гейзер Био 341 для железистой воды, добавить, гейзер официальный сайт.
             Электронный журнал BioDat

Не охранять, а жить в горах

Система ведения сельского хозяйства и традиционного природопользования в рамках кооперативов крестьянских хозяйства или других научных, производственных предприятий,  учебных заведений или общин в горных условиях.
 

В.П. Орлов, директор АЛТФ ЦСБС СО РАН “ГАБС”

             О новом подходе к охране природы и устойчивом развитии  на базе традиционного природопользования с оптимальным использованием ресурсного потенциала уязвимых горных экосистем  с учетом агроэколгического зонирования по водосборным комплексам на примере Природно-хозяйственных парков (ПХП) и первом из них ПХП “Чуй-Оозы”. Не охранять, а жить в гармонии с природой.

            Почему нет закона для горных территорий?
            В конце прошлого тысячелетия в маленькой книжке под названием “Мы аборигены” была выдвинута крамольная гипотеза о  двух направлениях  в отношении создания особо охраняемых природных территорий (ООПТ). 1) “космополитное” - это направление отстаивают люди неравнодушные к природе и готовые сохранять ее везде и всюду совершенно не связывая ее с людьми живущими на ней; 2) “аборигенное” - это направление отстаивают люди глубоко привязанные корнями к своей родной земле или по научному экосистеме. Там же поставлены странные вопросы по отношению к ООПТ.  Надо ли создавать дополнительные ООПТ в республике, где уже более 20% территории отнесено к особо охраняемой. А если создавать, то для кого? И где тогда жить коренному населению?
             Поиск ответов на эти вопросы и дальнейшее развитие гипотезы об аборигенизме и космополитизме в различных аспектах нашей жизнедеятельности привел нас к мысли о создании новой модели природопользования  на базе традиций предков коренного населения Алтая.
             Оказывается, не только мы занимались поиском путей возврата к истокам жизни наших предков в гармонии с природой. В Саха-Якутии, Ямало-Ненецком национальном округе региональными законодательными актами создаются “территории традиционного природопользования”. В Хакасии учеными Красноярского университета предпринималась попытка разработки проекта “этно-географического региона”.  В Республике Тыва на базе заповедника “Убсунурская котловина” велись научные исследования по эколого-этнической хозяйственной деятельности. Имеются подвижки и на федеральном уровне по укреплению законодательной базы территорий традиционного природопользования.
             Теперь мы смотрим на эту проблему гораздо шире. С точки зрения экологической, экономической и социальной. Мы не претендуем на особое мнение и исключительность наших суждений. Мы только обращаем внимание людей на необходимость сохранения экологической ниши для тех, кто в силу генетических, нравственных, религиозных, социальных обстоятельств не может приспособиться к другим условиям существования. Мировое сообщество обратило внимание на эту проблему и признало особую значимость гор и горцев в жизни всех людей, объявив 2002 год годом гор. Разделяя эту точку зрения, попытаемся предложить бесконфликтный путь сосуществования аборигенов и космополитов. Но для этого люди с космополитным типом мышления должны признать право на существование аборигенного типа мышления и образа жизни, не вписывающегося в стандарты потребительского общества.
             Этот путь привел нас к модели, сочетающей сохранение природы с активным образом жизни в горах - природно-хозяйственный парк (ПХП).  ПХП – это  особо охраняемая природная территория,  и одновременно хозяйственная структура. Это участок горной местности, являющийся экологической нишей прежде всего для коренного сельского населения. Здесь разрабатывается и проводится комплекс мероприятий по сохранению и улучшению имеющихся экосистем, и в то же время осуществляется традиционное природопользование. В зависимости от направлений этого пользования,может быть несколько типов ПХП. Уже действуют модельные ПХП сельскохозяйственного и этно-культурного профиля, отрабатывается модель туристско-экскурсионного ПХП, обозначились перспективы создания ПХП лесохозяйственного направления.
             Путь по которому мы пришли к этой модели, был тернист и нелегок. Попытаемся его воспроизвести для облегчения желающим создания условий гармоничного сочетания человека с природой. Но следует предупредить, многим придется разочароваться в том, что жизнь в горах - это не всегда восторг и восхищение красотами природы.
             Начнем с элементарного анализа существующей обстановки и  законодательной базы, которая совершенно не считается с природой гор. Попытаемся  обосновать  смену курса природопользования не только с экономической точки зрения,  а прежде всего с психологической. Подтвердить что, возрастающая антропогенная нагрузка сказывается прежде всего на горные   экосистемы. Как сочетать  смену форм собственности и образ жизни в современных условиях с древними традициями предков. Наглядно показать основные направления новых форм природопользования их преимущества и устойчивость, стратегию хозяйственного использования природного потенциала в рамках экологических нормативов и изменяющихся рынков товаров с учетом  диверсификации производства. Предложить  многоступенчатую систему обучения и формирования образа жизни в гармонии с природой.
             Недавно изданное  в г. Горно-Алтайске “Руководство по планированию и управлению горными охраняемыми территориями”  в переводе Ю.П. Баденкова (2005), подтверждает необходимость считаться с аборигенным населением гор и позволяет устойчивое использование природных экосистем. Однако речь идет опять же только об особо охраняемых природных горных территориях, а нам то надо еще жить в этих горах, заниматься сельскохозяйственным производством, нормально питаться, иметь какие-то элементарные блага, утилизировать отходы привезенные с равнинных территорий, сохранять хрупкую природу гор и не заикаться о каких то особенностях этих территорий. Из Москвы видней: Сельскохозяйственные угодья не могут быть ООПТ, а на особо охраняемых территориях нельзя заниматься сельским хозяйством. Закон не позволяет сочетать такие вещи. Кто же пишет такие законы и для кого? Во всяком случае не для жителей гор. Попытались мы внести в республиканский закон новую категорию ООПТ и назвали ее природно-хозяйственный парк, но не хотят признать ее юристы, потому что нет такой категории в Российском законе об ООПТ и нельзя сочетать хозяйственную деятельность  с охраной природы. И все только потому что охрана ООПТ находится под крышей ведомства Минприроды, а хозяйства под крышей Минсельхоза. И висит над нашей поправкой к республиканскому закону об ООПТ, домоклов меч межведомственных распрей,  над которыми не властен даже сам президент. В такой обстановке природно-хозяйственные парки  пытаются выжить  и найти свою нишу в огромной стране, где нет места аборигенному мышлению, и нет законов считающихся с людьми и  природой гор.
             Такое мрачноватое введение к нашей публикации не уменьшает нашего энтузиазма довести до сознания чиновников идею о возможности сочетания охраны природы с ее активным использованием на всех видах земель находящихся в частной, муниципальной и государственной собственности. А главное обобщить опыт и объединить усилия  людей с аборигенным мышлением в борьбе за признание статуса горных территорий и добиться издания законов, признающих этот статус де юрэ, де факто кое-что уже сделано. О чем мы поведаем в следующих главах на конкретном примере созданного и нормально функционирующего Природно-хозяйственного парка “Чуй-Оозы”.
 

 Выбор или подбор хозяйства, людей и земли.

             Летом 1996 года на стоянке под красивой горой Ак-узек экспедиция Алтайского филиала ЦСБС СО РАН “Горно-Алтайский ботанический сад” сделала остановку для поиска редчайшего растения этих мест Брахантемум Баранова и познакомилась с хозяевами  стоянки Михаилом Ивановичем и Галиной Михайловной Топтыгиными. Одного из авторов этих строк поразила любознательность этих людей и их любовь к родной земле. Разговорились и выяснили, что нас объединяет одна и та же идея сохранить этот каменистый,   жестковатый пейзаж, с его уникальными аборигенными растениями для всех последующих поколений семейства Топтыгиных в таком экологическом состоянии, в котором он им достался от потомков  тысячелетия живших на этой земле и оставившие им на память наскальные рисунки. Они как будто говорили: любуйтесь и храните для потомков. А как сохранить? Если Чуйский тракт расширяется, нагрузка на природу растет, да и для себя и для детей надо создать нормальные бытовые условия. Создать очередную особо охраняемую  природную территорию, а где тогда самим жить? Есть мировой опыт создания на больших площадях резерватов с ядром биоразнообразия, буферной зоной и зоной хозяйственной деятельности, это Севильская стратегия (1995), но в России таких территорий нет. К полуночи идея оформилась в природно-хозяйственный парк, где можно жить и сохранять природу на небольшой горной территории. Мы не знали тогда, что нас ждут впереди  долгие мытарства по департаментам и ведомствам, некоторые из них по сей день и слышать не хотят об ПХП. В российском и республиканском законах об ООПТ такой категории нет. Только в последних публикациях Всемирной  комиссии по охраняемым территориям (WCPA) МСОП при ООН, есть категории охраняемых территорий, в которых разрешается сохранение через активное использование и устойчивое использование земель. (Приложение 1). Но Комиссии ООН нашим чиновникам и юристам не указ.
             На первом этапе мы определились  с площадью территории, которую  могла взять под охрану семья Топтыгиных в дополнение к их собственным землям, принадлежащим крестьянским хозяйствам, входящим в кооператив “Чуй-Оозы” (СПК), возглавляемый Галиной Михайловной Топтыгиной. Это водосборные комплексы урочищ Ак-узек и Сайсу- Кат на землях госземзапаса Бичикту Кая на площади 810 га, которые были арендованы кооперативом “Чуй-Оозы” для сельскохозяйственного производства. По данным земельного комитета, на этом участке для сельскохозяйственного использования пригодны только 67 га, остальная площадь представлена скалами, галечником и каменистой поверхностью. Таким образом семья Топтыгиных обзавелась охраняемой территорией, на которой началось воплощение идеи жить на земле сохраняя ее для потомков. Де факто парк был создан и назван именем кооператива “Чуй-Оозы”.
            Разместился  ПХП “Чуй-Оозы” (рис. __) на площади 1000 га, где сливаются важнейшие водные артерии Горного Алтая – реки Катунь и Чуя, притоки которых характеризуются ледниковым и снежно-ледниковым питанием. Удивительный ландшафт на стыке высокогорной полупустынной Чуйской котловины и Катунской долины с террасовыми ступенями (следы аккумулятивной деятельности рек) обрамляют с юго-восточной стороны отроги Теректинского и Южно-Чуйского хребтов, с северо-западной - отроги Курайского и Айгулакского хребтов с высотами 1300-2500 м над уровнем моря.  Климат здесь - резко континентальный, сухой, отличается высокой солнечной инсоляцией (около 2600 часов в год). Для него характерны суровая и бесснежная зима, сравнительно жаркое, сухое, но короткое лето. Весна и осень - короткие. Особенностью климата являются поздние весенние и ранние осенние заморозки, а также резкие колебания  абсолютных и суточных температур. Среднегодовая температура равна -7,2*С. Почвы представлены в основном каштановой и светлокаштановой разностями, что предопределяет степной тип растительности с преобладанием сообществ кустарниковых, полукустарниковых и многолетних травянистых растений способных выдержать такой суровый экстрим погодных колебаний. Растительные сообщества  представляют собой сложный комплекс склоновых полукустарничковых опустыненных степей и мелкодерновинных сухих степей межгорных аридных котловин, конусов выноса и прилегающих склонов.  (Седельников, 1997). Условия далеки от комфорта, но это родная земля.
             Что же изменилось в жизни крестьянского кооператива? Прибавилось забот и хлопот по документальному юридическому оформлению  новой формы ООПТ. Работа велась сразу в нескольких направлениях. На месте закладывались питомники и велось зонирование территории. В районе оформлялись документы  на земельные участки и расширение производства традиционной продукции. На республиканском уровне велась работа с ведомствами Правительства и комитетами по юридическому оформлению и созданию законодательной базы ПХП. Наряду с созданием ПХП “Чуй-Оозы”, поступили предложения с мест по оформлению еще трех парков с другими направлениями  в природопользовании в Усть-Коксинском и Усть-Канском районах.
            Для такой большой работы в соответствии с Соглашением о сотрудничестве между Правительством Республики Алтай, Государственным комитетом РФ по охране окружающей Среды и Президиумом СО РАН от 15.12 1998 г. Алтайский филиал СО РАН “Горно-Алтайский ботанический сад” было предложено преобразовать в базовый научный Центр для проведения согласованных работ по сохранению природы Республики Алтай как горной территории с уникальным биоразнообразием. В этом центре и дорабатывать различные модели ведния хозяйства “Природно-хозяйственный парк” (ПХП). Первая модель на базе межфермерского кооператива “Чуй-Оозы”  начала действовать  по принципу биосферного резервата (Севильская конвенция).
На территории Онгудайского района была сделана еще одна попытка в урочище Сальдьяр на пл. 2 га, где закладывался опыт по такой же модели землепользования  на базе крестьянских хозяйств размещенных в водосборном комплексе Сальдьяр. В это же время(14.03.1999) велись работы по осуществлению другого проекта оригинальной    программы  создания Каракольского этнокультурного парка и научно-исследовательского духовно-эколгического центра “Школа Экологии Души “Тенгри”.
            16.04.98. принято Постановление Правительства Республики Алтай № 95 “О разработке модели ведения  хозяйства "Природно-хозяйственный парк" (ПХП) на базе традиционного природопользования с оптимальным использованием ресурсного потенциала уязвимых горных экосистем”. Начаты работы по осуществлению  программы создания ПХП и их внедрению в других районах. На базе Усть-Коксинского УПК ПУ-2 под научным руководством ученых ГАБС и ГАНИИСХ были заложены опыты контуно-мелиоративного устройства севооборотов и питомник для выращивания посадочного материала новых культур для многоцелевого использования на лекарственные, кормовые, пищевые и мелиоративные цели.
            Таких модельных хозяйств было подобрано несколько, для каждой из  природно-климатических зон, где отрабатывается новая методика проектирования, которая позволит  усовершенствовать некоторые приемы внутрихозяйственного землеустройства, на базе конкретного хозяйства проводится агроэкологическое зонирование территории на принципах биосферного резервата (Севильская стратегия), состоящего из трех частей: ядро биоразнообразия, буферная зона и зона традиционного хозяйствования. Хотя этими принципами местное население пользовалось всегда. С древнейших времен территория Горного Алтая условно была разделена на владения родов (сеоков) “от такого-то хребта до такого” , в свою очередь внутри этих владений территория подразделялась на межгорные и речные долины и лога (кобы) — на семейные владения. При всем этом стабильных границ, разделов не было, так как в условиях горных экосистем это было нереально.  Существовала система летних и зимних пастбищ. Во многих местах эти участки были разделены сотнями километров и небезопасной дорогой через перевалы.             Стабильность родовых владений зависела от многих причин: экономических, политических, экологических, климатических и других. Но категория “кобы” существовала всегда, являясь первичной ячейкой как в экосистеме, так и в социальной организации. Использование хозяином этого “кобы” (который является еще и водосборным комплексом первичной категории), осуществлялось следующим образом: границей его территории был естественный водораздел, который проходил по хребту (сын); вершина горы — это место поклонения, где нельзя охотиться, пасти скот и т.д.         Говоря современным языком, это было “заповедное место, ядро биоразнообразия”, местообитание диких животных, некоторые из них сегодня занесены в Красную книгу (алтайский архар-кочкор, снежный барс-ирбис, манул).     Объясняется это тем, что вершины гор являются своего рода резервуаром влаги, своеобразной губкой, в которой накапливается влага для обеспечения всей долины. Ниже располагаются альпийские и субальпийские  луга, используемые только в летний период, и то выборочно, так как это экологическая ниша  растений-эндемиков, многие из которых на сегодняшний день занесены в Красную Книгу республиканского, российского и международного уровня.  Эти территории имели статус, аналогичный современному “заказнику”. Их территория, была частично включена в хозяйственную деятельность, но таким образом, что ее экосистема может самовосстановиться - ее можно сравнить с “национальным парком” или “буферной зоной”. Следующий еще ниже участок можно отнести к территории интенсивной хозяйственной деятельности, где располагаются постройки хозяйственного и жилого назначения, заготавливается дрова, пасется скот, земля может обрабатываться, но и здесь существовала щадящая система землепользования.
            Такая типичная модель ПХП и получилась на базе межфермерского кооператива “Чуй-Оозы”, где сочетаются принципы биосферного резервата Севильской стратегии с традиционными алтайскими обычаями. Далее  здесь  проводится агроэкологическое зонирование территории принадлежащей кооперативу и прилегающих к ней земель госземзапаса и гослесфонда с выделением ядра биоразнообразия узких палеоэндемиков Алтая Брахантемум баранова (Brachanthemum baranovii), Гюльденштедтия цельнолистная (Gueldenstaedtia monophylla), Дендрантема выямчатолистная (Dendrantema sinuata), занесенных в Красные книги РФ и РА, представляющих большой интерес для  науки и, может быть, всего человечества, так как полезные свойства их еще не изучались и их потенциал неизвестен, следовательно, ценность, которую они могут иметь для человечества тоже неизвестна. Вокруг этого ядра сформировалась буферная зона с щадящим использованием биологических ресурсов, далее на периферии ПХП (резервата) располагается зона традиционного хозяйствования.  При этом сохраняется не только среда обитания, а так же режим использования растительного сообщества. Равномерно заполняются экологические ниши водосборных комплексов домашними и дикими животными.
            Этот период становления выдержали далеко не все хозяйства, слишком тяжка была ноша с огромным трудом зарабатывать себе на хлеб насущный да еще охранять и сохранять природу без всякой поддержки.  В это время были разработаны и утверждены правительством типовые положения и устав ПХП. И уже первые пробы использования этих документов  в практике ПХП ”Чуй-Оозы” столкнулись с очень серьезными проблемами взаимоотношения частной и государственной собственности на землю и другое имущество. Однако жизнеспособность новой модели не только сохраняется вот уже семь лет, но и появляется уверенность  людей в устойчивости фундамента, на котором строится система их    благополучия. Об этом поговорим в следующих публикациях.

Работа ПХП “Чуй-Оозы”
сочетание интересов частных и государственных

             С 11 по 24 ноября 2004 года представители организаций по  охране окружающей среде Алтая посетили самый крупный в США Природный Парк "Адирондак".   У представителей Алтая большой интерес вызвал механизм выкупа определенных прав Парком у частных землевладельцев так называемых "экологических сервитутов" (environmental easements), который вносит ограничения на экономическое освоение территорий парка.
            Природный Парк Адирондак был создан в 1892 году на территории штата Нью-Йорк. Природные, биологические ресурсы гор Адирондак были на грани полного уничтожения из-за лесозаготовительных работ частных компаний. Штат начал выкупать частные земли и вводить жесткие экологические ограничения на вырубку лесов на территории парка. Таким образом, появились земли общего пользования, принадлежащие штату. На сегодняшний день 50% земель парка являются государственными, а остальная половина принадлежит частным владельцам.  Как сочетаются эти владения, может ли природный заповедник - в какой-то степени - быть коммерческим предприятием, то есть существовать не только на деньги налогоплательщиков - будь они из этого штата или из других. Насколько это в принципе совместимо с природоохранной деятельностью - безусловно, доминирующей в любом подобном случае?     Могут ли ужиться на одной заповедной территории частные владельцы земельных участков и государственные структуры - причем так, чтобы, с одной стороны, и у тех, и у других не ослабевал интерес к собственной деятельности, а с другой - чтобы эти интересы не противоречили друг другу? В заповеднике "Адирондак" побывал журналист Владимир Морозов и попытался найти ответы на эти вопросы потому что  там эти интересы так переплетены и разнообразны, как ни в каком другом из природных заповедников США.
             "Адирондак" - необычная смесь частных и общественных интересов,  карта заповедника  - как лоскутное одеяло различных земельных владений. Каждый год парк тратит 10-20 миллионов долларов на приобретение для себя новых земель. А Конституция штата запрещает корпорациям и частным лицам что-либо строить на заповедной земле. Но даже на принадлежащей им территории они не могут ничего делать без специального разрешения  Управления заповедника "Адирондак". Оно должно проверить, не повредит ли строительство окружающей среде.  Лоскутное одеяло земель, принадлежащих штату, корпорациям и частным лицам, рождает не менее уникальное лоскутное одеяло мнений и интересов.
            Столетие законно сочетаются частные и государственные интересы на строго охраняемых и интенсивно используемых землях, принадлежащих разным владельцам в одном, отдельно взятом, штате  США. А в России из Москвы шлют циркуляры фискальным органам в регионы о невозможности сочетания охраны природы с сельским хозяйством даже на одной горе Ак-Узёк, где растет редчайший кустарник в мире Брахантемум Баранова и пасутся племенные козы крестьянского хозяйства “Кайрал”.  К счастью, эти живые организмы (козы и кустарники)  не знают указаний чиновников из Москвы и других ведомств,  о том что им нельзя быть вместе, потому что они подчинены разным департаментам: один приодоохранному (т.е. ООПТ), а другой сельскохозяйственному (частному крестьянскому хозяйству). Знали бы, давно разбежались и погибли: одни с голоду в зимний период тебеневки, когда все покрывается снегом и кроме веточек кустов Брахантемума пожевать-то нечего; другие от избытка этих веточек, которые по своей, генетически сложившейся, биологии, специально отращиваются в большом количестве, чтобы их культурно зимой обрезали козы.  Природа устроена гораздо разумнее, чем думают представители разных ведомств. Хочется надеяться что когда-то будет достигнуто и в России понимание и объединение усилий разных ведомств между собой. Как-никак, второе столетие началось со времен Н.В. Гоголя, который весьма критически относился к департаментам и ведомствам.
            Доказательством того, что в отдельно взятом горном регионе возможно успешное сочетание природоохранной и сельскохозяйственной  деятельности на территории принадлежащей разным владельцам, служит ПХП “Чуй-Оозы” вот уже на протяжении восьми лет гармонично сочетаются частные и государственные интересы, причем так, что, с одной стороны, и у тех, и у других не ослабевает интерес к собственной деятельности, а с другой - что эти интересы не противоречат друг другу. Необходимо уточнить, что фактическое создание ПХП ”Чуй-Оозы” относится к 1997 году, а юридическое оформление происходило несколько иначе.  После  принятия Постановления Правительства Республики Алтай № 95 16.04.98.“О разработке модели ведения  хозяйства "Природно-хозяйственный парк" (ПХП) на базе традиционного природопользования с оптимальным использованием ресурсного потенциала уязвимых горных экосистем”, наряду с формированием структуры ПХП на базе СПК “Чуй-Оозы”, велась подготовка дополнения к Закону РА “Об особо охраняемых природных территориях и объектах Республики Алтай”. (Приложение 3). 12.09.2001 это дополнение было принято в форме Закона Республики Алтай №24-60 (Глава 15. статьи 44-46). Таким образом появилась новая категория ООПТ не имеющая аналога в Российском законе об ООПТ, но допустимая на региональном уровне. От всех других категорий ПХП отличаются  тем, что они создаются не столько  для охраны природы, сколько для сохранения образа жизни и поддержки традиционных, экологически устойчивых форм природопользования. Эта категория, по классификации Всемирной комиссии по охраняемым территориям МСОП соответствует шестой категории: “Устойчивое использование природных экосистем (охраняемые территории используемых ресурсов)”. В мировой практике допускается сочетание природоохранной и хозяйственной деятельности, а в России, почему-то, эта практика ставится под сомнение.
             17.05.2001 года Правительство РА принимает Постановление №141, о втором этапе разработки модели ведения хозяйства “Природно-хозяйственный парк”. В это же время Правительством утверждается типовое положение о ПХП, в нем более подробно регламентируется деятельность и взаимоотношения ПХП и хозяйств на базе которых они формируются (Приложение 4). 26.07.2002 Постановлением Правительства №195 официально создан ПХП “Чуй-Оозы”, директором которого была назначена Руслана Михайловна Топтыгина. В этот  период на всей территории проводилось изучение растительного покрова, агроэкологическое зонирование, закладка лесополосы и питомников. В ходе  изучения флористических ресурсов территории ПХП были выявлены значительные запасы сырьевых растений. Всего же в границах ПХП зарегистрировано 403 вида сосудистых растений, относящихся к 208 родам и 64 семействам. Такое флористическое многообразие сравнимо с флорой крупного региона. Запасы лекарственных, пищевых и технических растений позволяют рассчитывать на значительное пополнение финансовых средств СПК. Определены запасы ценных лекарственных растений: Панцерии шерстистой, тимьяна ползучего, зизифоры клиноподиеволистной, эфедры хвощевидной. Большой интерес представляют три вида полыней как источники эфирных масел. Имеются запасы пищевых растений: смородины темнопурпуровая (казылган), крыжовник обыкновенный, лук алтайский, ревень алтайский).
             Было проведено агроэкологическое зонирование территории на площади 1000 га. Из 35 типов экосиситем Алтае-Саянского горного региона (Седельников, 1998) на исследуемом участке обнаружено десять. В процессе зонирования на известковых отложениях с выходом известняков с отсутствием почвенного покрова были обнаружены участки с реликтовыми растениями Brachanthemum baranovii, Dendranthema sinuatum, Gueldenstaedtia monophylla. По всем ассоциациям были сделаны описания. (Приложение 4). По последним обследованиям  на территории ПХП «Чуй-Оозы» установлены места обитания  семи видов редких и исчезающих растений, в т.ч. трех узких эндемиков Центрального Алтая. (Brachanthemum baranovii или B. krylovianum, Hedysarum tshuense, Alfrediia nivea, Dendranthema sinuatum, Gueldenstaedtia monophylla,  Tulipa uniflor,. Saussurea jadrinzevii Kryl.). Все они размещаются на территории  ядра биоразнообразия. На основании различных методик и расчетов в пределах парка «Чуй-Оозы» выделены следующие функциональные зоны с различным режимом охраны и пользования с учетом природных, экологических и историко-культурных особенностей:1.Ядро биоразнообразия. Зона площадью 16 га, где произрастают 7 видов редких и исчезающих растений, и  в пределах которой запрещена любая хозяйственная и рекреационная деятельность, приводящая к изменению экологических условий или сокращению биоразнообразия. 2. Буферная зона  площадью 539 га, обеспечивающая условия сохранения природных комплексов, объектов и памятников историко-культурного наследия алтайцев в пределах которых допускается строго регулируемое посещение и ограниченное ведение хозяйствования. 3. Зона традиционного хозяйствования  площадью 228 га, в пределах которых допускается выпас скота, ведение экскурсионной, туристической деятельности и интенсивного хозяйствования.
            В зоне интенсивного хозяйствования укрепляется сельскохозяйственный производственный кооператив (СПК) “Чуй-Оозы”. В его состав входят четыре крестьянских хозяйства: “Кайрал”, “Орион”, “Катюша”, “Каргана” со своими земельными наделами.  На месте домика чабанской стоянки выросли десять домов, гостиница, баня, кафе и аил с национальной кухней. Парк автомобилей и сельскохозяйственной техники насчитывает более десятка единиц. Построены гараж и животноводческие помещения для двух тысяч мелкого и 110 голов крупно-рогатого скота. Имеется 60 голов свиноматок. Созданы рабочие места для местного населения обеспечивающие твердый постоянный заработок.  Так вот, без законодательной базы, на голом энтузиазме, гармонично сочетаются частные и государственные интересы, причем так, что, с одной стороны, и у тех, и у других не ослабевает интерес к собственной деятельности, а с другой - что эти интересы не противоречат друг другу.
            Но для правительственных чиновников это не резон. И точно по Гоглю: “Да как Вы смеете! Да кто Вам позволил!” ... в декабре 2004 года отменили собственное постановление о создании ПХП “Чуй-Оозы”, попутно закрыв  и все другие парки ООПТ Республики. Теперь пытаемся как-то восстановить, но увы! никто не знает под чьим ведомством будут находиться  эти ООПТ.

В.П. Орлов
Алтайский филиал ЦСБС СО РАН “Горно-Алтайский ботанический сад”
с.Камлак, Шебалинского района.
Р.М. Топтыгина
Природно-хозяйственный парк “Чуй-Оозы”,  Сельскохозяйственный Производственный кооператив, ур.Акузек, Онгудайского района