знал какие именно, кто из еще одной новой структуры - исполнительной дирекции в 20 с лишним человек  руководит работой РГО. Ни одна общественная организация не имела такого мощного штата сотрудников. (Разве можно представить себе  Ботаническое, или иное добровольное общество  с такой армией чиновников?!). Зато мы с изумлением узнавали о каких-то грантах на исследования, о каких-то экспедициях под флагом РГО…
      …Пришла осень 2012г. Настало время рассылки стандартных бланков наблюдений для корреспондентов. В финансовом обеспечении, (выраженном суммой в 700руб.)  было решительно отказано, не смотря на то, что в служебных обязанностях данное действие было предусмотрено. Причина устного объяснения  -  категоричное «Нет денег».
          Фенологам объявили, что фенологическая сеть должна быть распущена, но даже на то, чтобы сообщить об этом корреспондентам, средств не предоставили. Зато посоветовали сообщить корреспондентам о «нашем решении» по электронной почте. Электронных адресов мы, естественно не знали, а кроме того, большинство корреспондентов жили в деревнях и селах, отдаленных от городов и не имели компьютеров. Но это никого не интересовало. В просьбе фенологов предоставить документ, подтверждающий решение начальства избавиться от корреспондентской сети, было однозначно отказано. Круг замкнулся.
        И фенологи пошли на риск: снова купили знаки почтовой оплаты за свой счет на свой страх и риск, но чек выписали и при свидетелях положили на стол начальству. Деньги нашлись в тот же миг в кармане одного из… Видимо помогли свидетели. Хотя и с большим опозданием, корреспонденты получили бланки наблюдений на очередной год.
 
        И вот начались поиски благодетеля, кто бы помог пригреть сеть корреспондентов под своим крылом, поиски учреждения, где фенология была бы уместна, или смогла бы существовать отдельной структурой. Кто этим занимался и занимается до сих пор? – все те же «частные лица»  - все те же два многострадальных фенолога, которые все еще трудятся в РГО на птичьих правах, все еще пишут статьи во спасение, пытаясь показать свою полезность и способность заработать деньги, которые, как оказалось РГО похоже вовсе не нужны.  Интересно отметить, что  фенология – настоящее Эльдородо, как для науки, так и для практики, материалов накоплено на несколько поколений ученых – только изучай, только исследуй и вперед – в практику. Но нет! Теперь это – цитирую «никому не нужно, а Москве – тем более».

         Между тем, фенологией по-прежнему готовы заниматься детские коллективы, о чем пишут нам учителя биологии. Во многих сельских  школах фенологические наблюдения включены в программы практических занятий по ботанике, экологии, географии. Кроме того, неоднократно к нам обращались студенты и аспиранты высших учебных заведений из разных городов страны с просьбой о помощи в разработке фенологической тематики, помочь в организации фенологической работы с целью написания курсовых  и дипломных работ.
         И напомним, что во всем мире фенологический мониторинг играет не последнюю роль в наблюдениях за изменениями климата. Сибирские лесные массивы, активно участвующие в атмосферных газообменных процессах, все чаще и чаще притягивают внимание ученых, в том числе и зарубежных, понимающих важность фенологических сведений.  Наши данные были и будут востребованы, тем более, что по сибирским лесам, фенологические сведения есть только у нас, в фенологическом архиве РГО, судьба которого, как и судьба самой фенологии висит на волоске.
        Корреспонденты-фенологи, пережившие перестройку, многие из которых находятся за чертой бедности, переживая тяжкое время кризиса, несмотря ни на что, продолжают вести наблюдения и пересылать их в РГО, а  фенологи, в свою очередь, несмотря ни на что, продолжают подбадривать наблюдателей, все еще надеясь на благополучное решение проблемы.

         Никто не знает толком, чем кончится эпопея преобразований в РГО, но то, что мы почти потеряли фенологию, доселе достойно занимавшую свое место в списке наук о Земле, – это заслуга и Ботанического института им. В.Л.Комарова РАН, благополучно избавившегося от фенологии, несмотря на ее соответствующую институту профильность и работоспособность, и заслуга РГО, впервые нарушившего многолетнюю традицию пребывания фенологии в стенах РГО с 1986г и теперь уже окончательно добивающего фенологию в 2012г.