По выгодной цене пансионат в геленджике цены 2015 без дополнительной оплаты.
             Электронный журнал BioDat

СОЛЁНАЯ МОСКВА

А.А. Каздым,
кандидат геолого-минералогических наук, Московское общество испытателей природы

                Речь в этой статье пойдет в основном хорошо известных солях – об обыкновенной поваренной соли NaCl (галите), ее близкой «родственнице» калийной соли (сильвине), а также о некоторых других – карбонатах кальция (кальците), натрия (соде), сульфатах кальция (гипсе) и некоторых других.
                Так что же такое соль? С точки зрения химии, соль – это вещество, образовавшееся в результате взаимодействия кислоты и щелочи. С точки зрения геологии – это образовавшиеся в результате геологических процессов мощные (часто многокилометровые) залежи эвапоритов (галита, сильвинита).
                С точки зрения почвоведения – это высолы, прожилки, а иногда даже поверхностные корки в почвах аридных (засушливых зон) – солонцах и солончаках, практически непригодных для сельскохозяйственного использования.
Для биохимика и медика – это раствор, циркулирующий в организме человека, без которого невозможны определенные биохимические реакции и соответственно, невозможно нормальное функционирование органов.
                Без обычной соли, так называемой поваренной – NaCl, большинство животных, как травоядных, так и плотоядных испытывают «солевое голодание». Плотоядные животные, обеспечивают свой организмом солью, поступающей с мясом и кровью добычи, а вот травоядные – ищут выступы соли, соленые почвы, лижут их, тем самым обеспечивая солью свой организм.
                И для человека соль также крайне необходима. Недаром в древности соль служила своеобразной валютой, многие племена и народности вынуждены были покупать или обменивать соль у тех племен, на территории которых были залежи солей.
                В даже в настоящее время многие племена (в основном в сельве Южной Америке и горных джунглях Новой Гвинеи) испытывают солевой дефицит, соль там до сих пор считается одной из главных видов «валюты»,  и часто вместо соли используется зола сожженных растений определенного вида, способных накапливать соль.
                Но в больших количествах поваренная соль (да и другие легкорастворимые соли) вредны – они затрудняют работу печени и почек, способствуют отложению солей в сосудах, заболеванию артритом.
                Почему мы рассказываем о соли, ее применении? Для жителей Москвы – вопрос весьма актуальный. Достаточно зимой, даже в мороз минус 10-15 градусов выйти на улицу, чтобы ощутить на себе неблагоприятное, хотя, как уверяют жителей Москвы, необходимое воздействие. Зима, мороз, снег – а мы видим  лужи. Снег тает и не замерзает, почему? Это – «антигололедные мероприятия». Да, с одной стороны это вероятно необходимо, но с другой...
                Мы не будем говорить о белёсых высолах на обуви и её порчи, о случаях нарушения электоизоляции в троллейбусах, о мощной коррозии (за одну зиму!) кузовов автомобилей, о повреждении соленой водой коммуникаций и телефонных кабелей (соль – великолепный электролит!), о соленой «снежной» каше на улицах – все эти факты хорошо известны и детально освещаются в печати.
                Попробуем подойти к данному вопросу с точки зрения воздействия соли на окружающую среду, природу, деревья на территории Москвы. Всегда ли оправдано применение соли, чем грозит бесконтрольное засоление улиц и дворов? На эти вопросы мы и попытаемся ответить.
                В Москве применение соли в качестве антигололёдного реагента было положено в конце 50-х начале 60-х годов уже прошлого века. Тогда использовали и обычную поваренную соль, правда,  техническую, грубого помола – галит, хлорид натрия. Таким образом, улицы Москвы «солят» уже без малого лет шестьдесят. И сыпали в те времена соль не жалея её, ибо стоила она копейки, а работать дворникам, расчищать улицы, колоть лёд, ну очень не хотелось… Впрочем, как и сейчас…
                За последние 20 лет, после многочисленных скандалов и выступлений экологов, а также выделения огромных средств, вложенных правительством Москвы в «изучение воздействия солевых реагентов на экологию города», от «поваренной соли» почти отказались… Как отказались, наконец, и от сброса солёного снега в Москва-реку и Яузу…
                Десятки различных НИИ и экологических организаций – кто только этой «проблемой» не занимался, какие только НИИ и лаборатории не пытались «выбить» договора для «изучения воздействии солевых реагентов на почвы и растения Москвы» – и химики, и геологи, и грунтоведы, и гидрогеологи, и биологи – от дендрологов до ихтиологов. Хотя, по сути, а что тут было изучать? Итак любому ученому было ясно – галит, хлорид натрия, для почв, растений и животных в больших количествах – это смертельный яд, равно как и для организма человека…. Но увы… Ученые тоже хотят кушать… И не стоит их винить за это…
                Сейчас в качестве многочисленных антигололёдных реагентов (от предложений купить – «трещит» интернет) используют смеси различного состава, в основном на основе калийной соли – сильвина, технического бишофита  (хлористый магний), ангидрита (сульфата кальция), сульфата натрия и глауберита – смеси сульфата натрия и кальция). Вполне можно предположить, что в целях экономии используют не очищенную соль, а отходы и отвалы.  Хотя иногда, кое-где, пока никто не видит, потихоньку, дворники сыплют обычную «каменную», грубую соль, купленную в ближайшем магазине. Лед растает – им меньше работы…
                Так что же происходит с почвами Москвы, и соответственно с теми деревьями и растениями, которые на них растут, когда в них попадают составляющие «антигололёдных реагентов»?
                 Для начала немного цифр… Общая соленость морской воды выражается в промилле – количестве растворенных в ней веществ в тысячных долях весовых единиц. В основном соленость колеблется от 32 до 37 промилле, т.е. в 1 литре морской воде содержится от 32 до 37 грамм различных растворенных солей. Для разных морей эта цифра различна, для Черного  моря, например – 17-18 промилле, а для Красного моря – 41-43 промилле.  Максимальная соленость наблюдается в лагунах, (например знаменитый залив на восточном  побережье Каспийского моря Кара-Богаз-Гол), где соленость может достигать  200-400 промилле, т.е. в 1 литре воды содержится 200-400 грамм  солей.
                В морской воде соленость определяют в основном хлориды (NaCl, MgCl2, KСl), в меньшей степени сульфаты (MgSO4, CaSO4). Количество натрия составляет около 1%, магния – 0.14%, хлора – 1.9%, кальция – 0.04%, калия – 0.04%. Т.е. в морской воде преобладает натрий, магний, хлор. Температура замерзания соленой воды ниже нуля градусов по Цельсию. Например, температура приповерхностных вод морей Северного Ледовитого океана с соленостью 25-26 промилле почти всего немного ниже нуля.
                Для засоленных почв – солонцов и солончаков приняты несколько типов по засоленности (слабозасоленные, средне- и сильнозасоленные, солончаки), и кроме того, для засоленных почв выделяются отдельные типы в зависимости от количества и химического состава легкорастворимых солей (содовый, хлоридно-содовый, сульфатно-содовый, хлоридный и т.д.). При концентрации легкорастворимых солей (галита, сильвина, мирабилита, тенардита, астраханита, карналлита) более 1% почва является солончаком, на котором выживают лишь единичные растения.
                А так как в состав реагентов, используемых хозяйственными службами Москвы, в качестве антигололёдных смесей, входят сульфаты и хлориды, то вполне можно говорить о преобладании хлоридо-сульфатного засоления, а точнее солевого загрязнения почв. При данном типе засоления, при содержании солей около 0.4 % – происходит  среднее угнетение растений, при 0.7 % – сильное угнетение растений, а уж при более 1% (т.е. примерно 1 промилле по сопоставлению с морской водой) – получается, что в Москве просто-напросто образуются самые настоящие солончаки!
                В естественных почвах, характерных для почв Москвы, хлор и сульфаты полностью отсутствуют, в «соленых» же почвах Москвы  концентрации сульфат-иона достигают 22 мг/кг, хлора – до 4 мг/кг. Почему мы приводим эти цифры? Дело в том, что весной, во время таяния снега, а также после дождей, легкорастворимые соли вроде бы должны вымываться, уходить в канализационные стоки и т.д.
                Тем менее, летом, в жаркое время, при изучении белесых высолов (выпотов) на поверхности почв Москвы нами были обнаружены мелкие, размером первые десятки микрон, но идеальные кристаллы... галита и сильвина, а также микроскопические кристаллические  образования кальцита и гипса! Формы кристаллов, характер их поверхностного растворения и травления необыкновенно похож на аналогичные кристаллические формы солей... в солончаках.
                Так что ж происходит? Почему на поверхности почв Москвы, города расположенного в зоне достаточного количества осадков (около 500-600 мм в год), кристаллизуются легкорастворимые соли?
                А всё объясняется достаточно просто – количество соли, высыпаемой зимой таково, что даже интенсивный промывной режим не способен вымыть ее из почвы. Соли сохраняются, мигрируют в растворах, поглощаются деревьями и их листвой, травой, а в жаркую погоду, при интенсивном испарении соль кристаллизуется на поверхности, в дождь растворяются снова, и так далее…
                Снова зима, снова соль, весна – тает снег, соленая вода уходит в почву, поглощается растениями, и что мы видим дальше? А дальше – погибшие и погибающие деревья. За последние несколько лет количество мертвых и умирающих деревьев резко возросло, и хотя власти нас часто уверяют, что деревья умирают от «старости». Основной фактор их гибели – длительное, массовое и бесконтрольное засоление улиц.  Даже неприхотливые тополя гниют изнутри, а потом падают на припаркованные автомобили.
                Высаживают чахлые деревца, большинство из которых погибает в первый же «солевой» сезон. Соли оказывают отравляющее действие на растения, затрудняя поглощение питательных элементов из почвы. Хорошо заметен угнетенный и погибающий лес вдоль Московской кольцевой автодороги, которую «солили» и «солят» весьма интенсивно.
                Кроме того, вспомним, что хлор и его соединения необыкновенно  токсичны, ядовиты и некоторые сульфаты. Вступая в химические соединения с теми металлами, которые всегда находятся в почвах, ионы хлора и сульфат-ионы образуют токсичные химические вещества, поступают в растения, разносятся ветром в виде аэрозолей и пыли, попадающие в легкие людей. Недаром весной, после таяния снега, многие начинаю страдать аллергическими и легочными заболеваниями, усиливаются приступы астмы… Это дело «рук» химреагентов… И конечно тех, кто их весьма интенсивно применяет зимой.
                Могут спросить, и наверняка спросят – а как же без соли, ведь будет скользко! Мол, будем же падать, ломать руки-ноги-головы. Да, вообщем-то, и с солью падают…
                Давно уже и в Финляндии, и в Швеции, и в Норвегии, и в Северной Германии, Канаде и в США, там, где тоже выпадает снег, практически отказались от солевых реагентов, а если они и используются, то в крайне ограниченных количествах, и только в определённых местах, например на взлетных полосах аэропортов.
                В основном в дело идет гранитная или иная каменная крошка, гравий…. Да и снег там убирают часто и чисто, не давая ему возможности смерзаться до льда. Дворники работают…
                И ещё несколько слов о соли… Дело в том, что кроме натрия, хлора, сульфатов и других достаточно токсичных элементов и химических соединений, в противогололёдных реагентах может присутствовать и целый «букет» различных металлов – свинец, кадмий, ртуть, бериллий и т.д., а также  мышьяк. При использовании в пищевой или химической промышленности соли очищают, а при использовании для борьбы со льдом? Вряд ли. Тем более не исключено, что «в целях экономии» используются отходы, «хвосты» соляных производств, отвалы, где отдельные токсичные химические элементы и их не менее токсичные соединения, из-за специфических техногенных геохимических барьеров могут интенсивно накапливаться.
                В Москве, особенно в центре города выявлены «аномальные зоны» концентрации токсичных металлов и их соединений, в несколько сотен и даже тысяч раз превышающие средние концентрации в горных породах или почвах – свинец, кадмий, медь, никель, ртуть, стронций и т.д.  И это связано не только с автотранспортом, промышленными и бытовыми выбросами, но и с неразумным, неграмотным использованием солевых реагентов.
                Сейчас на дороги Москвы (да и других городов) высыпается и выливается сотни тонн различных противогололёдных реагентов, и если дело так пойдет и дальше, то «отцам» города впору будет разводить верблюдов...