Растения гатчина

Сайт о комнатных растениях. Растения в интерьере

ybyket.ru

Купить керамическую плитку mei

В продаже - плитка керамическая, цены ниже! Неликвидные остатки

plitkaspb.com

Заказ цветов

Интернет-служба доставки цветов. Оформление цветами торжеств

saleflowers.su

За небольшую оплату кран манипулятор перевозки на выгодных условиях.
             Электронный журнал BioDat

КОНЦЕПЦИЯ ПРИРОДНОЙ ЦИКЛИКИ И НЕКОТОРЫЕ ЗАДАЧИ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СТРАТЕГИЙ РОССИИ

 
 

В.Г.Кривенко
ВНИИ охраны природы Минприроды РФ

В сознании общества глобальное потепление климата связывается с хозяйственной деятельностью, как следствие повышенного выброса углекислого газа, создающего парниковый эффект. Участившиеся в последнее время «климатические аномалии» - наводнения, обильные снегопады, сели, засухи, землетрясения и цунами – рассматриваются как внезапные стихийные бедствия. Их проявления также пытаются объяснить все возрастающим негативным влиянием человека на природу. Но только ли в этом дело? Некоторые аспекты проблемы излагаются в настоящей статье.

  РАЗВИТИЕ ИДЕЙ О ВНУТРИВЕКОВОЙ И МНОГОВЕКОВОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ   КЛИМАТА МАТЕРИКОВ СЕВЕРНОГО ПОЛУШАРИЯ

            Гипотеза о циклических изменениях климата - чередовании прохладно-влажных и тепло-сухих периодов в интервале 35-45 лет, выдвинута еще в конце XIX в. русскими учеными Э.А.Брикнером [30] и А.И.Воейковым [7]. В последствии эти научные положения были существенно развиты А.В.Шнитниковым [26, 27, 28] в виде стройной теории о внутривековой и многовековой изменчивости климата и общей увлажненности материков Северного полушария. В основу системы доказательств положены факты о характере изменения горного оледенения Евразии и Северной Америки, уровней наполнения внутренних водоемов, в том числе Каспийского моря, уровня Мирового океана, изменчивость ледовой обстановки в Арктике, исторические сведения о климате.
            По А.В.Шнитникову [27] длительность отдельных внутривековых «брикнеровских» климатических циклов колеблется от 20-30 до 45-47 лет, на фоне которых развиваются циклы продолжительностью в 7-11 лет. В каждом втором «брикнеровском» цикле максимальные и минимальные значения температуры и влажности существенно превышают внутривековые показатели и классифицируются как циклы векового масштаба проявления. Вековые циклы развиваются в интервале 60-80 лет, приближаясь в северных районах к 90 годам [27, 10].
            При обосновании многовековой изменчивости климата А.В.Шнитниковым показано, что с момента окончания ледникового периода, в последующий период – 12 тыс. лет назад – современность, получивший название «голоцен», климат и общая увлажненность материков Северного полушария изменялись циклически, в интервале 1500-2100 лет. Всего за голоцен развивалось 6 макроклиматических циклов, в каждом из которых прохладно-влажная эпоха занимала 300-500 лет, сменяясь тепло-сухой в 600-800 лет, а затем переходной с продолжительностью 700-800 лет.
            Обосновывая факт существования 2000 летних циклов А.В.Шнитников особо акцентировал, что такие циклы существуют и в настоящее время. С этих позиций середина XIX века расценена им как принципиальный рубеж - окончания очередной прохладно-влажной климатической эпохи и начала тепло-сухой эпохи, которая развивается по настоящее время. Современный многовековой тренд потепления особенно заметно проявился в 70-е годы XIX века и в 30-е годы ХХ века.
            Оценивая изложенную теорию, особенно о внутривековой изменчивости климата, необходимо обратить внимание на то, что она формировалась на данных о изменении уровней наполнения бессточных озер засушливых территорий, как интегральном показателе изменений климата, который проявляется через баланс количества выпадающих осадков и величину испарения.
            Современная климатология и государственная система слежения за изменениями климата до сих пор не принимает во внимание фактор природной цикличности. Это вполне естественно – инструментальные данные: температура, влажность, осадки – недостаточно объективно отражают многолетние климатические тенденции. Замеры речного стока на крупных реках с неоднородной площадью водосбора еще более «затушевывают» картину. Да и период инструментальных измерений за имением климата – сравнительно не велик.
            Позднее ряд исследований существенно укрепили концепцию А.В.Шнитникова. Так Э. Ле Руа Ладюри [29] изучая историю климата Западной Европы, на основании анализа обширного фактического материала подтвердил существование «малого ледникового периода» (прохладно-влажную эпоху XIV-XIIIV вв.) и внутривековую изменчивость климата. Е. П. Борисенков и В. М. Пасецкий [4] на осно­вании летописных источников Древней Руси за последнее тыся­челетие выделили для Европы три качественно различных климатических эпохи: малый климатический оптимум, пришедшийся на VIII-XII вв.; малый ледниковый период – XIII-XVIII вв.; современное потепление, обозначившееся с середины XIX в. На примере Западно-Сибирского региона рассчитаны климатические циклы с продолжи­тельностью в 2000 лет.
            Совершенно самостоятельные взгляды на существование циклических многовековых изменений климата и их влияние на этногенез развиты Л. Н. Гу­милевым [8].
            Развитие в 50-60-х годах целого комплекса физических и радиоизотопных методов определения возраста четвертичных отложений дало толчок исследованиям, связанным с разработ­кой геохронологической шкалы четвертичного периода, особенно позднего плейстоцена и голоцена. В частности, за голоцен были реконструированы кривые: палеоэкологическая - по планктонным фораминиферам; изменения температуры воздуха вблизи грен­ландских ледников; изменения уровня мирового океана; зимних температур для Западной Европы за 1000 лет. Ука­занный цикл работ позволил Н.В.Кинду [12] обобщить сведения о климатических тенденциях в последние 10 тыс. лет. Данный анализ подтвердил, что за рассматриваемый период произошло 6 климатических циклов в интервале 1300-2000 лет. Исследования гидроло­гического режима Каспийского моря показали, что за последние 9-10 тыс. лет имело 6 сильно выраженных трансгрессий и такое же количество регрессий, свидетельствующих о чередо­вании прохладно-влажных и тепло-сухих климатических эпох с интервалом в 1500-2000 лет [23, 6].
            Таким образом, для периода голоцена со всей очевидность доказана многовековая изменчивость климата как ритмического процесса, продолжающегося и в настоящее время.
            Согласно концепции многовековой и внутривековой из­менчивости климата и общей увлажненности материков Север­ного полушария в голоцене, на фоне общего отступления ледни­ков прослежено 6 циклов изменения гидротермических условий в интервале 1500-2100 лет. Эти циклы особенно характерны для южных районов Европы и Западной Азии, отличающихся повышенной континентальностью климата. Такие циклы состоят из трех фаз: прохладно-влажной (300-500 лет); тепло-сухой (600-800 лет); переходной - между первой и второй (700-800 лет). На фоне многовековых изменений климата развиваются 60-90-летние - вековые и 30-45-летние - внутривековые колебания. В пределах последних прослеживаются циклы с продолжительностью в 7-11 лет и 3-4 года.
            В последнем многовековом цикле климата голоцена переходный период (с преобладанием тепло-сухих условий) занял вторую половину 1-го тысячелетия нашей эры и начало II-го тысячелетия, прохладно-влажный период охватил время с XIV до начала XIX столетия, тепло-сухой период - в самом начале своего проявления, пришелся на вторую половину ХIХ в. - современность.
            По мере повышения интереса к проблеме изменения климата не только со стороны климато­логов и гидрологов, но и географов, историков и зоологов, на сегодняшний день сложилось несколько мнений.
            Представители первого направления М.И.Будыко, Л.Г.Динесман, С.В.Кириков считают, что со времени окончания голоценового оптимума все пять тысячелетий крупные колебания климата не проявлялись. Прослеживающиеся отклонения в климате носят локальный характер и являются результатом хозяй­ственной деятельности, неотектонических процессов, вулканизма и не имеют четко выраженной периодичности [5].
            Исследователи второго направления придерживаются мнения о наличии внутривековой и вековой изменчивости климата с пе­риодичностью в 3-4, 7-11, 35-45 и 70-90 лет [20].
            Третье направление - концепция о многовековой изменчиво­сти климата и общей увлажненности материков Северного по­лушария с продолжительностью в 1800-2000 лет - после публикаций А.В.Шнитникова, получило подтверждение в работах В.М.Жукова, Н.В.Кинда, Г.И.Рычагова, Е.П.Борисенкова и В.М.Пасецкого. На материалах реконструкции изменения гидрологического режима и общей увлажненности Северной Евразии, анализе динамики ареалов и численности позвоночных животных свою лепту в развитие теории многовековой и внутривековой изменчивости климата внес и автор настоящей статьи [14, 15, 16, 18].
            В дискуссии о существовании 2000-летних циклов в голоцене следует также обращать внимание на то, что в первой половине голоцена (10000-4500 лет назад) постепенное таяние покровных оледенений обусловливало в климате Афро-Евразии и Северной Америки повышенную увлажненность (плювиальная эпоха голоцена). В этот период прохладно-влажные эпохи в 2000 летних циклах проявлялись очень ярко, о чем свидетельствовали высокие уровни Каспия [23]. После исчезновения покровных оледенений (постплювиальная эпоха голоцена), прохладно-влажные периоды в макроклиматических циклах климата проявлялись менее выражено, что особенно характерно для последнего цикла (рис.1).

            Концепция многовековой и внутривековой  изменчивости климата в голоцене как ритмического процесса, открывает большие перспективы для решения самых различных народно-хозяйственных задач и научных исследований.


КОНЦЕПЦИЯ ПРИРОДНЫХ ЦИКЛОВ

            Гелиогидроклиматические циклы. Совпадение климатических циклов с аналогичными по продолжительности циклами солнечной активности позволило рассматривать эти процессы как единые гелиоклиматичекие ритмы [25, 9, 10].
            Прохладно-влажные фазы климата развиваются в годы максимума солнечной активности, периоды, когда активизируется циклоническая деятельность, по мере увеличения меридионального градиента температур (контраста температуры между высокими и низкими широтами) [1].
            Речной сток и уровни наполнения бессточных водоемов как производные климата, изменяются также в циклическом режиме. Для стока крупных рек России, несмотря на весьма «размытый» характер проявления, улавливаются циклы, развивающиеся в интервале 30-45 и 70-90 лет. В изменении гидрологического режима бессточных водоемов аридных и субаридных районов хорошо прослеживаются циклы в 3-4, 7-11, 35-45 и 70-90 лет [27, 11, 15].
            Реконструированная нами картина внутривековой изменчивости гидрологического режима ряда водоемов Северной Евразии [15], иллюстрируют развитие с конца XIX столетия полных двух «брикнеровских» циклов климата и начало третьего – рис 2.

           Первый цикл охватил время 1899-1940 гг., составив 40 лет. Он проявился регрессией водоемов в 1899-1909 гг., за которой в 1910-1929 гг. последовало высокое обводнение, сменившееся тепло-сухим периодом 1930-1940 гг. Последний ярко выраженный тепло-сухой период по силе проявления расценен как вековой.
           Второй цикл развивался в интервале 1941-1972 гг., составив 32 года. Ознаменовался он прохладно-влажной фазой 1941-1950гг., затем - переходным по увлажнению перио­дом 1952-1959 гг., за которым последовали наиболее засушли­вые 1960-1968гг. После этого наступила кратковременная, но мощ­ная фаза повышенной увлажненности, охватившая в 1969-1970гг. Тоболо-Ишимскую, Барабинскую, Кулундинскую лесо­степь и восточные районы Казахстана. В более южных райо­нах Казахстана повышенная обводненность проявилась в 1971-1972 гг.
            Третий цикл начался с тепло-сухой фазы 1973-1979гг. C 1979-1980гг. началось развитие вековой прохладно-влажной фазы, которая продолжается до настоящего времени и предположительно закончится в 2005-2007 гг. Ориентировочная продолжительность цикла – 30-34 года. Прохладно-влажная фаза по силе проявления расценивается как вековая. Ее развитие ярко иллюстрирует уровень Каспия, который за последние 20 лет повысился на 2,3 м. За это же время годовой сток Волги возрос до 307 куб. км, по сравнению с 200 куб. км в сухие 60-е – 70-е гг. Это максимально известная величина Волги в ХХ в. Одновременно существенно наполнились озера степной и лесостепной зон. Наводнения последних лет на Лене, Кубани, ряде рек Западной Европы, а также зимние погодные аномалии в Северной Америке и многих других странах мира – также яркое подтверждение проявления современной вековой прохладно-влажной фазы климата.
            Самые кратковременные изменения увлажненности с интер­валом в 7-11 лет не всегда расцениваются как гидрологические циклы, так как по гидрологическим пока­зателям проявляются далеко не всегда. Новосибир­ские экологи, используя лишь отдельные гидрологические дан­ные как фоновую базу и многолетнюю динамику численности ря­да видов грызунов, выявили в 11-летних циклах Барабинской лесостепи выраженную смену фаз увлажнения. Чередование влажных и сухих фаз установлено в отрезках: 1926-1929 и 1930-1935 гг.; 1936-1940 и 1941-1945 гг.; 1946-1950 и 1951-1956 гг.; 1957-1961 и 1962-1968 гг.; 1969-1973 и 1974-1978 гг. [19].

            Циклы уровня Мирового океана. Существование на протяжении голоцена 6 циклов в изменении уровня Мирового океана в интервале 1500-2000 лет обстоятельно показано А.В.Шнитниковым [27]. Позднее были выявлены циклы продолжительностью в 80-90 лет. Изменения уровня Мирового океана при сложной составляющей факторов (космических, геодинамических, геотермических) укладываются в единую концепцию природной циклики. Последний многовековой тренд повышения уровня Мирового океана прослеживается с 30-х годов XIX века, то есть с начала очередной многовековой тепло-сухой климатической эпохи, синхронно коррелируя с суммой положительных температур воздуха. За указанный период повышение его уровня составило 12 см (при амплитуде в 27 см). Внутривековые тренды, выявленные на корреляционной функции с аномалиями температуры воздуха, имеют сдвиг в 19 лет - уровень океана несколько запаздывает относительно хода температуры.
            Самое значительное и повсеместное повышение уровня Мирового океана, проявившееся с середины 30-х годов XX в. (в среднем 5,5 мм/год), совпало с максимумом вековой тепло-сухой фазы климата.
            Рассмотренная взаимосвязь дает основание предполагать единство развития во времени процессов в нижней атмосферы, гидрологии водоемов суши  и Мирового океана.

            Циклы ледовой обстановки в Арктике. В изменчивости ледовой обстановки Арктики прослеживаются 80-летние - вековые циклы, которые коррелируют с аналогичным по продолжительности циклами солнечной активности. Такие циклы в последнее время развивались в следующем режиме: пик ледовитости –  90-е годы  ХIХ в., минимум – 30-е годы ХХ в.;  следующий пик ледовитости пришелся на 1982-1992 гг. и наблюдается в настоящее время. В состоянии ледовитости Арктики улавливаются также циклические изменения в интервале 30-45 лет, а развитие 2000 летних циклов, в частности последнего, убедительно показано А.В.Шнитниковым [27].
            В основе механизмов нарастания и ослабевания пиков ледовитости Арктики лежит ослабление общей циркуляции атмосферы, вызывающее смещение циклонов к югу и увеличение мощности арктических вторжений. Рост зональной циркуляции и соответствующее ослабление межширотного обмена воздушных масс, с одновременным усилением контраста между высокими и низкими широтами, ведут в совокупности к похолоданию климата в высоких и умеренных широтах [5, 9].
            Анализ возможного влияния возрастающей концентрации в атмосфере углекислого газа (СО2), указывает на отсутствие связи между этим показателем и изменениями ледовитости Арктики. Ведущая роль в этих процессах признается за природной основой [3].

            Геофизические циклы магнитного поля Земли, георитмы Земли . Еще в 1907 г. М.А.Боголепов [2] обосновывая концепцию о циклических изменениях климата Русской равнины в интервале 30-45 лет обратил внимание на «возмущения» в этом временном режиме большинства метеорологических и геофизических элементов - от северных сияний, магнитных бурь до вулканической и тектонической активности земной коры. При этом ученый высказал необычно смелую для своего времени мысль, что «периодические возмущения климата и солнечная деятельность – соэффекты одной причины, находящейся не только вне Земли, но вероятно и вне Солнечной системы и зависят от «электромагнитной жизни Вселенной». Позднее циклическая изменчивость геофизических элементов в около земном пространстве и на Земле – магнитного поля, тектонической и вулканической деятельности и их космическое начало были подтверждены в ряде исследований, но особенно блестяще обоснованы А.Л.Чижевским [25].
            По современным представлениям георитмы Земли развиваются в интервалах 2-5, 7-12, 19-22, 80-100, 1800-2000 лет, проявляясь в квазицикличности экзогенных и эндогенных геологических процессов, в гидрогеологических параметрах. Эти процессы расцениваются как результат воздействия на литосферу периодически изменяющихся космогенных и глобальных геофизических факторов.
            Активизация селевых потоков и снежных лавин в горах, а также землятрясений и цунами приходиться на максимумы развития внутривековых и особенно вековых прохладно-влажных периодов и циклов солнечной активности и наиболее проявляются в начале и в конце таковых периодов. Ярким проявлением конца современной вековой прохладно-влажной фазы климата и аналогичного по продолжительности георитма Земли (1978-2005, 2007 гг.) являются землетрясения последних лет на Сахалине и в Японии, Иране, Турции, Индии, цунами конца 2004 г. в странах юго-восточной Азии, мощнейшие наводнения, сели и снегопады, прокатившиеся на рубеже 2004-2005 гг. в Северной Америке.

            Циклы динамики численности и ареалов животных. В многолетней динамике численности как беспозвоночных, так и позвоночных животных прослеживаются подъемы и спады в интервалах, близких по времени к гелиогидроклиматическим циклам - 3-4, 7-11, 30-45, 70-90 лет [19, 14, 15, 17]. Существенная асинхронность во времени развития этих циклов как у различных видов, так и у конкретного вида на больших территориях, является результатом их реакции на различия природных условий территорий и течение в них многофакторных экологических сукцессий.
            Динамика ареалов животных является следствием многовековых (1500-2000 летних) циклов климата. По мере чередования прохладно-влажных и тепло-сухих эпох происходят качественные изменения в местообитаниях, при этом в различных ландшафтных зонах для конкретного вида они могут изменятся в диаметрально противоположных направлениях. Сумма таковых изменений в ареале обусловливает периодические экспансии или депрессии вида, разнонаправленную динамику жизненных арен различных видов [15, 17].

            Концепция природных циклов и механизмы космического воздействия. Синхронность развития гидрометеорологических, гелио и геологических ритмов Земли, их влияние на растительный и животный мир, на течение экологических сукцессий, дает основание говорить о единстве и взаимосвязи этих природных тенденций. На фоне развития гелиогидроклиматических и геофизических циклов  на планете Земля в единых ритмах изменяются урожайность зерновых культур и продуктивность сенокосных угодий, уловы рыб и продуктивность пчеловодства, масштабы лесных пожаров, масштабы эпизоотии, сердечно-сосудистых заболеваний людей, динамика численности и ареалов животных [25, 15, 17].
            По современным представлениям все физические процессы на Земле расцениваются как результат воздействия на ее литосферу периодически  изменяющихся космогенных и глобальных геофизических факторов. Эти факторы, в свою очередь, зависят от геокосмических связей, и в частности, от движения планет Солнечной системы (Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун), спутника Земли – Луны, и самого Солнца. Известные  механизмы воздействия этих влияний на климат проявляются следующим образом. С изменением расстояния между планетами Солнечной системы и Землей изменяется возмущенность геомагнитного и гравитационного полей, и как следствие этого – интенсивность потоков в верхней и нижней атмосфере. От хода этих процессов существенно изменяется направление движения воздушных масс с запада  на восток или с севера на юг. Мощность того или иного направления переноса воздушных масс может приближаться по силе к господствующему, определяя тем самым смену прохладно-влажных и тепло-сухих климатических тенденций.
            Существенно и прямое космическое влияние (в первую очередь солнечной активности) на все живые организмы, что ярко и убедительно показано на уровне индивидуальных организмов А.Л.Чижевским [25], на развитие этносов – Л.Н.Гумилевым [8].
            Одновременное воздействие отдельных планет Солнечной системы и всей их совокупности создает многослойный характер влияния на атмосферу Земли и является одной из причин отсутствия строгой периодичности развития земных циклов во времени. Не однородна и реакция поверхности Земли на космические воздействия. По этим причинам климатические и другие циклы, различны по продолжительности и силе проявления, накладываются один на другой, не имеют четких временных границ и развиваются в режиме осцилляций [24, 15].
 

ОЦЕНКА СОВРЕМЕННОЙ ПРИРОДНОЙ СИТУАЦИИ С ПОЗИЦИЙ КОНЦЕПЦИИ ПРИРОДНОЙ ЦИКЛИКИ

            С 1979 г. - по настоящее время – мы живем в условиях вековой прохладно-влажной фазы климата, развивающейся на фоне диаметрально противоположной тенденции - многовековой тепло-сухой эпохи 2000-летнего цикла, начавшейся с середины XIX века. Именно как следствие развития вековой прохладно-влажной фазы климата и аналогичного гелиогеоритма в последние десятилетия на огромных пространствах Земного шара – от Канады до Юго-восточной Азии – участились случаи землятресений и цунами, наводнений, обильных снегопадов, сильных штормов, аномальных кратковременных похолоданий.
            Специальная статистика современных аномальных климатических и геофизических явлений, особенно землятрясений, в сравнении с предыдущим тепло-сухим периодом (1930-1978 гг.), не ведется. Но, если таковой анализ будет выполнен, он, вероятно, покажет принципиальные различия в развитии названных природных явлений этих периодов.
            Игнорирование концепции природной циклики и ее многослойной природы – одновременного развития многовековых, вековых и внутривековых тенденций - периодически развивающихся в диаметрально противоположных направлениях – создает впечатление хаотичности в проявлении климатических и других явлений. На самом деле именно такова их природа!
            Признание идеологии природной цикличности и укрепление ее математическими расчетами, в равной мере как и интеграция прогнозных исследований в смежных областях, могли бы дать нашему обществу мощный инструмент в прогнозировании стихийных бедствий, в правильном планировании хозяйственных стратегий.
 

ПРОБЛЕМА «ГЛОБАЛЬНОГО» ПОТЕПЛЕНИЯ КЛИМАТА

            Все приведенные материалы дают основание утверждать, что устойчивое потепление климата, получившее неудачное и коньюктурное название «глобального» - это природный процесс. Парниковый эффект как следствие повышенного выброса углекислого газа (СО2) не является причиной устойчивой тенденции потепления климата. Такая интерпритация климатических изменений высказана рядом ученых [27, 29, 4, 3]. Косвенно антропогенный углекислый газ может влиять на потепление климата, но ни в коем случае не является его первопричиной.
            Повышенный выброс углекислого газа в атмосферу в результате хозяйственной деятельности как одна из составляющих загрязнения атмосферы различными техногенными веществами, несомненно актуальная международная проблема.

ПРОГНОЗ СОВРЕМЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ КЛИМАТА

            Сверхдолгосрочное прогнозирование изменений климата является предметом внимания многих исследователей [13], на основании которых для современного прогноза необходимо признать и использовать следующие положения:
            1. Существование внутривековых – 30-45-ти летних и вековых – 70-90 летних циклов климата, которые достоверно прогнозируются;
            2. «Многослойность» климатической циклики – одновременное развитие многовековых, вековых и внутривековых трендов, нередко проявляющихся в одно и тоже время в противоположных направлениях;
            3. Оценка современной климатической ситуации (1979-2005 гг.) с одной стороны - как следствия многовекового тренда потепления  (тепло-сухой эпохи 2000 летнего цикла), с другой стороны - диаметрально противоположной тенденции – вековой прохладно-влажной фазы климата;
            4. Признание постулата о том, что современный многовековой тренд потепления несколько сглаживает (подавляет) развитие внутривековых и вековых прохладно-влажных фаз климата и наоборот, резко усиливает проявление тепло-сухих тенденций.
            5. Введение в алгоритм прогноза как составляющих третьего порядка климатических циклов с продолжительностью в 7-11 лет и 3-4 года.
            По теоретическим разработкам Главной геофизической обсерватории им. А.И.Воейкова, основанным на  представлениях о взаимосвязях космических факторов и общей циркуляции атмосферы, разработана методология прогноза многолетних климатических тенденций. Поскольку движение космических тел надежно рассчитывается на десятки лет вперед достоверность прогноза очень высока и составляет 70-80% [22]. Алгоритм прогноза базируется также на том, что современные климатические тенденции развиваются на фоне 22-летнего цикла солнечной активности, закончившегося в 1998-1999 гг. и 180-летнего цикла, который закончился в 1990-1992 гг.
             Прогноз отклонений среднеглобальной температуры Северного полушария для четырех месяцев (январь, апрель, июль, октябрь) показывает, что вековая прохладно-влажная фаза климата, начавшаяся с 1978-1979гг. окончится в 1999-2003гг. Ее максимум пришелся на 1990-1995 гг., а тепло-сухая фаза климата проявится с 2004-2009 гг. и охватит время до 2020-2025 гг.[21].
            Согласно наших построений грядущая тепло-сухая фаза климата появится как тенденция векового масштаба, ибо она будет развиваться на фоне многовековой тенденции потепления. За последние два столетия в Северной Евразии прослеживаются три гидрометеорологических цикла векового масштаба проявления. Эти циклы, отсчитываемые по схеме - максимум-минимум-максимум прохладно-влажных условий, охватывали периоды 1800-1860 гг., 1861-1920 гг. и 1921-2003 гг. и колебались в пределах 60-82 лет. Современная прохладно-влажная фаза климата векового масштаба, начавшаяся в 1978-1979 гг. закончится в 2005-2007 гг. Тепло-сухая фаза также векового масштаба, обозначится в период 2005-2007 гг. Ее максимум придется на время 2011-2015 гг., а окончание - на 2025-2028гг [16, 18].
            Очень сходны прогнозы и других авторов. В сборнике «Климаты прошлого и климатический прогноз» все прогнозы разных авторов ожидают в начале XXI в. вековую тепло-сухую фазу - с некоторым расхождением времени наступления отдельных стадий в пределах 7-12 лет (табл. 1).
            Несмотря на то, что наиболее вероятным нам представляется четвертый вариант прогноза, не считаться с остальными невозможно, особенно с третьим вариантом подготовленным Главной геофизической обсерваторией им.А.И.Воейкова [21, 22].
            С позиций сказанного чрезвычайно важно, используя знания самых разнообразных дисциплин, необходимо как можно точнее определить продолжительность заканчивающегося векового прохладно-влажного периода климата как времени наибольшей вероятности всех видов природных «аномалий», в том числе повышенной сейсмической опасности.

Таблица 1

Варианты прогноза изменения климата на грани ХХ и ХХI вв.
 
Вариант прогноза Конец вековой прохладно-влажной фазы Начало вековой тепло-сухой фазы Пик вековой тепло-сухой фазы
I. 1995-1998 1999-2002 2003-2012
II. 1998-2004 2005-2007 2012-2017
III. 2002-2005 2007-2010 2015-2024
IV 2005-2007 2005-2006 2011-2015

 

ПРОГНОЗ ИЗМЕНЕНИЯ НАИБОЛЕЕ ВАЖНЫХ ПРИРОДНЫХ КОМПОНЕНТОВ И АНТРОПОГЕННЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ

            С началом тепло-сухой фазы начнется существенная и довольно быстрая смена климатической ситуации. Вероятно, что тепло-сухая фаза векового масштаба будет еще более мощной, чем аналогичная фаза 30-х гг. ХХ столетия, когда высохло не менее 70% озер Казахстана [15, 18].
            В условиях прогнозируемого роста потепления и засушливости климата следует ожидать следующие изменения. На Нижней Волге, в Предкавказье, Южном и Среднем Урале, Западной Сибири и Верхнем Амуре – в регионах с ростом промышленного производства на фоне резкого уменьшения обводненности и роста засушливости резко возрастут антропогенные нагрузки на речные и озерные экосистемы. Уменьшение объемов стока рек вызовет здесь рост концентраций всех полютантов. Недобор воды водохранилищами ГЭС вызовет размыв илов, накопившихся по краям лож водохранилищ, которые также насыщены полным набором полютантов. В бассейне Верхней Волги, в частности в Московской области из-за сокращения стока рек снизится качество питьевой воды и сократятся ее объемы, повысится пожароопастность лесов. На севере Западной Сибири активизация термокарстовых процессов, как следствие потепления климата, увеличит вероятность числа аварий нефти и газотранспортных коммуникаций. Во всех засушливых районах страны возникнет дефицит воды на самые разные нужды. Это далеко не полная картина прогнозируемых изменений и каждая отрасль хозяйственной деятельности и контролирующие государственные органы могут просчитать их в деталях и подготовить соответствующие нейтрализующие мероприятия.
 
 

ЛИТЕРАТУРА

1. Байдал М.Х. Колебание климата Кустанайской области в ХХ столетии. Гидрометеоиздат. 1971. – Л. 213.
2. Боголепов М.А. О колебаниях климата Европейской России в историческую эпоху // Землеведение. Кн.2. М.: 1907. С. 58-162.
3. Борисенков Е.П. Парниковый эффект. Механизмы прямой и обратной связи. Географические проблемы ХХ века. –Ленинград РГО, 1988.
4. Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы. 1988. – М.: Мысль. С. 522.
5. Будыко М.И. Климат в прошлом и будущем. 1980.- Л.: Гидрометеоиздат. – С – 350.
6. Варущенко С.И. и др. Изменение режима Каспийского моря и бессточных водоемов в палеовремени. 1987. – М.: Наука: 1-239.
7. Воейков А.И. Колебания климата и уровня озер Туркестана и Западной Сибири. – Метеорологический вестник №3.1901. – С. 16-27.
8. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – Изд-во Ленинград. университета. – Ленинград, 1989. – С. 495.
9. Дроздов О.В., Григорьева А.С. Влагооборот в атмосфере. – Л.: Гидрометеоиздат. 1963. – С. 316.
10. Дроздов О.В., Григорьева А.С. Многолетние циклические колебания атмосферных осадков на территории СССР. – Л.: Гидрометеоиздат. 1971. – С. 316.
11. Дружинин И.П. Долгосрочный прогноз и информация. – Новосибирск: Наука, Сиб. отделение. 1987. – С. 246.
12. Кинд Н.В. Палеоклиматы и природная среда голоцена – История биогеоцензов СССР в голоцене. 1976. – М.: Наука: 5-14.
13. Климаты прошлого и климатический прогноз. Тезисы докладов симпозиума (11-14 февраля 1992 г.). М.: ВНИИ природа, 1992.
14. Кривенко В.Г. К вопросу прогнозирования изменения численности водоплавающих птиц. // Численность животных и ее прогнозирование. – Киров, 1976. – С. 140-141.
15. Кривенко В.Г. Водоплавающие птицы и их охрана. 1991. – М. Агропромиздат: 1-271.
16. Кривенко В.Г. Концепция внутривековой и многовековой изменчивости климата как предпосылка прогноза // Климаты прошлого и климатический прогноз. М., 1992. С. 39-40.
17. Кривенко В.Г. Современный статус водоплавающих птиц России с позиций природных и антропогенных воздействий. – Казань, 2002. – С. 51.
18. Кривенко В.Г. Прогноз изменений климата Евразии с позиций концепции его циклической динамики. Всемирная конференция по изменению климата. Тезисы доклада. – Москва, 2003. С. 514.
19. Максимов А.А. Многолетние колебания численности животных, их причины и прогноз. 1984. – Новосибирск: Наука: 1-249.
20. Максимов А.А., Ердаков Л.Н. Циклические процессы в сообществах животных (биоритмы, сукцессии) – Новосибирск. Наука, 1985. С. 227.
21. Полозов В.В. Возможность сверхдолгосрочного прогноза изменений речного стока с использованием астрономических данных // Климаты прошлого и климатический прогноз. М., 1992. С. 53.
22. Полозов В.В., Козлов В.Н., Богомолов О.С. Прогноз изменений климата в XXI веке // Климаты прошлого и климатический прогноз. М., 1992. С. 55.
23. Рычагов Г.И. Плейстоценовая история Каспийского моря.: Автореф. дисс. – д-ра геогр. наук. – М.1977. – С. 62.
24. Усманов Р.Ф. О роли неоднородностей земной коры при воздействии солнечной активности на атмосферу. – Солнечно-атмосферные связи в теории климата и прогнозах погоды. – Л.: Гидрометеоиздат, 1974. – С. 149-160.
25. Чижевский А.Л. Земное эхо солнечных бурь. – М., 1973.
26. Шнитников А.В. Внутривековые колебания уровня степных озер Западной Сибири и Северного Казахстана и их зависимость от климата // Тр. Лаб. озероведения АН СССР. – 1950. – Т.1. –129 с.
27. Шнитников А.В. Изменчивость общей увлажненности материков Северного полушария. – Зап. Геогр. общества СССР. 1957. – М. – Л.: Изд-во АН СССР, Т.16. 1-336.
28. Шнитников А.В. Внутривековая изменчивость компонентов общей увлажненности. – Л. Наука, 1969. – 244 с.
29. Э. Ле Руа Ладюри История климата с 1000 года. – Л.: Гидрометеоиздат. 1971. – С. 270.
30. BRUCKNER ED. KLIMASCHWANKUNGEN SEIT 1700 NEBST BEMERKUNGEN UBERDIE KLIMASCHWANKUNGEN DER DILUVIALZEIT. // GEORG. ABHANDL. VON A.PENCK. – 1890. – BD. 4, HF.2. – S. 43-58.